наверх
РИСОВАННЫЕ ИСТОРИИ
14 декабря 2012
За последние полвека
многие вещи изменились —
в том числе комиксы и я.
И по крайней мере
некоторые из них —
комиксы — стали лучше.

Роберт Блок
(из предисловия к альбому «Хеллбой»)
 

Обложка комикса Р.Госинни и А.Удерзо «Пробег по Галлии» из серии про АстериксаМоя любовь к комиксам вызывает у людей улыбку. А я думаю, хорошо, если люди улыбаются. И снова жду: может быть, очередное издательство выпустит что-нибудь…

В начале 1990-х годов издание комиксов в нашей стране переживало своеобразный бум. Переводные и отечественные работы выпускались стотысячными тиражами.

Прекрасно помню первый комикс, в дошкольные годы подаренный мне родителями.

Это был альбом по мотивам повести Ж.Рони-старшего «Борьба за огонь».

Изданием занимался комсомольско-молодёжный центр «Альба». На обложке — ни названия, ни имени художника, зато крупными белыми буквами написано: «КОМИКСЫ». В полном восторге я раскрасил все семь букв фломастерами. Позже я прочёл и оригинальную книгу Ж.Рони. И перечитывал не один раз; книга понравилась. Обложка комикса «Бэтмен: Возвращение» из серии «Любимые книги американских детей»Но я понял, что рядом с книгами существует другой мир, не менее интересный, — мир рисованных историй. Комиксы продавались в тех же магазинах, на тех же полках. Они выглядели как книги. Но внутри была дорога в рисованную страну.

Комикс-бум, продлившийся два, от силы три года, сошёл на нет — студии распались на авторов-одиночек, а многочисленные альманахи тех лет стали библиографической редкостью. До начала нового века то один, то другой комикс-проект возникал на горизонте, но, мелькнув, уходил в небытие. Путешествуя с родителями и случайно натыкаясь в разных городах на эти «неоконченные сериалы» (анонсированное на последних страницах продолжение, как правило, так и не выходило), я всё крепче привязывался к комиксам. Брошенные на дальних полках, они манили. Труднодоступные, они притягивали. Я чувствовал, что этот жанр уникален — и вновь и вновь обыскивал книжные магазины.

Путешествие в прошлое

Обложка комикса Э.Билала «Спящий зверь»Комикс… То он стремительно надвигался, и казалось, что он вот-вот придёт в Россию, то пропадал, ни слуху ни духу, — чтобы как чёртик из табакерки выскочить в очередном издательстве или новом проекте: комикс по мотивам фильма, комикс в рекламе, комикс в образовании, просто комикс. Долгими, трудными путями пробирались представители жанра в книжные магазины нашей страны. Уже одно это упорство, с которым комиксы пытаются пробиться к читателю, заслуживает внимания.

Исследователи комикса обнаруживают его корни в наскальной живописи, лубочных картинках, в агитплакатах футуристов и даже в житийных иконах. Всё это очень условно, но своя история у жанра определённо есть. В 1995 году комиксу официально исполнилось 100 лет — считая от года создания в Америке Мики Дьюгэна или Жёлтого Малыша (Yellow Kid).

Обложка комикса «Чужие: Похищенный»Мики — персонаж газетных карикатур, придуманный художником Ричардом Аутколдом. До поры до времени с современными комиксами эти карикатуры роднили лишь фразы-комментарии, нанесённые на жёлтую рубашку героя. Однако когда Yellow Kid завоевал любовь читателей и обрёл популярность, газетным магнатам пришло в голову вместо одной карикатуры печатать связанную общим сюжетом серию.

Предтеч жанра исследователи находят и в Европе, причём существенно раньше 1895 года. Комикс эволюционировал стремительно. В «Каценджемеровских детках» (1897) художник Рудольф Дёркс впервые использовал так называемые «пузыри» — таблички, передающие речь героев. Комикс заимствовал приёмы кинематографа (чередование кадров, смена планов, техника монтажа). Появившись на свет как сугубо газетное развлечение, комикс достигает книжного формата. Обложка журнала рисованных историй «К 9» (2006, № 9)Над сценариями рисованных историй в различное время работали известные литераторы (например, Курт Воннегут и Рэй Брэдбери). Комикс экспериментировал с жанрами, стилями… и с целевой аудиторией. Появились комиксы для клерков, для домохозяек, для интеллектуалов. В Америке в 1969 году федеральный суд освободил автора комиксов от уплаты налогов — после того, как тот подарил серию своих работ университетской библиотеке. Двумя годами ранее в Лувре прошла выставка «Комикс и повествовательная изобразительность», вызвавшая горячие споры между сторонниками и противниками комикса. В конце 1970-х группа французских художников выпустила манифест, в котором комиксу присваивался статус самостоятельного вида искусства. Официальное признание комикса состоялось. В списке прочих искусств рисованные истории заняли почётное девятое место.

Что важно знать о комиксах

«Кто тут сказал: “Не люблю комиксы?”». Плакат фестиваля рисованных историй «КомМиссия-2006»«Комикс никогда не был формой повествования для детей, которую с течением времени подхватили взрослые, — пишет польский историк кино Е.Теплица. — Линия развития была противоположной… Как известно, первыми героями комикса были дети, но увиденные глазами взрослых, причём эти герои-дети — так же, как и обладающие разумом, ведущие себя «по-человечески» звери, — представляли собой скорее всего медиум, посредством которого авторы, вроде Аутколда или Дёркса, смотрели на американское общество».

Итак, сформировавшись как жанр для взрослых, комиксы, по мере развития индустрии, обратились и к детям. Интересно, что в нашей стране комикс, напротив, долгое время «выживал» исключительно в детских журналах. Начиная от ставших классическими «Чижа» и «Ежа», где печатались рассказы в рисунках Николая Радлова, и продолжая «Мурзилкой» и «Весёлыми картинками», которыми мало кто не зачитывался. После упомянутого локального бума комикс, исчезнув из книжных магазинов, вновь нашёл себе приют в периодических изданиях для детей.

«Манга!». Обложка альманаха «Ранма ½»В Японии комиксы активно используются в учебном процессе. Воспитатели и психологи утверждают: знания, «переведённые» на язык рисунка, быстрее и легче воспринимаются детьми. Смотреть, как известно, интереснее, чем просто читать. «Переводу» подчас подвергаются и известные литературные произведения. Спорный вопрос — на пользу или во вред такая адаптация, но сам факт её существования убеждает, что у рисованных историй очень богатые перспективы.

А кстати, читают комикс или смотрят?

«Серия изображений, образующая связное повествование», — так определяют комикс в словарных статьях. Писатель Виктор Ерофеев в эссе «Комиксы и комиксовая болезнь» пишет: «Вопрос о том, что важнее в комиксе: визуальная или текстовая сторона, решается примерно так же, как и в кино, где зрительный ряд обязателен, текст — факультативен, он стремится к самосокращению, иногда ограничивается междометиями».

Обложка альманаха «Магазинчик ужасов» (вып. 1)Рисунок выразителен сам по себе. Однако комиксы без текста — это скорее исключение, чем правило. Неслучайно символом жанра является «пузырь» — то есть, грубо говоря, та часть комикса, которая содержит текст. Объёмы повествования могут варьироваться от незначительных до очень больших. Пронзительный литературный текст, сочетаясь с яркой, оригинальной графикой, способен превратить комикс в атмосферное искусство. Собственно, за что комиксы и любят.

Представим, что мы открываем первую страницу рисованной истории и видим броский панорамный кадр.

Тут следует обратиться к нашему менталитету.

Неотъемлемая часть нашей культуры — чтение. Мы воспитаны на чтении.

Поэтому в первую очередь мы находим на рисунке текст (ремарки, реплики персонажей, надписи, вывески, таблички…) и читаем его. Обложка альманаха «Магазинчик ужасов» (вып. 2)И только затем соотносим прочитанное с картинкой, хотя уже мельком её видели (да и, читая, продолжаем видеть).

Поэтому наиболее полным будет ответ: комикс читают и смотрят одновременно. В этом — его жанровая уникальность. Иными словами, это картинки, которые можно читать. Это особый тип повествования, сочетающий зрительное и вербальное.

Как разворачивается действие в комиксе?

Кадры комикса статичны. Они оживают только в воображении читателя. Основное действие в комиксе разворачивается не на рисунках, а «между» ними, — в момент, когда читатель мысленно соединяет две разрозненных картинки в связную историю.

Таким образом, комикс, как и литература, заставляет работать воображение.

Лицом к комиксам

Круг отечественных издательств, занимающихся «графической прозой», медленно, но неуклонно растёт. Издатели анонсируют новые серии и проекты. Выпущенных за последние четыре года комиксов хватит, чтобы открыть небольшой специализированный отдел в книжном магазине.

Обложка комикса Эрже «Сигары фараона» из серии «Приключения Тантана»В настоящее время издание комиксов в нашей стране идёт двумя путями.

Первый — это выпуск ежемесячного журнала.

Под термином «журнал комиксов» следует понимать либо альманах, состоящий из коротких историй (как, например, выпускаемый на Украине «К 9»), либо, что встречается чаще, долгий комикс-сериал, разбитый на отдельные номера. По такой схеме издают, например, популярные японские комиксы (манга), сюжет которых редко ограничивается одним выпуском.

Второй путь — издание альбомов. В нашей стране нет общепринятого формата, и размеры альбома разнятся; всё зависит от издателя. Как правило, формат довольно большой. Твёрдый переплёт. Почти всегда альбом представляет собой законченную историю.

Обложка комикса «Терминатор: Конец игры»В отличие от коротких и динамичных выпусков сериала, чтение альбома может занять несколько вечеров. Альбом нужно снимать с полки, устраиваться в кресле и — нырять, погружаться, падать. Благодаря хорошему оформлению, альбом приятно читать. Это произведение искусства, плод интеллектуального труда. Это массивное, увесистое издание, в котором заключены целые миры.

Любопытно взглянуть на соотношение переводных и отечественных комиксов. В комиксах для малышей (журнальных комиксах) преобладают наши авторы. В комиксах для подростков — иностранцы. Несмотря ни на что, комикс продолжает оставаться в России сравнительно новым явлением. Издатели предпочитают начинать с переводов.

Три основных центра мировой комикс-индустрии — США, Франция и Япония. На современном российском рынке преобладают американские комиксы, получившие серьёзную поддержку в виде компьютерных игр и голливудских экранизаций. Из американских комиксов переводят в основном истории о похождениях различных супергероев.

Обложка комикса Розински и Ван Амма «Торгал: Лучники»Куда более неоднозначны комиксы, пришедшие к нам из Европы. Франция — страна, где был принят манифест Девятого искусства и где комиксы получили государственную поддержку. Показателен тот факт, что большинство переводных французских комиксов изданы в рамках программы «Пушкин». Программа была начата Министерством иностранных дел Франции ещё в 1989 году и призвана познакомить с лучшими произведениями французских авторов. Таким образом, картина представленных в магазинах комиксов существенно облагораживается.

Японская манга, долго бытовавшая у нас лишь в виде компьютерных «сканов», тоже постепенно обретает своего издателя. В Японии жанр комикса чрезвычайно развит и обладает своей спецификой. Не исключено, что в ближайшее время появятся новые лицензионные переводы.

Каких же успехов сумел добиться отечественный комикс?

Обложка комикса «Тайна белой волчицы»После распада комикс-студий, созданных на заре перестройки, жанр переместился в гетто Интернета — до тех пор, пока в 2002 году не стартовал первый Московский фестиваль комиксов «КомМиссия».«Комиксы выходят из подполья», — так писали в периодике. Возникшая благодаря фантастическому энтузиазму комикс-студии «Люди Мёртвой Рыбы», «КомМиссия» сумела стать ежегодным мероприятием и, более того, добилась международного признания. С каждым годом уровень представленных на фестивале работ повышается. Отечественный комикс совершенствуется. С другой стороны, картина не такая уж и радужная. Существует мнение, что многие художники рисуют комиксы специально к фестивалю, то есть единожды в год. Выставочная программа предполагает короткие законченные сюжеты, и трудно сказать, справятся ли отечественные авторы с чем-то большим.

* * *

Знакомство с комиксами требует определённой подготовки. Чтение их — увлекательный процесс, но не каждый комикс достоин прочтения. Как и литература, комиксы бывают разные. Что ж, разговор начат. В будущем мы вернёмся к теме рисованных историй, посвятив самым достойным отдельные обзоры.

Новинки:
Зауер Й. Нерождество
Комиксы из Италии
Салаватов Э. Дед Мороз: Глубокая заморозка

См. также:

Из истории комикса

Е.Харитонов. Девятое искусство: Историко-критический обзор фантастического комикса

В.Кондратьев. Бумажная опера

В.Ерофеев. Комиксы и комиксовая болезнь

Аналитические статьи

В.Кудрявцев. Нужен ли комикс ребёнку и школе: Выступление на круглом столе

О японских комиксах

Дмитрий Лященко