наверх
ТРИНАДЦАТЬ СКАЗОЧНЫХ ЗЛОДЕЕК
05 марта 2014

Влюбляясь в книжных героев и переживая за них, мы часто не задумываемся, кто же заставляет их устремляться к цели, преодолевать препятствия и на каждом шагу демонстрировать свои доблести. Конечно, злодеи! А ещё лучше — злодейки (в детских книжках их тоже достаточно). Мы выбрали 13 самых отпетых и обаятельных.

Снежная королева

«Она была так прелестна и нежна, но изо льда, из ослепительного, сверкающего льда, и всё же живая! Глаза её сверкали, как звёзды, но в них не было ни теплоты, ни покоя».

От неё не исходит ни зла, ни добра, лишь одно ледяное равнодушие. Равнодушие и одиночество.

snezhnaya-koroleva
Ил. В.Алфеевского к сказке Г.Х.Андерсена «Снежная королева»

Её называют Снежной королевой, потому что живёт она где-то в бескрайних снегах, и ещё потому, что от её дыхания умирают птицы, замерзают окна и даже сердца.

Она приходит только зимой, когда темно и окна от мороза покрываются ледяными узорами, — вот тогда можно увидеть, как она летит над городом в своей белоснежной карете…

Андерсен, Г. Х. Снежная королева : [сказка] / Г. Х. Андерсен ; [пер. с дат. А. Ганзен] ; рисунки В. Алфеевского. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2014. — 71 с. : ил.

 

Морра

О Морре муми-тролли впервые узнают от Тофслы и Вифслы: «Страслая и ужаслая!» — говорят маленькие иностранцы. В их чемодане хранится Королевский рубин, принадлежащий Морре, и она гонится за ними по пятам, чтобы заполучить драгоценный камень обратно. Тофсла и Вифсла трясутся от страха и пытаются укрыться в уютном Муми-доле.

morra
Ил. Т.Янссон к собственной повести-сказке «Шляпа Волшебника»

На самом деле Морра «не особенно велика и не особенно грозна с виду». По форме она похожа на носатую копну, у неё круглые, без всякого выражения глаза и множество чёрных юбок, которые свисают с неё, «как листья увядшей розы». Особенность же Морры в том, что она чудовище скорее в психологическом смысле, чем в физиологическом. Она — воплощённый иррациональный ужас перед вечностью и одиночеством, настолько угрюмая и злая, что её присутствия не выдерживает ничто живое. Трава и листья на деревьях покрываются льдом, земля замерзает и больше никогда не плодоносит, огонь, к которому она подходит погреться, — гаснет, и даже песок растекается, разбегается от Морры. Вселяющая лишь страх, омерзение и желание убраться подальше, Морра живёт в медленно текущем, никогда не заканчивающемся времени. Оно — единственное, что у неё есть.

По крайней мере до тех пор, пока в повести «Папа и море» Муми-тролль не соглашается иногда развеивать её одиночество своим приходом и светом штормового фонаря.

Янссон, Т. Муми-тролль и все остальные : [повести-сказки] / Туве Янссон ; [пер. со швед. В. Смирнова ; рис. автора]. — Москва : РОСМЭН, 2003. — 496 с. : ил.

Янссон, Т. Всё о муми-троллях : [повести-сказки] / Туве Янссон ; [пер. со швед. Л. Брауде, Н. Беляковой, Е. Паклиной, Е. Соловьёвой ; предисл. Л. Брауде ; худож. Т. Янссон]. — Санкт-Петербург : Азбука, 2004. — 878 с. : ил.

 

Баба-яга

Баба-яга — главное пугало русского детства: «Не будешь слушаться — баба-яга заберёт». В глубокой древности эта сверхъестественная бабка была сторожем между мирами. На краю глухого леса — избушка на курьих ножках, в ней — «на печи, на девятом кирпичи лежит баба-яга, костяная нога, нос в потолок врос… сама зубы точит».

baba-yaga
Ил. И.Билибина к русской народной сказке
«Василиса Прекрасная»

Но то страшное, над чем можно посмеяться, со временем теряет ужасный облик и характер. Так и баба-яга. В сказках она уже не столь страшна, как в древнем мифе. В детских книгах — и подавно. Художник Ольга Ионайтис в авторской книжечке «Русские суеверия» (М. : Благовест, 1992) описала и нарисовала её как «старушку вздорную и непредсказуемую». Марина Вишневецкая сделала юную бабу-ягу героиней своего романа «Кащей и Ягда, или Небесные яблоки» (М. : Новое литературное обозрение, 2004). А теперь Инна Гамазкова назначила её хранительницей Музея сказок, в котором собраны волшебные предметы и существа.

Гамазкова, И. Л. Музей Бабы-яги, или сказочная энциклопедия Кота Учёного / Инна Гамазкова. — Москва : Белый город : Воскресный день, 2013. — 272 с. : ил.

 

Чёрная дама

«Пётр приближался к своей цели.

Он уже видел маленькую круглую планетку, густо поросшую деревьями, кустами, лианами и цветами. Одновременно он заметил вдали чёрное облачко. Он сразу подумал: это Чёрная дама с кондором и со свитой воронов и грачей».

chyornaya-dama-middle
Ил. Н.Антокольской к «современной сказке»
З.Слабого «Три банана, или Пётр на сказочной планете»

Кто же эта демоническая личность, одно имя которой повергает в священный трепет обитателей сказочного космоса? Трудно сказать с уверенностью, кто она. По ходу действия Чёрная дама является мальчику Петру в разных обличьях, но истинное её лицо ужасно.

«Чёрная туча шипела и рычала. Пётр уже различал Чёрную даму на лёгкой колеснице, запряжённой воронами и грачами. Кондор летел над колесницей и яростно стрекотал».

У страха глаза велики, но если не бояться, верить в себя и быть добрым со всеми, кто встретится на пути к заветным трём бананам, можно справиться даже с таким воплощением зла.

Слабый, З. К. Три банана, или Пётр на сказочной планете : современная сказка / Зденек Карел Слабый ; перевод с чешского С. Пархомовской ; рисунки Н. Антокольской. — Москва : Самокат, 2013. — 160 с. : ил. — (Книга нашего детства).


Мышильда

Мыши такие маленькие… зато их так много! Сиятельная Frau Mauserinks — владетельница мышиного королевства, расположенного под печью, и большая любительница копчёных колбас. Нашему читателю, обожающему изысканное и прихотливое волшебство Гофмана, эта царственная дама известна под именем Мышильды. Она отомстит вам, жалкие люди, за нехватку колбасы, за непочтительность и мышеловки!

Вы не боитесь мышей? А зря.

myshilda middle
Ил. В.Алфеевского к сказке Э.Т.А.Гофмана
«Щелкунчик и Мышиный Король»

Гофман, Э. Т. А. Щелкунчик и Мышиный Король : сказка / Э. Т. А. Гофман ; [пер. с нем. И. Татариновой] ; рисунки В. Алфеевского. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2014. — 128 с. : ил.


Анидаг

«Оля и Яло прислушались: в ущелье звонко стучали подковы. Через минуту на дороге показались всадники. Впереди на тонконогой белой лошади скакала женщина. Она была одета в длинное чёрное платье, а за её плечами вился лёгкий шарф. Несколько мужчин, судя по одежде — слуг, следовало за ней.

anidag middle
Ил. И.Ушакова к повести-сказке
В.Губарева «Королевство кривых зеркал»

— Королевская карета?! — воскликнула дама, поравнявшись с Олей и Яло. — Что это значит?

Её мелодичный голос походил на колокольчик, а чёрные сверкающие глаза смотрели из-под больших, загнутых кверху ресниц удивлённо и вопросительно».

Красавица, не правда ли?..

…И, увы, ещё одно подтверждение того, как обманчива порой бывает внешность.

С этой прекрасной дамой, право же, лучше не встречаться на узкой тропинке. Своего старого слугу она за малейшую провинность может ударить хлыстом и не остановится ни перед чем в своём безудержном стремлении к власти.

Злодейку зовут Анидаг. А теперь попробуйте прочитать её имя задом наперёд… Бр-р-р!

Губарев, В. Г. Королевство кривых зеркал : [повесть-сказка] / Виталий Губарев ; [худож. Б. Калаушин]. — Москва : Оникс, 2006. — 159 с. : ил. — (Библиотека младшего школьника).


Миледи Винтер

Атос, Портос, Арамис и примкнувший к ним д’Артаньян, «готовые друг для друга пожертвовать всем — от кошелька до жизни», вот уже 170 лет служат воплощением храбрости, великодушия и самоотверженной дружбы.

miledi

Ил. И.Кускова к роману А.Дюма «Три мушкетёра»

Но кто же заставляет их действовать? Из-за кого Атос стряхивает привычную меланхолию, Портос отказывается от обеда, Арамис забывает о богословских книгах и надушенных записочках, а д’Артаньян проявляет чудеса ловкости и бесстрашия?

Миледи… Прекрасная и коварная, смертельно опасная и неотразимо обольстительная. Агент кардинала Ришелье и главный движитель сюжета. Интригуя и замышляя, миледи Винтер даёт благородным героям возможность проявить лучшие свои качества. Нарисованный почти исключительно чёрными красками, образ миледи усиливает сияние блестящих достоинств трёх мушкетёров и одного гвардейца.

Дюма, А. Три мушкетёра : роман / Александр Дюма ; [пер. с фр. Д. Лившиц, В. Вальдман, К. Ксаниной ; предисл. Д. Быкова ; ил. М. Лелуара]. — Москва : ACT : Астрель, 2011. — 735 с. : ил. — (Классики и современники).


Варвара

О том, что сестра доктора Айболита злая, мы узнаём с первых же строк: «Жил-был доктор. Он был добрый. <…> И была у него злая сестра, которую звали Варвара».

varvara middle
Ил. В.Чижикова к повести-сказке
К.Чуковского «Доктор Айболит»

Дело не в том, что Варвара жадная и сварливая, а в том, что в ней совсем нет любви. Ни разу она никого не пожалела, не приласкала, никому не помогла.

«Прогони их сию же минуту!» — кричит она о тех, кто дорог доктору. «Они только комнаты пачкают. Не желаю жить с этими скверными тварями!»

Варвара неглупа, деловита и расчётлива: как она и предупреждала, стиль жизни Айболита оставляет его без средств. Но приземлённость делает Варвару бесчувственной: в чудесном Тянитолкае она видит только «двухголового осла», в раскаявшемся крокодиле — помеху для богатых пациентов, в остальных любимцах доктора — источник грязи. Ратуя за порядок и покой, она не гнушается насилием: в конце книги мы узнаём, что она била зверей. И как же оканчивает свои дни та, что не признаёт любви, а действует силой? На необитаемом острове.

Можно только надеяться, что, оставшись наедине с собой, она наведёт порядок в собственном сердце.

Чуковский, К. И. Доктор Айболит : [сказоч. повесть] / Корней Чуковский ; художник Геннадий Калиновский. — Москва : Издательский дом «НИГМА», 2013. — 191 с. : ил. — (ЧудоТворение).


Мачеха

«Я женился на женщине прехорошенькой, но суровой, — жалуется сказочному королю лесничий, — и они вьют из меня верёвки. Они, государь, — это моя супруга и две её дочери от первого брака. Они вот уже три дня одеваются к королевскому балу и совсем загоняли нас. Мы, государь, — это я и моя бедная крошечная родная дочка, ставшая столь внезапно, по вине моей влюбчивости, падчерицей».

macheha middle
Ил. Э.Булатова и О.Васильева
к сказке Ш.Перро «Золушка»

Мужчины бывают на удивление близоруки, когда, овдовев, решают вторично связать себя узами брака, тем самым обрекая своих родных детей на незавидное положение «золушек». Конечно, счастливые исключения иногда случаются, но в фольклоре и литературе они прямо-таки исчезающе редки.

«Золушка» Шарля Перро, как и написанная на её основе одноимённая кинокомедия Е.Л.Шварца, — пожалуй, самая известная сказочная история, в которой падчерица терпит обиды от своей властной и вздорной мачехи. Бедной Золушке ещё повезло — её «вторая мама», по крайней мере, не ведьма! Гораздо хуже обстояли дела у Белоснежки из сказки братьев Гримм и у пушкинской «мёртвой царевны», а уж про несчастную Элизу из «Диких лебедей» Г.Х.Андерсена нечего и говорить — от её ужасной мачехи-колдуньи кровь стынет в жилах!

Андерсен, Г. Х. Дикие лебеди : [сказка] / Ганс Христиан Андерсен ; [пер. с дат. А. и П. Ганзен ; худож. К. Чёлушкин]. — Санкт-Петербург : Акварель, 2013. — 48 с. : ил. — (Волшебники кисти).

Перро, Ш. Золушка : [сказка] / Шарль Перро ; [пересказ с фр. Т. Габбе ; ил. Э. Булатова и О. Васильева]. — Москва : РИПОЛ классик, 2011. — 32 с. : ил. — (Шедевры книжной иллюстрации — детям).

Шварц, Е. Л. Золушка / Евгений Шварц. — Санкт-Петербург : Амфора, 2010. — 96 с. — (Школьная библиотека).


Фрёкен Бок

Во-первых, она прекрасный кулинар. Во-вторых, появляется в трудную минуту, когда надо выручать семью, иначе дети останутся без присмотра. Но это не Мэри Поппинс. С тем, кто только что над ней издевался, она садится ужинать. Но нет, это не ангельски добрая Поллианна.

freken-bok middle
Ил. И.Викланд к сказочной повести А.Линдгрен
«Карлсон, который живёт на крыше, опять прилетел»

Она любит покой и тишину, но терпит оглушительные выходки абсолютно невоспитанного существа с мотором. Фрёкен Бок, старая дева, преданно хранит чужой очаг и даже неплохо справляется с детьми, хотя последний раз видела их вблизи лет сорок назад. Закоренелый консерватор, она, тем не менее, легко прощается со скептицизмом и верит в сказку «потустороннего мира».

И всё-таки мы знаем её как «домомучительницу». Может быть, её вина лишь в том, что она на время занимает место мамы?

Есть у фрёкен Бок и объективные недостатки: соперничество с сестрой, заносчивость от внезапной телевизионной «карьеры». Но нам-то, не знающим ни зависти, ни тщеславия, конечно, не зазорно над этим потешаться…

Кстати, вы помните её имя? Её зовут красивым (а главное — редким для наших краёв) именем Хильдур.

Линдгрен, А. Малыш, Карлсон и все-все-все / Астрид Линдгрен ; [пер. со швед. Л. Лунгиной ; ил. И. Викланд и др.]. — Москва : АСТ : Астрель, 2008. — 912 с. : ил.


Мисс Эндрю

Скупая? Возможно, просто бережливая. Грубую правду режет в глаза громоподобным голосом. Очень-очень любит порядок. Даже больше, чем «очень». Не захнычешь, не пнёшь мячик, не отправишь в рот лишнюю конфетку (да и любую другую тоже).

miss-andrew middle
Ил. Г.Калиновского к сказочной повести
П.Трэверс «Мэри Поппинс»

Уже бегут мурашки? Вот и мистеру Бэнксу, пока он не вырос, было не по себе. Бедняга по-прежнему зовёт свою старую няню Божеским Наказанием. Но давайте не будем лукавить — смог бы работать почтенный мистер Бэнкс в банке, «делать деньги» и содержать семью, если б не уроки мисс Юфимии Эндрю?

Возможно, без неё никогда не появилась бы и Мэри Поппинс. Ведь раскрепощённый, но и разболтанный мистер Бэнкс просто не смог бы нанять гувернантку. Даже с самым скромным жалованьем.

Трэверс, П. Мэри Поппинс : сказочная повесть / Памела Трэверс ; [пересказ с англ. Б. Заходера ; худож. В. Челак]. — Москва : РОСМЭН, 2010. — 173 с. : ил.


Ябеда-Корябеда

Всегда подтянута, спортивна, всегда бодра, свежа, неистощима на выдумки, проделки и «каверзы».

Каверзы? На вас не угодишь: суровый порядок — это слишком скучно, а пара-тройка пакостей — уже недопустимо.

yabeda-koryabeda middle
Ил. А.Семёнова к собственной книге
«Ябеда-Корябеда, её проделки и каверзы»

Кто же ещё поможет детям лениться, ссориться, жадничать, ябедничать и сваливать вину на другого? Опять не по душе? Тогда подумайте хотя бы, сколько труда уходит на то, чтобы руководить ватагой непутёвых агентов и бестолковых лазутчиков.

Тонко организованная волшебница — и сама прекрасный организатор. Секрет успеха прост — утренняя зарядка плюс вера в себя. Вот Ябеда-Корябеда смотрится в зеркало и бормочет: «Красота — это всё!»

Ну, а надоеде Мурзилке мы при случае покажем!

Семёнов, А. И. Ябеда-Корябеда, её проделки и каверзы / А. Семёнов ; рисунки автора. — Москва : Издательский Дом Мещерякова, 2013. — 288 с. : ил.


Старуха Шапокляк

И вовсе она не старуха! Субтильная дамочка с хитрыми глазами и длинным носом, нисколько не дряхлая, а очень даже живая и активная. Она везде возникает со своей ручной крысой Лариской, которая обитает в её маленькой сумочке.

shapoklyak middle
Кадр из мультфильма «Чебурашка».
Реж. Р.Качанов. Худож. Л.Шварцман. СССР, 1971

Шапокляк — дама элегантная, но есть в ней что-то детское, наверное, желание что-нибудь испортить или сломать. Старуха коллекционирует пакости, но не потому, что она мировое зло, а просто из-за своей детской склонности к разрушению.

Кто-то скажет, что в её возрасте неприлично заниматься вредительством, но возраст тут не помеха, наоборот, опыт и изощрённость только помогают! Просто кого-то обозвать — это детский сад, а вот вылить ведро с водой на прохожих или напугать кого-нибудь до полусмерти, выпустив из сумочки свою верную крысу, — это уже творчество.

К слову, у Шапокляк, кроме Лариски, друзей совсем не было. До тех пор, пока она не подружилась с Чебурашкой и Геной и, можно сказать, повзрослела (хотя по отношению к старушке это звучит странно). Шапокляк начала учиться, стала следить за безопасностью животных и, в прошлом — ярая беззаконница, теперь она помогает соблюдать общественный порядок.

Успенский, Э. Н. Все сказочные истории про Чебурашку : [повести-сказки] / Эдуард Успенский. — Москва : Астрель, 2012. — 544 с. : ил.


АНТИГЕРОИНИ:
откуда они берутся и зачем нужны

Первые «злодейки» в нашем списке — на самом деле не «добрые» и не «злые». Они являют собой персонификацию опасных для человека сил, действующих во внешнем мире: стихий и природных явлений. Например, это ледяная дева — неумолимая, непреодолимая сила зимнего холода: именно она действует в сказке Андерсена, хотя мы привыкли называть её Снежной королевой. Она же — «лютая стужа», которую упоминает Туве Янссон; но из сказок этой писательницы мы взяли другое олицетворение вековечного холода — Морру: само имя её говорит о торжестве — пусть невольном — безжизненной ледяной тьмы.

Ещё один фольклорный образ, кочующий из сказки в сказку, — Баба-яга. Она — существо «пограничное» и функционирует как посредница между мирами, между «тем» светом и «этим», поэтому может выступить и в роли палача, и в роли доброй советчицы (впрочем, одно другому не противоречит, так что мы всё равно её боимся).

Вполне фольклорные корни и у такого персонажа, как демоническая «тёмная владычица». По традиции, её невозможно победить её оружием — злом, но против доброты и человечности она бессильна. В нашем списке это Чёрная Дама из сказки Зденека Слабого.

Повелительница злых сил может выглядеть небольшим, слабым и даже смешным существом, но в пространстве сказки не следует недооценивать её человеконенавистнических способностей, особенно если автор исповедует принцип «романтического двоемирия». Пример тому — госпожа Мышильда у Гофмана, величайшая из невеликих.

Часто писатели изображают злодейку, собирая в её образе худшие человеческие качества: жестокость, жадность, гордыню, ложь и лицемерие. Одна из таких антигероинь — Анидаг из сказки Виталия Губарева: стоит прочитать её имя наоборот, и сущность «змеи подколодной» сразу станет понятна.

Персонажи такого рода часто встречаются в приключенческой литературе. Неотразимо обаятельный тип злодейки — авантюристка, интриганка, коварная красавица, способная посеять раздор и хаос в любом сказочном или несказочном королевстве: такова в нашем перечне миледи Винтер.

Возвращаясь к древнейшим типам злодеек фольклорного происхождения, вспомним тип «злой сестры», которая вредит брату и тем, кого он любит (в народных сказках — в первую очередь его невесте, или жене и детям, или верным слугам-животным: коню, псу и соколу). В нашей подборке присутствует сравнительно новая представительница этого типа — Варвара, сестра доктора Айболита, обижающая его беззащитных пациентов.

Кстати, в фольклорных произведениях довольно часто встречается и тип «злой невесты» — девушки, которая противится замужеству, либо побеждая женихов в поединке, либо задавая им невыполнимые задачи, однако в нашу подборку мы таких злодеек не включили. Впрочем, разновидность этого образа — «злая жена», а по отношению к ребёнку — злая мачеха, готовая всячески тиранить и притеснять падчерицу (как в сказке о Золушке), а лучше и вовсе сжить её со свету («Белоснежка и семь гномов», «Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях», «Дикие лебеди»).

Нередко ребёнок (не только сказочный) становится «сиротой» в фигуральном смысле — когда из родительских рук отдаётся во власть суровой воспитательнице, которая — естественно — и оказывается «злодейкой». В нашей подборке соответствующий типаж представлен двумя фигурами: это гувернантка мисс Эндрю, которую боятся даже давно выросшие дети, и почти несгибаемая «домомучительница» фрёкен Бок.

Завершают перечень две злодейки смешанного типа: отчасти авантюристки, отчасти воительницы, отчасти воспитательницы подрастающего поколения. Злая волшебница Ябеда-Корябеда владеет магией заклинаний, старуха Шапокляк не умеет колдовать, зато отлично стреляет из рогатки (а в сумке у неё КРЫСА), и обе они (в том числе КРЫСА) невероятно изобретательны по части кому-нибудь навредить. Их роднит ещё и то, что обе совершают «злы» и «мелкие пакости» буквально из любви к искусству, — а на самом деле вообще-то ради того, чтобы и в весёлой детской книжке, и в душе читателя утвердились идеалы добра и гуманизма.

Материал подготовили:

Ольга Виноградова, Кирилл Захаров, Дарья Иванова,
Алексей Копейкин, Светлана Малая, Мария Порядина,
Наталья Савушкина, Лариса Четверикова