наверх
ТОЧКА ОТСЧЁТА
13 апреля 2014

Анисимова, А. П. Капитаны детского сада : [рассказы для самых маленьких] / Анна Анисимова ; иллюстрации Елизаветы Бухаловой. — Санкт-Петербург : [Издательский дом «Детское время»], 2014. — 80 с. : ил.

 

Понорницкая, И. Булка, Беляш и другие с Лесной улицы / Илга Понорницкая ; рисунки Лизы Бухаловой. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2014. — 112 с. : ил.

  • Обложка книги А.Анисимовой «Капитаны детского сада». Худож. Е.Бухалова
  • anis-ponor00

Перед нами — две новые книги. Разные авторы, разные издательства; в одной герои — малыши-детсадовцы, в другой — дворовые собаки. Казалось бы, разные миры… А всё-таки обе книги сходятся в одной точке. Что же их объединяет?

Ил. Е.Бухаловой к повести И.Понорницкой «Булка, Беляш и другие с Лесной улицы» Первое, что бросается в глаза, — они одинаково оформлены. Чуть угловатые, незатейливые иллюстрации на белом фоне выполнены то ли пастелью, то ли восковыми мелками. Нарочито лаконичная манера, напоминающая детский рисунок, найдена художницей Елизаветой Бухаловой. Но в этой простоте скрыт глубокий смысл: простота здесь — это предельная доверительность, обнажённость чувств. Всего пара штрихов, а подброшенный в небо щенок по-настоящему напуган, старушка-ведьма — по-настоящему зла (как бы она ни маскировалась под заботливую бабушку), а у собак на лицах (именно лицах!) — тревога, изумление, надежда. Главное в этой простоте — что всё «взаправду».

Всё взаправду и в текстах. Общее у обеих книг — точка отсчёта. Авторы смотрят на мир оттуда, из звериного или малышового мира. Они по-настоящему чувствуют, знают своих героев и даже немного перевоплощаются в них.

Ил. Е.Бухаловой к повести И.Понорницкой «Булка, Беляш и другие с Лесной улицы»

Илга Понорницкая говорит, что, работая над книгой о животных, настолько вживается в тему, что не сразу может переключиться на человеческую действительность. «Булка, Беляш и другие…» — наглядное тому подтверждение; кажется, что боль потерявшей щенков собаки автор знает не понаслышке (да и, если хорошенько разобраться, бывает ли горе одного живого существа, непонятное другому?).

— Что, так и будет выть всю ночь?

— А что ей делать ещё? Были у неё дети, будка была… Сам представь, каково ей всё потерять.

Ил. Е.Бухаловой к повести И.Понорницкой «Булка, Беляш и другие с Лесной улицы»К автору проникаешься доверием уже потому, что не замечаешь его: в истории про Булку и Беляша совсем нет морализаторства, есть только пространство немного сказочной Лесной улицы, где главные законы — выручать своих и заботиться о каждом.

«Булка, Беляш и другие…» — первая детская повесть Илги Понорницкой, неоднократной финалистки конкурса «Книгуру» (о её книге для подростков «Эй, рыбка!» см.: КОРОТКО: Декабрь 2011). Мы обнаруживаем в ней зрелый, полнокровный язык, и разве что сюжет развёрнут чуть шире, чем это доступно читателям младшего возраста.

У Анны Анисимовой — абсолютный дебют; сборник «Капитаны детского сада» включает в себя её первые тексты (книга «Невидимый слон», вышедшая в серии «Настя и Никита», — более поздняя по времени написания). И опять — точное попадание: средняя (а может, младшая) группа детского сада, со своими словечками, парадоксальными выводами, хитростями и трудностями — вот она, как живая!

anis-ponor0-0000

Когда твой товарищ по группе «какой-то вчерашний», и толкается, и книги отнимает, как вчера, самое время сказать ему:

— Уйди-ка, Серёжа. Ты вчерашний, а я сегодняшняя. Не можешь ты у меня книжку забрать! Её вчера не было, я её только сегодня взяла!

И скорее читать, до завтра: ведь завтра и вчера будешь без книжки, а значит, Серёжа не отнимет её «ни-ког-да».

Ил. (фронтиспис) Е.Бухаловой к книге А.Анисимовой «Капитаны детского сада»Возможно, не все решения в сборнике одинаково удачны. Несколько надуманными представляются рассказы, в которых дети занимаются словотворчеством: «когда пьёшь сок — в животе сойки, когда фанту — фантики, а колу — колики» слишком близко к «буду таксистом — буду разводить такс», «у меня будет акула — буду окулистом». В некоторых историях недостаточно прозрачна логика (почему садовник прибежал за водой для поливки, унюхав кухонные запахи? почему нельзя быть капитаном, катаясь только на плечах папы Ариши? при чём тут Пашина мама?), иногда в устах маленьких детей слова звучат неестественно («генералиссимус», например), чуть проскальзывает «взрослое» умиление героями: Ариша вымазала «ладошки», в группе появляются «барашки с рожками и ножками», «завитушки», Петя чмокает Аришу «в щёчку», а та, в свою очередь, несёт «стульчик». Впрочем, это детали: азарт, парадоксальность и наполненность каждого дня открытиями совершенно достоверны. Песенки и словечки героев становятся у читателей мемами: «большая нюня», песенка «шка-шка», — всё звучит очень по-детски, встраивается в речь читателя-дошкольника органично и непринуждённо.

И ещё в обеих книгах есть чуткие взрослые — готовые прийти на помощь, умеющие признавать свои ошибки, знающие, как утешить. Эти взрослые — не враги, не сторонние наблюдатели; они, так же как и авторы, слышат голос зверей и голос детства.

Две новые книги берут начало в одной точке — понимания и добра, доверия и заботы. С этой точки виден очень симпатичный мир. Наш общий мир. И этот мир — добрый.

Ил. Е.Бухаловой к рассказу А.Анисимовой «Большая нюня»

Наталья Савушкина