наверх
Скотт В. Айвенго
19 мая 2003

 

Ил. А.Иткина к роману В.Скотта «Айвенго»Скотт Вальтер. Айвенго: Роман.

Время и место действия. Действие самого знаменитого романа В.Скотта происходит в Англии во время правления короля Ричарда Львиное Сердце, то есть в последнее десятилетие XII века.

Герои и события.

Из авторского предисловия 1830 г.:

«Имя Айвенго было подсказано автору старинным стихотворением. Всем романистам случалось высказывать пожелание, подобное восклицанию Фальстафа, который хотел бы узнать, где продаются хорошие имена. В подобную минуту автор случайно вспомнил стихотворение, где упоминались названия трех поместий, отнятых у предка знаменитого Хемпдена в наказание за то, что он ударил Черного принца ракеткой, поссорившись с ним во время игры в мяч:

Тогда был в наказанье взят
У Хемпдена поместий ряд:
Тринг, Винг, Айвенго. Был он рад
Спастись ценой таких утрат.

Это имя соответствовало замыслу автора в двух отношениях: во-первых, оно звучит на староанглийский лад; во-вторых, в нем нет никаких указаний относительно характера произведения».

«Опираясь на непринужденность отношений, которые автор завязал с читателями, он может, между прочим, упомянуть о том, что Окинлекская рукопись, приводящая имена целой орды норманнских баронов, подсказала ему чудовищное имя Фрон де Беф».

«Образ прекрасной еврейки возбудил сочувствие некоторых читательниц, которые обвинили автора в том, что, определяя судьбу своих героев, он предназначил руку Уилфреда не Ревекке, а менее привлекательной Ровене. Но, не говоря уже о том, что предрассудки той эпохи делали подобный брак почти невозможным, автор позволяет себе попутно заметить, что временное благополучие не возвышает, а унижает людей, исполненных истинной добродетели и высокого благородства».

Посвящение вымышленного антиквария Лоренса Темплтона вымышленному архивариусу Ионе Драйездасту приводится не во всех изданиях «Айвенго», но свидетельствует о том, что автор первых исторических романов отлично сознавал и силу, и слабость избранного им жанра:

«Писатель может себе позволить обрисовать чувства и страсти своих героев гораздо подробнее, чем это имеет место в старинных хрониках, которым он подражает, но, как бы далеко он тут не зашел, он не должен вводить ничего не соответствующего нравам эпохи; его рыцари, лорды, оруженосцы и йомены могут быть изображены более подробно и живо, нежели в сухом и жестком рассказе старинной иллюстрированной рукописи, но характер и внешнее обличье эпохи должны оставаться неприкосновенными <…>. Язык не должен быть сплошь устарелым и неудобным, но он, по возможности, должен избегать оборотов явно новейшего происхождения».

«Возможно, что я ввел мало таких бытовых черт и поступков, которые можно было бы назвать явно современными; но с другой стороны, весьма возможно, что я смешал нравы двух или трех столетий и приписал царствованию Ричарда I явления, имевшие место либо гораздо раньше, либо значительно позже изображенного мною времени. Я утешаюсь тем, что ошибки такого рода ускользнут от внимания среднего читателя <…>. Те же читатели, которым их обширные научные изыскания позволят строго судить мои промахи, проявят известную снисходительность именно в силу своего понимания всей трудности моей задачи».

Издания:

Скотт В. Айвенго / Пер. с англ. Е.Бекетовой; Худож. Н.Кривов. — М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2001. — 511 с.: ил. — (Б-ка приключений).

Скотт В. Айвенго / Пер. Е.Бекетовой; Худож. А.Рейпольский, И.Рейпольский. — СПб.: Лениздат, 1998. — 508 с.: ил.

Скотт В. Айвенго / Пер. Е.Бекетовой; Худож. А.Иткин. — М.: Росмэн, 1994. — 268 с.: ил.

Скотт В. Айвенго / Пер. Е.Бекетовой; Худож. И.Кусков. — М.: Дет. лит., 1990. — 413 с.: ил.

Светлана Малая