наверх
Ефремов И.А. Туманность Андромеды
23 ноября 2002

Ил. М.Ромадина к роману И.Ефремова «Туманность Андромеды»

Не только каждая эпоха имела свою утопию,

свою утопию имеет каждый народ,

даже больше — каждый мыслящий человек.

Герберт Уэллс

Должен признаться, что «Туманность Андромеды» я прочёл слишком поздно, чтобы раз и навсегда стать поклонником Ивана Ефремова. На фоне лучших произведений Стругацких и Брэдбери, Булычёва и Саймака, Толкина и Грина, моих тогдашних (да и теперешних) кумиров, ефремовские фантазии показались, помнится, тяжеловесными, надуманными, неестественными, порой до скрежета зубовного пафосными, а оттого попросту смешными. Раздражала очевидная умозрительность утопических построений писателя, иллюзорность его «свободного и справедливого» коммунистического общества, а главное, прискорбная безжизненность придуманного им мира, что не спасали ни дальняя космическая экспедиция, ни удивительные приключения звездолёта «Тантра» на планете Тьмы, ни столкновения членов экипажа с таинственными и зловещими «медузами». Ефремовские герои, по сути, были не людьми, но некими абстрактными «титанами духа», они не говорили, но — вещали, и сопереживать им, сочувствовать было невозможно. Кроме того, вызывали комический эффект диковинные их имена: Мвен Мас, Рен Боз, Пур Хисс, Эрг Ноор. Понятное дело, речь в романе шла о далёком будущем, когда многое наверняка станет иным, в том числе, и имена людей, как это в своё время представлялось Ефремову. Однако с момента публикации «Туманности Андромеды» (1957) сами фантасты (например, В.Н.Фирсов) успели вдоволь посмеяться над подобными ономастическими изысками. Рис. В.Смирнова к роману И.Ефремова «Туманность Андромеды»Рецептура проста: берём любое слово из двух или трёх слогов и получаем имя героя научно-фантастического произведения — ну, скажем, Вин Тик, Цир Куль, Каз Бек, Дыр О’Кол. А человеку, прочитавшему искромётный «Понедельник…» Стругацких, и вовсе могло показаться, что в главе про путешествие Саши Привалова в «описываемое будущее» объектом осмеяния братья сделали именно «Туманность Андромеды». Это, разумеется, было неправдой, ибо Стругацкие всегда относились к Ефремову с большим пиететом, а в своей замечательной повести пародировали не его, а бездарных его подражателей и эпигонов (в первую очередь, А.Л.Колпакова с его зубодробительной «Гриадой» и А.П.Казанцева с дурацкой Эоэллой из «Планеты бурь»), но, вольно или невольно, тень язвительной усмешки легла и на самого Ивана Антоновича.

Во многом «Туманность Андромеды», конечно же, устарела. И всё же, памятуя о словах Уэллса, вынесенных в эпиграф, я бы не стал торопиться сбрасывать её с корабля современности. Можно сколько угодно иронизировать над устойчивым словосочетанием «светлое будущее», однако не лучше ли вспомнить сейчас слова другого англичанина — Джона Голсуорси, который сказал: «Если вы не думаете о будущем, у вас его не будет». И задаться простым вопросом: раз уж мы хотим, чтобы наше будущее оказалось действительно «светлым», то как мы представляем себе это будущее? Не каким оно будет, прошу прощения за тавтологию, — пусть над этим бьются профессиональные футурологи, но каким оно должно быть, каким мы хотели бы его видеть — думать об этом есть неотъемлемое свойство всякого разумного человека. И «Туманность Андромеды» — прекрасный повод для размышлений на подобную тему.

 

Рис. В.Смирнова к роману И.Ефремова «Туманность Андромеды»

Библиография

Ефремов И.А. Собрание сочинений: В 6 т.: Т. 3: Туманность Андромеды: Роман; Повести / [Худож. Д.Шимилис]. — М.: Совр. писатель, 1992. — 447 с.

Из содерж.: Туманность Андромеды.

Ефремов И.А. Туманность Андромеды: Роман / [Вступ. ст. А.Казанцева; Худож. Б.Лавров]. — М.: Дет. лит., 1988. — 364 с.: ил. — (Шк. б-ка).

Ефремов И.А. Туманность Андромеды: Роман. — М.: Патриот, 1991. — 334 с.: ил.

Алексей Копейкин