наверх
В ОЖИДАНИИ ЛАУРЕАТОВ
17 ноября 2017

Короткий список конкурса «Книгуру».

Всего лишь месяц остался до конца восьмого сезона премии «Книгуру» — всероссийского конкурса на лучшее литературное произведение для детей и юношества с миллионным призовым фондом, уникальным открытым подростковым жюри и внятно сформулированными задачами «поиска и поощрения авторов, произведения которых отражают актуальные реалии современной жизни и позитивные решения психологических, нравственных, социальных проблем, встающих перед молодым человеком, а также создают образ современного положительного героя, дают представление о многообразии жизненных сценариев, о знаниях, необходимых для самореализации в современном обществе».

Как обычно, тексты рукописей (или недавно выпущенных книг), вышедших в финал конкурса, представлены на сайте премии, и любой желающий может их читать и обсуждать, а любой желающий в возрасте 11–17 лет — ещё и участвовать в читательском голосовании в качестве ответственного члена жюри. А пока предлагаем недлинный обзор «короткого списка» премии, состоящего — в полном соответствии с условиями конкурса — из пятнадцати произведений.

 kniguru2017


 

Dmitriy-Patkin-219x300

Дмитрий Паткин

представил на конкурс, казалось бы, вполне традиционную «школьную повесть», построенную на мотиве «становления героя»; но это как раз тот случай, когда традиция ловко и удачно переосмыслена: герой-«лох», считающий себя слабаком и неудачником, на самом деле вовсе не таков. Кроме того, в повести «Таня и Ботаня» действует довольно неожиданный — применительно к её коллизиям — персонаж второго плана.

 

 

Лилия Волкова

Liliya-Volkova-300x200тоже рассказала вполне традиционную историю о том, что находить общий язык с животными, оставшимися без хозяйского присмотра, иной раз проще, чем общаться с другом или находить понимание у собственных родителей. Повесть «Под созвездием Бродячих Псов» привлекает склáдной жизненностью сюжета и совершенно подростковой искренностью героев и автора.


Antonina-Malyisheva-200x300

Антонина Малышева

предложила читателям два сравнительно небольших текста, в которых фантастический (или мистический) мотив непринуждённо вплетается в обыденную ткань повседневной реальности. В повести «Кот забвения» необычен образ «волшебного» животного, изменяющего человеческие судьбы, и вполне убедителен переход от «мистического» повествования к «жизненному» финалу.




Anna-Kirillova-225x300

Анна Кириллова

дала на конкурс подборку произведений сложного жанра: немножко сказки, немножко рассказы, немножко притчи. Фантастические новеллы, объединённые в цикл «Пять рассказов о свободе», ставят перед читателем вопросы об искренности, человеческом достоинстве, самопожертвовании, ответственности; а какие ответы будут правильными — должны подсказать ум и совесть.



Oksana-Milikova-199x300

Оксана Миликова

В повести Оксаны Миликовой с нетиповым названием «Каждому нужна своя Аляска» бытовые подробности сюжета вырастают до уровня аллегорий и, возможно, даже символов: изучая иностранный язык, героиня овладевает новым способом взаимодействия с миром, а её нехитрое рукоделье — вязание крючком — символически обозначает восстановление родственных связей и семейных традиций.




Евгения Овчинникова

Evgeniya-Ovchinnikova-1-300x200Повесть Евгении Овчинниковой «Иди и возвращайся» представляет собой нечто вроде интеллектуального детектива, в котором героиня, чтобы не стать очередной жертвой преступления, вынуждена начать собственное расследование. Но основное содержание повести — отнюдь не лихие приключения, а напряжённая внутренняя жизнь девочки-художницы, которая должна преодолеть страх, отчаяние и мрак, сгущающийся вокруг неё.


Arina-Obuh-300x200

Арина Обух

Текст Арины Обух под демонстративно декоративным названием «Муха имени Штиглица, или А будущее — по самочувствию» относится к категории произведений на вечную тему «портрет художника в юности». Читателей-экспертов особенно привлекло весеннее, «юношественное» настроение этой повести. Может быть, в ней нет особой глубины, но она свежа и прозрачна — и, несмотря на некоторую «взрослость», вполне доступна пониманию подростка-читателя.


Eduard-Verkin-205x300Эдуард Веркин

Проза Веркина — это проза Веркина: мы все уже хорошо знаем, как этот автор владеет речью, как речевая стихия определяет всё остальное в тексте: и настроение, и характеры, и ход событий. Естественно-разговорная интонация персонажа-повествователя не следует за поворотами сюжета, а направляет его движение. Роман «Пепел Анны» адресован, конечно, не самым юным читателям, но тем, кто в состоянии принять и оценить и своеобразный авторский стиль, и прихотливую логику авторской мысли.


Mayya-Toboeva-200x300Майя Тобоева

с повестью «Земля твоих грёз» вновь демонстрирует великолепное пренебрежение к законам рынка, вынесшим любовную тему за рамки «большой» литературы». Этой писательнице — одной из немногих — удаётся выдерживать чистоту трагической ноты, не разбавляя драматическое повествование «пикантными» мелочами или неуместным комизмом. Она поёт печально и прекрасно — далеко не каждый автор на это осмеливается.



Нина Дашевская

Nina-Dashevskaya-300x225Герои двойной повести Нины Дашевской — «День числа “пи”» и «Сальери» — снова талантливые, музыкальные и «не такие, как все». И снова читатель готов узнавать себя в этих одарённых подростках — неловких, застенчивых, сомневающихся, но сквозь череду опасений и недоумений всё равно выходящих в бесконечно разнообразный и, как бы то ни было, бесконечно прекрасный мир людских страстей и радостей. И музыка всегда с ними — с нами.


Ilga-Ponornitskaya-300x200

Илга Понорницкая

В прозе Илги Понорницкой, как всегда, за кажущейся бесхитростностью скрывается — лучше сказать, раскрывается — философическая глубина и слышна пресловутая «щемящая нота» сочувствия к человеку и зверю, всегда беззащитному в этом жестоком мире. Можно сказать старинными словами, что «творчество этого автора отличается гуманизмом», и это не будет ни насмешкой, ни неправдой. Подборка, представленная на конкурс, носит нарочито «неуклюжее» и очень ёмкое название — «Рассказ о волке и другие рассказы».

 

Stanislav-Vostokov-200x300Стас Востоков

Давно любимый читателями «Книгуру» Стас Востоков построил юмористическую повесть «Брат-юннат» на воспоминаниях отрочества — на собственном опыте юннатства в зоопарке. Но не случайно говорят, что Востоков лишь притворяется зоологом! Позволяя читателю наблюдать за повадками животных, писатель разворачивает перед нами картины человеческих нравов и галерею людских характеров, так что неизменно уместным остаётся классический вопрос: «Чему смеётесь? Над собою смеётесь!» Мы, впрочем, и не возражаем.


Aleksandr-Kiselyov-200x300Александр Киселёв

Александр Киселёв обратился к традиционному жанру «сказки о животных» и, что характерно, в очередной раз преуспел. Повесть-сказка «Сделайте добрые зверские лица!» уморительно смешна и дико серьёзна: она построена так, что в каждой новой истории открываются всё более глубокие подтексты, всё более важные смыслы. Неудивительно, что «ребёнок» (разного возраста), читая эти сказки и хохоча, постепенно становится старше, взрослее и мудрее.


Лара Романовская

Larisa-Romanovskaya-e1509383362622-225x300

Новая проза Лары Романовской удивила смещением фокуса. В прежних текстах этого автора, отмеченных в конкурсе («Самая младшая», «Удалить эту запись?»), повествование было реалистическим и строилось вокруг основного героя, который находился в центре «собственного» мира, «внутри» его. В «Сиблингах» же Романовская выстраивает мир, причём двойной — «реальный» и фантастический, — вне образа героя, которому приходится входить в этот мир «снаружи», познавать его, принимать его правила и согласовывать себя, своё поведение с новыми (или вечными) принципами человеческого бытия.


Artyom-Lyahovich-200x300Артём Ляхович

Столь же тщательно выстраивает свой многоплановый, противоречивый художественный мир и Артём Ляхович. Производит сильное впечатление масштабность, объёмность романной фантасмагории «Дырка» и её отчётливый антивоенный пафос. Художественные высказывания этого автора, знакомого нам и по предыдущим сезонам «Книгуру», носят — помимо прочего — публицистический, гражданственный характер. Остаётся только пожалеть о том, что актуальный и сильный писатель пока ещё не нашёл в России своего издателя.

 

* * *

В целом восьмой сезон премии с точки зрения читателей-экспертов оказался в некотором смысле предсказуемым: от всех авторов, которые нам более или менее известны, мы получили произведения, вполне соответствующие нашим ожиданиям. Писатели, от которых мы вправе были ожидать качественного уровня, дали качественный уровень; графоманы, как говорится, подтвердили титул. Однако в «коротком списке» оказалось и несколько новых имён, то есть незнакомых авторов, за которыми в будущем есть смысл пристально наблюдать, ожидая их творческого развития и выхода к широкому читателю.

Мария Порядина