наверх
КЛУБ МАСТЕРИЦ-РУКОДЕЛЬНИЦ
14 октября 2006

Издательское дело — это бизнес. Нет ничего стыдного в том, что производители книг стремятся заработать на них. Стыдно должно быть лишь тем, кто выдаёт публике полиграфическое уродство с графоманией и называет это безобразие «детской книгой». Но об этих обманщиках, порочащих звание книгоиздателей, мы сейчас говорить не будем.

Да, рынок диктует свои правила игры, и поэтому даже самые порядочные книгопроизводители вынуждены делать «коммерческую» продукцию — хотя бы для того, чтобы на вырученные деньги издать три-четыре «убыточных» (читай: высококачественных) книги. А вот «Самокат» — одно из тех издательств, которые принципиально не штампуют заведомо «коммерческих» изделий.

Это издательство было организовано совсем недавно — в 2002 году, когда Ирина Балахонова и Татьяна Кормер, две мамы, задумались о том, какие книги должны читать их подрастающие дети — восьми, двенадцати и тоже восьми лет. Теперь, спустя некоторое время, ещё одна мама, а по совместительству журналист Ксения Молдавская формулирует: «Книги “Самоката” — это послание в тот мир, в котором хотелось бы жить издателям и их детям».

В конце 2002 года вышла повесть Даниэля Пеннака «Собака Пёс», а затем «Глаз волка» — честные, мудрые книги о единстве животного и человеческого мира, об ответственности людей перед животными и животных перед людьми. В конце издательского года журнал «Афиша» объявил «Собаку…» лучшим в сезоне произведением для детей и юношества.

Вспоминает Татьяна Рудишина, библиотекарь ЦГДБ имени А.П.Гайдара: 

«Это был шок — первая встреча с издательством “Самокат”. Я ничего не знала о нём. В детском отделе “Библиоглобуса” среди мельтешения бесконечных переизданий Носова-Барто-Михалкова на меня неожиданно уставился “Глаз волка”. Какая странная, ни на что не похожая книга! Какое нездешнее уважение к читателю! Оно во всём: в стильных, непривычных чёрно-белых иллюстрациях, человеческом шрифте. Лишь бы не постигло разочарование на первых двух страницах, — мелькнула осторожная мысль.Незнакомый автор, незнакомое издательство… Я стояла в отделе самообслуживания и, страница за страницей, проживала судьбу волка и маленького мальчика, которых судьба сводит в зоопарке Парижа. Это была большая литература, удивительно современная, глубокая, великолепно переведённая с французского»

К творчеству Пеннака «Самокат» обращался не раз; особого внимания заслуживает вышедшее по-русски в начале 2005 года развёрнутое эссе «Как роман» — блестящее пособие по привлечению ребёнка к чтению и человека к книге.
Вслед за повестями Пеннака была выпущена «Пятница, или Дикая жизнь» Мишеля Турнье — парадоксальная «робинзонада» в детском варианте. Кстати, Турнье тогда приезжал в Москву, встречался с поклонниками и читал великолепную публичную лекцию о «контрабанде философии в романе»

Директор издательства «Самокат» Ирина Балахонова (справа) представляет читателям французскую гостью — писательницу Мари-Од Мюрай. Фотография с Московской международной выставки-ярмарки «Книги России-2006»Устраивать общение читателей и писателей — одно из любимых занятий «Самоката». Так, в дни последней книжной ярмарки мы видели потрясающую Мари-Од Мюрай, которая храбро и отважно, хоть и не всегда успешно, населяет свои книги самыми что ни на есть маргинальными персонажами, чтобы в конце концов привести читателя к пониманию главных и светлых жизненных ценностей. Для первого знакомства российских подростков с французской писательницей «Самокат» выбрал роман «O, boy!», в котором представлены все мыслимые условия социального и семейного неблагополучия, включая суицид, раковое заболевание и гомосексуализм. Книга, конечно, получилась актуальной и современной, но с художественной точки зрения — не очень-то убедительной. Зато выпущенный к ярмарке сборничек рассказов Мюрай «Голландский без проблем» — отличная, свежая, адекватная проза «для тех, кому за семь».

Среди переводимых на русский язык прозаиков не так уж много таких, которые честно и умно пишут о взрослеющих детях в реалистическом ключе. Один из них — Ульф Старк, шведский наследник линдгреновской традиции. Персонажи Старка — обычные мальчишки и девчонки, которым приходится иногда становиться гораздо взрослее и мудрее собственных родителей, вставать на защиту старших, оберегать их душевный мир. 

«Умеешь ли ты свистеть, Йоханна?» — повесть о том, как маленький мальчик «нашёл себе дедушку» в доме престарелых и утешил старика в его предсмертном одиночестве. А заглавный герой новеллы «Сикстен», чья мама «уехала со своим новым другом», помогает отцу найти новую подружку и, возможно, новую любовь.

Ещё одно шведское достижение «Самоката» — повесть Анники Тор «Остров в море», которая рассказывает о тревожном детстве в чужой стране и сохранении человеческого достоинства среди чужих людей.

Превосходен также сборник «Стихи французских поэтов для детей», подготовленный Михаилом Ясновым — одним из лучших нынешних переводчиков. И детям, и взрослым может быть интересна чудесная сказка Ж.-К.Мурлева «Река, текущая вспять», умеренно-приключенческий сюжет которой не заслоняет главного содержания — размышлений о смысле жизни, смерти и любви, очень деликатно изложенных и вполне доступных читателю детского возраста. Старшим подросткам предназначены три новеллы Ж.-М.Г.Леклезио в сборнике «Небесные жители», объединённые темой «растерянности человека перед лицом современного мира»

Безусловная удача «Самоката» — сборник остроумных, парадоксальных стихотворений Артура Гиваргизова «Мы так похожи», оригинально оформленный картонными коллажами Ивана Александрова.

И критики, и библиотекари, и сами читатели не раз отмечали, что «Самокат» уделяет большое внимание книжному дизайну: каждое издание здесь индивидуально и по-хорошему своеобразно. Это во многом заслуга Татьяны Кормер, которая нарисовала и оформила «робинзонаду» Турнье, две «звериных» повести Пеннака, 

сказки Шергина и Мурлева, стихи французских поэтов, рассказы Мари-Од Мюрай; она же разработала серийное оформление «Лучшей новой книжки». Старк вышел в лирических иллюстрациях Яны Хоревой, Тор — в оформлении Екатерины Андреевой, «Невероятное нашествие медведей на Сицилию» Дино Буццати — с рисунками самого автора. В формате «книжки-картинки» изданы«Простая бандероль» Брюно Хейтца и короткая повесть «И не забывай гладить котёнка» Рённауг Клайвы и художницы Ингер Лизе Белсвик. «Приключения Джерика»Натальи Нусиновой оформлены не только рисунками Анны Вронской (как всегда — трогательными и лирическими), но и фотографиями из семейного архива (Наталья Ильинична — дочь известного киносценариста).

По списку изданных книг понятно, что общее направление движения нашего «Самоката» — как раз та литература, которую принято называть «социально значимой». Не секрет, что подобные издания медленно окупаются, поэтому сам процесс производства нуждается в дополнительном финансировании. Так, «Стихи французских поэтов…», Леклезио и Мурлева вышли при поддержке французского Министерства иностранных дел (программа «Пушкин»); 

«Волшебное кольцо» и повести Ульфа Старка выпущены в рамках Федеральной программы «Культура России»; перевод двух повестей Старка и издание Анники Тор удалось осуществить с помощью Шведского института, а книжку Рённауг Клайвы поддержало Посольство Норвегии.

Специфика издательского дела такова, что даже при полном нормативном регулировании рынка, при всей благонамеренности профессионального сообщества российский читатель не увидит подобных книг без дополнительных капиталовложений со стороны общественных или государственных структур. Поэтому хочется надеяться, что доброжелатели и впредь не оставят «Самокат» без финансовой и информационной (что немаловажно) поддержки.

Разумеется, у «Самоката» нет многотысячных тиражей (максимум — 5000), миллионных оборотов и огромных доходов. Но зато каждая книга здесь — почти ручной работы. «Самокат» — не фабрика, не конвейер, а маленький клуб мастериц-рукодельниц, любовно и старательно работающих над каждым изданием. Всего «Самокат» за четыре года своего существования издал полтора десятка книг — всего полтора десятка. Но качество их говорит само за себя. Как изъяснялся один российский предприниматель,«честь дороже выгоды»

Не стоит думать, однако, будто сотрудники «Самоката» сидят в белых платьях, нюхают цветочки и рассуждают об упадке нравов. Это издательство тоже выходит на рынок, но не заигрывает с потенциальным покупателем книг, а воспитывает его.

Уже по названию понятно, что издательство изначально предполагало интеллектуальную подвижность, мобильность своего поведения в книжном и читательском мире. «Самокатчики» не сидят на месте — то они в Екатеринбурге, то в Гатчине, то вообще в Париже. И всюду находятся заинтересованные ребята, которые становятся читателями. На книжных ярмарках и фестивалях, во время отраслевых форумов, в детских библиотеках, книжных магазинах и клубах «Самокат» регулярно проводит презентации, встречи с художниками и авторами, конкурсы, мастер-классы по изготовлению книжки-картинки, а недавно придумал «Литературное ралли», в ходе которого дети гоняют на самокатах, общаются с писателями и литературными критиками, отвечают на их вопросы; победители получают книги, потому что это — главная и лучшая награда.

Собственно же книги «Самоката» пока ещё не получали громких наград (если не считать Почётного диплома, которым была отмечена деятельность издательства на последнем конкурсе «Алые паруса») — просто потому, что небольшое транспортное средство не может конкурировать с огромными автопарками. Однако маленькие отраслевые радости «самокатчиков» не обошли. В прошлом году сборник «Стихи для детей»Олега Григорьева в оформлении Ирины Затуловской заслужил приз книготорговой сети «Букбери» за лучший дизайн. Тогда же журнал «Афиша» назвал «Самокат» одним из «десяти лучших событий в жизни детей» в России, а Мюнхенская международная библиотека включила «Волшебное кольцо» в ежегодный каталог «Лучшие книги мира для детей и юношества».

Поэт, переводчик Михаил Яснов утверждает: 

«Про “Самокат” можно сказать словами Александра Васильевича Суворова: глазомер, быстрота, натиск. Если для него это были три воинских искусства, то для “Самоката”, на мой взгляд, — три издательских доблести. Глазомер: надо же ухитриться столько всего интересного найти, высмотреть, примерить к себе и к окружающему; быстрота: овладеть материалом, перевести и тут же напечатать; натиск: не оставить никого равнодушным, всех заинтересовать и подчинить главному — чтению. В результате, наконец-то расчищается пространство для хорошей, талантливой детской литературы».

Мария Порядина