наверх
ДНЕВНИКИ ПРОКАЗНИКОВ
22 июля 2015

Вамба. Дневник Джанни Урагани / Вамба ; перевод с итальянского Ксении Тименчик ; [предисл. О. Гуревич] ; иллюстрации автора. — Москва : Самокат, 2015. — 351 с. : ил.

 

Фуллер, М. В. Дневник проказника [электронная книга] / М. В. Фуллер: [пер. с англ. Е. Соковениной, С. Чернова, Як. Горна]. — [Б. м.] Adventure Press, 2014. — 220 с. : ил.

Эта история — почти детектив. Два разных издательства выпускают две разных книги. Одно — бумажную, другое — электронную, но обе, как выясняется… с одним сюжетом. С той только разницей, что в одной дело происходит в Италии, а в другой — в США. Так и хочется закричать: «Украли! Украли!».

Всё гораздо интереснее.

  • fuller  
    Американский «проказник»               
    от Adventure Press               
  • vamba 
                   Итальянский «проказник»   
                   от издательства «Самокат»   

Волей обстоятельств и без всякого злого умысла перед нами одна история с одним и тем же героем, двумя временами и двумя местами действия и — да-да, двумя разными концовками.

Начав читать сначала одну, потом другую, читатель с изумлением обнаружит, что до главы о пансионе (куда главного героя отправляют в надежде на перевоспитание) книга о Джанни Урагани практически точь-в-точь повторяет книгу Метты Виктории Фуллер. Жоржи Гаккет делает всё то же самое.

Всё да не всё.

Книга миссис Фуллер про Жоржи написана в 1880 году в Америке. Почти двадцать пять лет переизданий. Пять или шесть продолжений. Переводы на разные языки. Из которых перевод на итальянский не просто снискал себе славу.

Это была особенная слава.

Двадцать лет спустя после того, как дети и взрослые в Америке отсмеялись над приключениями Жоржи Гаккета, книгу решили перевести в Италии. За перевод взялся известный писатель. И не просто писатель, а очень, очень большой проказник.

  • Bertelli portret2
    Луиджи Бертелли             
  • Fuller portret2
               Метта Виктория Фуллер

Любимец итальянских читателей, хулиган Луиджи Бертелли (или Вамба, как он любил себя называть), увлёкся. Он благополучно перевёл три четверти «Дневника проказника», как вдруг сюжет повернул в другую сторону, всё завертелось и… и с этого места начинается наша история. Если совсем коротко, она напоминает историю Пиноккио-Буратино.

Жоржи Гаккет до самого конца старается стать хорошим мальчиком. Повзрослев, он даже сделается редактором (о чём говорится в последнем, написанном в 1897 году продолжении). Жоржи, что бы с ним ни приключалось, — человек викторианской морали. Вся его жизнь проходит в устоявшихся рамках. Богатые тётушки и глухие дядюшки сохраняют удивительную практичность даже на грани слабоумия, а Жоржи ждёт награда (очень педагогичная награда!). Бедные сёстры, которым угрожает брак с нелюбимым, только стараниями нашего мальчика обретают семейное счастье. И тут же сами ощущают невыносимую простоту жизни, когда видят в газетном объявлении свои же собственные слова о том, что устраивать вечеринки становится дорого, а «молодые люди теперь вообще мелко плавают». Представители городской администрации страдают, но это потому, что у них нет чувства юмора. Иначе бы они поняли, что это просто маленький мальчик вышел на тропу войны… то есть, он играет. Но даже едва не выбив мэру глаз, Жоржи Гаккет искренне старается исправиться. До конца. К этому времени читатель уже понял, по какой причине усилия бедного ребёнка идут прахом. Несчастный Жоржи! Он просто-напросто верит словам взрослых.

vamba5

Семейная сага, таким образом, берёт курс на остросоциальную сатиру. И какую сатиру!

У Бертелли в финале логически завершается становление характера мальчика, чего у миссис Фуллер нет. У неё события движутся в сторону экстремальности шалостей — которые, как не забывает указать нам автор, могут закончиться плачевно. Если, конечно, вовремя не исправиться. Читатель при этом догадывается, что автор просто-напросто издевается над такими попытками. Но правила есть правила, и мы, хихикая в кулак, ожидаем продолжения.

У Бертелли происходит своего рода победа мира детей над миром взрослых. Первый — разношёрстный, искренний, живо откликающийся на чужие страдания. Второй — ну, извините! — лживый, лицемерный, прикрывающий соображения корысти высокой моралью.

Добрым молодцам урок. От которого дети будут гоготать, взрослые — усмехаться, но и те, и другие — всей душой радоваться.

Таким образом, и викторианец Жоржи, и более революционный, готовый изменять мир Джанни — оба продукт своего времени.

Кто из этих героев более успешен? Кого больше полюбил читатель? Спорить на эту тему можно долго: что Вамба, что миссис Фуллер — корифеи юмора, каждый в своей стране. Обе книги пользовались бешеным успехом.

vamba6

Бертелли острее, и невозможно устоять перед заразительным итальянским хохотом. Миссис Фуллер более консервативна. У неё Гаккет-отец (по вине сына) всего лишь проигрывает президентские выборы. Что? Вы думаете, это ужасно? Но это вы ещё Джанни не видели. Тот вообще вмешался в политические дела города и такое устроил!.. Правда, в деле был замешан не отец Джанни, а только муж сестры. Так что, можно сказать, итальянский ребёнок отца пощадил. Правда, пострадал чужой отец, и теперь отцу Джанни придётся разбираться с крупным, очень крупным ущербом… ну, или не придётся. Судя по последней главе, его сын устроил в городе едва ли не политический переворот.

И — нет, всё это не слишком для младшего школьника. Младший школьник как раз прекрасно знает все эти игры, в которые так любят играть взрослые, и в которые, пусть и без умысла, но постоянно оказываются втянуты дети. Ему, школьнику, важно и нужно понять, что он не один. Со времён Жоржи Гакккета. И даже ещё раньше.

Как это повлияет на неокрепшие умы? Повлияет, не сомневайтесь. Это не шутка ради шутки, и уж тем более не шалость ради шалости.

Книга о Жоржи попала в руки автору этих строк, когда им обоим — и герою, и читателю — было девять. Это произошло вовремя, потому что чувство странности, пожалуй, даже жестокости окружающего мира стало невыносимым. И ещё чувство одиночества.

И Жоржи, и Джанни — кого бы вы ни выбрали — с успехом сыграют роль друга. Друга-ровесника или старшего друга, но во всех случаях — более опытного в житейском смысле. Который своими историями, как бы смешно, как бы гротескно они ни выглядели, буквально за руку вводит ребёнка в ту часть мира, где вчерашний малыш перестаёт «играть вслепую», изумляясь «неожиданным» последствиям своих поступков, и начинает понимать правила. Те правила, по которым играют взрослые.

fuller8

Ещё интересно, на каком языке Бертелли ознакомился с дневником Жоржи. Дело в том, что один фрагмент в первой главе был «адаптирован для детей». В английском оригинале фигурирует момент с женихом сестры. Разумеется, богатым. Разумеется, девушка любит другого, бедного и порядочного. Разумеется, дневник нашего мальчика испортит помолвку… то есть, поправит дело.

Но если у миссис Фуллер перед нами разворачивается драма — отсмеявшись, читатель понимает, на что семья толкала девушку, то в руках Бертелли явно оказалась рукопись, прошедшая цензуру. Во всех русских изданиях (а таких было самое малое четыре — с 1900-х по 1928 год) этот фрагмент идентичен. И это наводит на мысль, что, скорее всего, хирургические действия были произведены американским редактором — который счёл честность слишком жёсткой. Банальные, ничего не значащие слова размывают образ, превращают очень неприятную личность в пожилого, не слишком умного, но в целом безобидного человека. Который, к слову, пострадал.

Момент трагедии стал просто моментом пошлости.

Детям этого хватит? Кому как. Возможно, детям как раз стоило бы проникнуться драматизмом ситуации. Жоржи ведь действительно спас сестру, и его шалость превращается в самый настоящий подвиг. Пусть и нечаянный — ведь у него всё нечаянно!

Интересно, что и этот фрагмент демонстрирует подход к борьбе со злом. Причём в обеих книгах это зло — власть денег. И если у Бертелли более выигрышен финал, то у миссис Фуллер — более яркое начало.

Впрочем, одни и те же факты тоже звучат по-разному. Прагматичный американец Жоржи и отчаянный итальянец Джанни говорят, конечно, каждый своим голосом. Джанни не так уж убивается от того, что у него опять не получилось стать послушным, как это делает Жоржи. Он вообще более уверен в себе.

Впрочем, оправдываться они оба молодцы. С оправданий начинается каждый новый день (точнее, конечно, вечер, ведь мы имеем дело с дневником), и именно из оправданий мы узнаём, как же события обстояли на самом деле.

 

Об оформлении. Шаловливые «детские» рисунки в книжке «Самоката» сделаны рукой Вамбы так, словно это даже и не Вамба (хотя он и любим публикой за своё чувство юмора). Можно подумать, что их сделал сам Джанни Урагани.

Обложка, по которой хулигански разлилась клякса, навевает желание вооружиться ручкой и дорисовать этой собаке… или этому крокодилу? — усы. А этому пуделю… или это лев? ну, неважно — хочется дорисовать хвост, о котором забыл — или, может быть, не успел! так надо помочь! — автор.

Внутри — дневник в картинках.

vamba2
  • vamba3  
  • vamba4 

У «Эдвенчер» на обложке мальчик в матросском костюме. Ребёнок-ангел среди викторианских завитушек. Портрет ребёнка, каким мечтали видеть Жоржи родные (и к которому он так безуспешно стремился). А вот внутри — предметы и явления из мира Жоржи. Открытки, шутки, загадки, рекламные картинки. Мир вещей здесь — и иллюстрации к тексту, и в то же время юмористическая лекция о быте XIX века. Под картинками короткие, в две строки, шутливые пояснения.

  • fuller7  
    «Это слуховая труба
    глухого дядюшки»
  • fuller6 
    «…маленькая премаленькая,
    безобидная мышка»
fuller3
«У этого дядьки бутоньерка на лацкане»

Словом, если кто-то всё ещё полагает, что в электронной книге нельзя хорошо сделать иллюстрации, то он ошибается.

Которую из книг стоит в первую очередь рекомендовать родителям и детям? Пусть читатели ответят на этот вопрос сами.

Елена Соковенина