наверх
АЛЕКСАНДРОВ ИВАН КИРИЛЛОВИЧ
30 декабря 2006

Иван Александров в образе. ФотографияРодился 18 апреля 1982 года, в Москве, в семье художников (отец — скульптор, мать — архитектор). С 1996 года занимался в частных студиях И.П.Захаровой, Р.Г.Дмитриева, О.В.Давыдовой. В 1999-2004 гг. учился в Московском государственном университете печати на факультете художественно-технического оформления печатной продукции у А.Б.Коноплёва. Дипломная работа — шрифтовая гарнитура «Заумь» — была удостоена «Диплома Родченко». Сотрудничает с издательствами «Самокат», «Жираф». Преподаёт в Университете печати книжный дизайн. Состоит в содружестве независимых художников «Волшебная пила».

Обложка сборника стихов А.Гиваргизова «Мы так похожи». Худож. И.АлександровПервая же значительная работа Ивана Александрова привлекла к нему пристальное внимание как со стороны искушённых специалистов, так и простых книголюбов. Выпущенный в 2006 году московским издательством «Самокат» сборник стихов Артура Гиваргизова «Мы так похожи», оформленный самобытными (вырезанными из картона) работами молодого художника, был удостоен Почётного диплома и медали в номинации «Художественная иллюстрированная книга» на ежегодном Всероссийском конкурсе «Алые паруса» и получил «Золотое яблоко» на Международном Биенале Иллюстрации в Братиславе.

Наряду с иллюстрированием художник работает как книжный дизайнер.

«Разочарование в традиционных формах изобразительного искусства, возникшее во мне к концу обучения в университете, — говорит Иван Александров, — во многом способствовало поиску новых средств художественной выразительности. Хотя первоначально я и подумать не мог, что займусь книжной иллюстрацией. Работа дизайнера (подлинного «художника книги») и типографа казалась намного честнее, объективнее. Рисование же, набившее оскомину за время учёбы, казалось, осталось в прошлом. Да и вправду, в том виде оно для меня больше не существует. Книга как предмет, как единый живой организм со всем его внутренним пространством, интересна мне гораздо больше, чем глубокая проработка образа главного героя с полосной иллюстрации «в рамочке», завёрстанная скучающим верстальщиком.

Поймите меня правильно, иллюстрированная книга — не сборник качественных репродукций станковой графики. Это единый мир, начиная с обложки и кончая знаком «тире», затерявшимся где-то в тексте.

Потоковая работа иллюстратора равносильна для художника суициду. По крайней мере, для меня».

Алексей Копейкин