наверх
КАРАЗИН НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ
06 февраля 2004

ЗАБЫТЫЕ ПУТЕШЕСТВИЯ


Он старался запечатлеть карандашом и красками всё,
что посылало ему Провидение, а когда возможности
иссякали, отыскивал новые сюжеты.

Редьярд Киплинг. Свет погас

 

Николай Николаевич Каразин. ФотографияНиколай Николаевич Каразин (09.12.1842 — 19.12.1908) — русский писатель, автор шести романов, многочисленных повестей, рассказов и сказок. При этом — художник-иллюстратор, один из учредителей «Общества русских акварелистов», член Академии художеств. Одним из первых наших художников полностью посвятил себя иллюстрации, рисуя не отдельные картинки к литературным произведениям, но стараясь передать «строй», «стиль» книги. Кроме того, Каразин был первым русским художником, который, как Гюстав Доре, рисовал кистью непосредственно на деревянной доске, создавая тоновые гравюры на дереве.

И прекрасный художник, и замечательный писатель… Но как же непрост был жизненный путь этого талантливого и беспокойного человека! Первоначально Николай Каразин вовсе не собирался быть художником и писателем. Он окончил 2-й Московский кадетский корпус и некоторое время служил в одном из драгунских полков. Казалось бы, впереди его ждала успешная карьера военного… Однако уже в 1865 году молодой офицер вышел в отставку и поступил в Академию художеств в Петербурге. Два года он учился у художника-баталиста Б.П.Виллевальде. Рис. Н.Н.КаразинаПонемногу начинала налаживаться новая жизнь — жизнь художника, творящего свои картины в тихой и уютной мастерской.

Но не тут-то было. Деятельному молодому военному сложно было оставаться только художником. Проучившись два года, он уходит из Академии и, получив чин поручика одного из туркестанских линейных батальонов, принимает участие в походе против Бухарского ханства. Однако это было не формальное участие. Известно, что 2 июня 1868 года в бою на Зерабуланских высотах Каразин проявил «исключительную отвагу», стремительной атакой своего полубатальона задержав главные силы бухарского эмира (1). За это он получает орден, сражается дальше и… рисует. Рисует всё, что видит вокруг, — воюющих, раненых, умирающих солдат, места сражений…

Устав от войны, Николай Николаевич вторично выходит в отставку в 1870 году. На сей раз уже в чине капитана. Теперь всё свободное время он решает посвятить литературной и художественной деятельности. Он учится у французского гравёра Ф.Жилло. Начинает активно сотрудничать с журналом «Всемирная иллюстрация». Работает над оформлением книг Н.В.Гоголя, Л.Н.Толстого, И.С.Тургенева.

Однако этому удивительному деятельному человеку быстро наскучила тихая кабинетная жизнь писателя и иллюстратора. В 1874 и 1879 годах он принимает участие в научных экспедициях, организованных русским географическим обществом в Центральную Азию для изучения района Амударьи. В те годы фотография ещё не была так широко распространена, и экспедиция нуждалась в художнике, а кто мог подойти лучше бывшего военного и знатока Средней Азии?..

Рис. Н.Н.КаразинаКаразин делает множество набросков карандашом, пером и акварелью. И это не простые зарисовки. Многие их них позднее получают высокие награды на географических выставках в Лондоне и Париже.

Но и между этими научными экспедициями Каразин умудряется вести отнюдь не спокойный домашний образ жизни. В 1877-1878 гг. он участвует в сербско-турецких и русско-турецких войнах. Правда, уже не в качестве военного, а как корреспондент-иллюстратор. «Наравне с рядовыми надрывались, работали в поте лица газетные корреспонденты…», — писал Редьярд Киплинг в своем романе «Свет погас» о таком же художнике (2). Каразин запечатлевает всё вокруг. Чётко и точно его карандаш фиксирует все ужасы войны… И его фронтовые наброски с натуры воспроизводятся не только в русских, но и в зарубежных изданиях, принося автору мировую известность и как смелому корреспонденту, и как талантливому рисовальщику (3).

Но все войны рано или поздно кончаются. С 1880-х годов Каразин начинает более активно работать как книжный художник и как писатель.

В 1881 году выходит книга В.О.Попова «Дети» с 90 рисунками Каразина, некоторые из которых были размером 1-2 сантиметра (4). Затем Николай Николаевич работает над вторым томом книги «Родные отголоски», посвящённым Украине. Больше всего в этот период его занимает проблема взаимопроникновения текста и иллюстраций. Он рисует сложные буквицы, составленные из разных предметов, растений, людей, животных, порой чересчур увлекаясь и делая их неудобочитаемыми.

Рис. Н.Н.КаразинаВ 1883 году Каразин создаёт иллюстрации к повести Д.В.Григоровича «Гуттаперчевый мальчик», где экспериментирует уже с набором и рисунками. Так, на одном из разворотов книги через весь текст проходит изображение циркового бича, а на другом страницу пересекают канаты трапеции. Он пробует слить рисунок и текст в нечто цельное, «пусть даже ценою жертв с той и с другой стороны» (4). И это весьма смело для того времени — подобные игры конструктивистов начались почти через тридцать лет после эксперимента Каразина.

В 1886-м он пишет и иллюстрирует книгу «От Оренбурга до Ташкента», погружаясь в мир воспоминаний о путешествиях по Средней Азии. Эта книга — своеобразный справочник о том, как надо путешествовать, своими советами напоминающий современные туристические путеводители. Здесь и указания на то, что тарантас «должен быть крепок, удобочиним во всякой беднейшей кузнице и даже среди дороги, лёгок, устойчив, накатист, много вместим при этом», и рекомендации, что и когда лучше покупать и где останавливаться.

Одной из лучших книг Николая Каразина является детская сказка-путешествие «С севера на юг», вышедшая в 1890 году (5). Она написана в форме воспоминаний старого журавля о своём первом перелёте со стаей на зимовку из России в Африку. Это не только художественная сказка, но и книга по географии, знакомящая ребёнка с особенностями тех мест, через которые пролегает путь журавлиной стаи. Любопытно, что «Удивительное путешествие Нильса Хольгерссона с дикими гусями по Швеции» Сельмы Лагерлёф написано через семнадцать лет после «С севера на юг» — в 1906-07 гг. (6). И обидно, что путешествие Нильса известно во всём мире, тогда как путешествие журавлиной стаи Каразина забыто даже в нашей стране.

Рис. Н.Н.Каразина

Возможно, причиной такого забвения послужил заметный оттенок религиозности, который появляется в первой же фразе сказочного повествования: «Бог наградил меня очень хорошей памятью. Я помню себя и всё, что меня окружало, почти с первого дня моего рождения».

Затем, в шторм, герои книги попадают на корабль богомольцев, плывущих в Яффу, и люди отпускают птиц обратно на волю со словами: «Бог их спас и сохранил, и мы не посягнём на волю Господнюю…». Подобное мировоззрение оказалось ненужным после революции, так же как многие гуманистические принципы и наставления, встречающиеся в сказке. Например, после охоты на птиц на Днепре молодой журавль радуется, что все «наши» уцелели, хотя его отец негодует по поводу этой радости:

«— Наши, — передразнил папа, рассердившись совершенно неожиданно, — что такое «наши»? Все «наши», все одинаково должны быть «нашими» — это люди только выдумали, будто есть чужие и наши… есть разные породы, это правда; есть и разные интересы у пород, сообразно их свойств и привычек, а когда дело касается жизни и смерти, — это для всех одинаково…» Такие рассуждения были однозначно лишними в стране, где все делились на своих и чужих (7).

Рис. Н.Н.КаразинаИллюстрации Каразина в этой книге — изящная, мастерски отделанная графика, выполненная в лучших традициях XIX века: 6 хромолитографий, 5 фототипий и 99 рисунков в тексте. Художник предпринимает попытку решить книгу не отдельными листами, а разворотами. Возможно, не всегда одинаково удачно, но книга смотрится на редкость цельным, единым произведением. Есть в ней несколько неожиданных рисунков, когда оформитель изображает пейзаж или караван верблюдов с высоты птичьего полёта — ракурса очень необычного для детской иллюстрации того времени.

В 1895 году выходит ещё один детский сборник Н.Н.Каразина — «Мои сказки». Эта книга тоже богато иллюстрирована и содержит 8 литографий, 100 рисунков в тексте и портрет автора, гравированный на меди. Она посвящена внучке писателя Магде. В сборник входят разные по стилистике и сюжетам сказки: это и «картинки с натуры», которые представляют собой скорее рассказы, чем сказки («Волк», «Незнакомый след»); и религиозно-гуманистические сказки («Петька-зайчик», «Пожар»); и сказки о достижениях современного мира и техники («Пар богатырь»); и авторские пересказы старинных легенд, как, например, мистическая сказка «Колодец мира и жизни».

Безусловно, многое в рисунках и сказках Николая Николаевича сегодня может показаться нам, искушенным зрителям, простым и наивным. Мы больше знаем о художниках-иллюстраторах начала XX века. Однако именно книги Каразина стали одной из первых серьёзных удач в поисках русскими художниками своего стиля и места в мировой истории детской книги.

Рис. Н.Н.Каразина
ПРИМЕЧАНИЯ

1. Садовень В.В. Русские художники баталисты XVIII-XIX вв. — М., 1955. — С. 301.

2. Киплинг Р. Свет погас // Киплинг Р. Стихотворения; Роман; Рассказы. — М., 1998. — С. 403.

3. Коровиченко П.А. Николай Николаевич Каразин // Военная энциклопедия: Т. XII. — СПб., 1913. — С. 375-376.

4. Сидоров А.А. История оформления русской книги. — М., 1964. — С. 316.

5. Интересно, что в полном собрании сочинений Каразина, состоящем из 25-ти томов (СПб., 1905), под заголовком «С севера на юг» выходит другой роман. А сказка о старом журавле получает название «С верховьев Волги на истоки Нила» и помещается в один том с другими сказками под общим заглавием «Сказки деда бородатого».

6. Брауде Л.Ю. Сельма Лагерлёф и мир её творчества // Лагерлёф С. Собр. соч.: В 4 т. — Л., 1991-1993. — Т. 1. — С. 5.

7. В 1993 году эта книга была переиздана в издательстве «Московский рабочий». Однако вышла она на скверной бумаге с очень плохо воспроизведёнными иллюстрациями, да и по внешнему виду (мягкая двухкрасочная обложка) не шла ни в какое сравнение с роскошным изданием XIX века (плотная бумага, тиснёный золотом переплёт с изображением пяти журавлей).

Рис. Н.Н.Каразина

Дарья Герасимова