наверх
ЁЖИК В ДЖУНГЛЯХ
19 февраля 2010

Прежде всего: Мещеряков — это не человек. Это явление. Только не природы, а книжного рынка. Впрочем, рынок книг — те ещё джунгли. Кого здесь только нет! Волки гоняют оленя — автора потенциальных бестселлеров. Слоны сокрушают заросли упрямых баобабов ценовой политикой. Удавы душат конкурентов в нежных объятиях. Короче — не вставай на пути: не съедят, так растопчут. Закон джунглей!

Прийти в джунгли — это смело. Остаться в них — это сильно.

Мещеряков пришёл на книжный рынок и остался в нём. Вот увидите — он ещё будет диктовать свои условия всему лесу! Вожаки звериных стай, по крайней мере, уже слушают его хорошенько.

ИДМ присутствует на рынке менее пяти лет — но посмотрите, как уверенно и ловко действует это предприятие и какую пользу приносит! Начав с «обыкновенных» переизданий, Мещеряков потом стал браться за отечественные проекты, по каким-то причинам «недотянутые» в прошлые годы.

Так, «Умная собачка Соня» Андрея Усачёва выпущена в «авторизованной» оформительской версии Вадима Меджибовского (прежде эта книга по техническим причинам выходила в «неправильной» вёрстке, не соответствующей замыслу художника). Затем ИДМ стал выводить на российский рынок некоторые симпатичные зарубежные проекты, до которых, как видно, не дошли руки у других издателей: это Маури Куннас («Викинги идут» и «В гостях у Санта-Клауса»), сёстры Нопола («Соломенная Шапочка и Войлочная Тапочка»), две книжки из серии «Детективное агентство “Лассе — Майя”» (текст Мартина Видмарка, рисунки Хелены Виллис).

Наконец, укрепившись и «набив руку», Мещеряков приступил к реализации собственных идей — таких, например, как «Книга с историей». Это серия изданий которые выглядят «по-старинному»: книги отпечатаны на тонированной бумаге, как будто пожелтевшей от времени, на переплёте видны царапины и потёртости, уголки обложек как бы слегка обтрёпаны… И тут уж никаких современных художников! Диккенс — с Гарольдом Коппингом, Вальтер Скотт — с Гарольдом Эрншо, «Алиса в Стране чудес» в оформлении Артура Рэкхема… Качество полиграфии — весьма достойное (книги этой серии отдают печатать в рижский «Preses nams»).

Впрочем, что касается полиграфии, то ИДМ всегда уделяет ей особое внимание, так что «на выходе» мы не встречаем ни дешёвой безвкусицы, ни бездарной аляповатости. Недаром один из перспективных проектов ИДМ — серия «Рисунки признанных мастеров»: Эффель, Бидструп, Кукрыниксы…

Не с каждым издательским решением Мещерякова можно согласиться. Так, не всем понятно, зачем надо было издавать «адаптированный для малышей текст всеми любимой сказки Алексея Толстого», пусть и в рисунках Германа Огородникова. Пересказывать «тяжеловесные» сочинения Диккенса и Вальтера Скотта — понятно, адаптировать сказки братьев Гримм — тоже вполне приемлемо, но зачем портить «Золотой ключик…» — поразительно качественный авторский текст, который тем и хорош, что из него «слова не выкинешь»? Нет, воля ваша, — за такое мы не хвалим!

…Когда Мещерякова хвалят, он добр и улыбчив. Когда критикуют — становится зол и азартен. Мне кажется, что его специально иногда нужно злить — у него тогда появляется желание кому-то что-то доказать и, как следствие, очередная креативная идея.

Впрочем, можно и не злить — идея у него всё равно родится.

Как-то раз на книжной ярмарке Мещерякова, тогда ещё только начинающего издателя, спросили: а почему вы не выпускаете Перельмана? Сделав гримасу, Вадим Юрьевич ответил: «Все выпускают…» Ладно, сказали ему, не обязательно Перельмана, но есть ведь ещё куча прекрасных «старорежимных» научно-популярных книжек, в общем и целом не потерявших актуальности.«Ну, есть», — ровным голосом сказал Мещеряков. Тем разговор и кончился. Не прошло и полугода, как они посыпались, будто из рога изобилия: и Перельман, и Верзилин, и Лёвшин, и Алексей Леонтьев («Путешествие по карте языков мира»), и Николай Шульговский («Занимательное стихосложение»), и ещё многие… Трудно поверить, что все они внезапно возникли «из ничего» как следствие короткого разговорчика. Должно быть, Мещеряков уже тогда спланировал и подготовил «реанимацию» познавательных книжек прошлых лет — и забавлялся про себя, думая, как все удивятся, увидев реализацию идеи, давно и усердно носившейся в воздухе. Сегодня в серии «Научные развлечения» представлено два десятка названий книг, а их суммарный тираж превысил двести тысяч.

Особенно приятно, что наряду с теми писателями-популяризаторами, чьи книги уже давно служат просвещению и познанию, Мещеряков ищет и выводит к читателю современных российских авторов — к примеру, Ольгу Кувыкину. Её «Письма насекомых» — настоящий хит! О растительном и животном мире она рассказывает так увлекательно, что даже филологи, ознакомившись с книжкой «Клад на подоконнике», начинают выращивать на означенном месте помидоры!

В связи с этим нельзя не вспомнить книги Тома Тита — прелестный «нафталинчик» в исполнении любящего отца и популяризатора знаний, автора трёхтомной «Занимательной науки» столетней давности. Знаете ли вы, что его 

«Научные забавы» выходили в советском «Детиздате» в 1937 году? А семьдесят лет спустя книжка опять пригодилась для толкового заполнения ниши научно-познавательной литературы для школьного возраста. Не секрет, что три четверти детских «научно-познавательных» книг, которые издаются в стране и отмечаются государственной статистикой печати, предназначается сегодня малышам-дошкольникам, которые «читают» с мамочкой, а вовсе не тем пытливым умам, которые самостоятельно и творчески исследуют окружающий мир.

Мещеряков начал выпускать Тома Тита в 2005 году. В то время газета «Книжное обозрение» вывешивала комментированные рейтинги продаж детской литературы (по данным ряда крупных магазинов с универсальным ассортиментом). Если учесть, что в России за год издаётся примерно десять тысяч названий детских книг (из них в научно-познавательном секторе — более трети), то хоть разок попасть в «топ-тридцатку» продаж — это уже достижение. «Научные забавы» присутствовали в этих «топ-тридцатках» больше года! Причём не раз выходили на самый верх — в первую пятёрку и даже на первое место.

И рассмотрите-ка ситуацию: естественнонаучная познавательная книга для десятилетних детей, подходящая для самостоятельного, семейного, школьного и внеклассного чтения, в течение долгого времени лидирует в рейтингах продаж. Информация об этом доступна всем заинтересованным лицам. Кто-нибудь из издателей сделал из этой информации какие-нибудь выводы? Господа издатели, ау!.. Как это понимать?..

Но молчат издатели. Только эхо откликается привычно…

А Мещеряков тем временем делает серию «Научная лаборатория Тома Тита», ориентированную на более младших и при этом более самостоятельных читателей: «Физика без приборов», «Что умеет наше тело?»«Тайны биологии» (авторы — Клас Фреск, Лассе Левемарк и другие). А потом запускает проект «Научные развлечения для самых маленьких».

Вот как надо работать, господа.

Мещеряков отлично чувствует, какой флоры-фауны не хватает в джунглях, то есть какие ассортиментные ниши плохо насыщены. Например, он заметил, что на рынке почти нет недорогих, «повседневных» изданий отдельных классических произведений, составлявших когда-то «внешкольный» круг раннего самостоятельного детского чтения. Есть позолоченные собрания сочинений, здоровенные хрестоматии для школьного и внеклассного пользования, всякого рода «книжные сокровища»; а вот так, чтобы «тетрадочкой», чтобы у ребёнка была книжка не на «золотой полке», а под рукой, — поди поищи! Причём задача издателя состояла в том, чтобы представить не просто классические тексты на дешёвой бумажке, а полноценные по художественному уровню, в индивидуальном (т.е. не «поточном») оформлении и приемлемые по цене книги «на каждый день». Так стала формироваться серия «Детская классика» — изданные в виде брошюр «Мангуста» Б.С.Житкова и «Слон» А.И.Куприна, «Мальчики» А.П.Чехова и «Воробьишко» М.Горького, сказки А.С.Пушкина и басни И.А.Крылова (тоже пригодятся) с иллюстрациями современных художников, в меру классичными и в меру оригинальными. Однако и здесь не обходится без неожиданностей! Когда Наталья Салиенко иллюстрирует Чехова или Куприна — это понятно и вполне ожидаемо; а вот когда она же показывает нам Маяковского — это уже открытие! А бывает, что с Мещеряковым работают не только мастера-профессионалы: «Аленький цветочек», например, был оформлен рисунками детей — победителей специально организованного конкурса юных художников.

Разумеется, спрос на «полосатиков» (так любовно называют эту серию за полосатые обложки) устойчив и неплох. Чего ещё желать издателю, реализующему свою продукцию? Казалось бы, можно остановиться на достигнутом, то есть продолжать линию — и всё. Но ИДМ стал развивать тему и сложил набор серийных книжек в полосатый же гофрокартонный короб — получился «Книжный сундучок», простой и почти универсальный подарочный комплект для старшего дошкольника или младшеклассника. Боже мой, ну простое же решение, совершенно элементарное, напрашивающееся, — но почему-то реализовал его именно Мещеряков, а не какие-нибудь там «акулы бизнеса».

Похоже, что у него не только много идей, но и совершенно искреннее желание улучшить обстановочку в джунглях.

Никогда не забуду, как Мещеряков выпустил ежа. Ёж был британский, переводной, придуманный и нарисованный Джоном Роу, по-русски очеловеченный переводчицей Мариной Бородицкой.

Ёжик улыбался с книжной обложки, смотрел умильно, распахнув лапки: «Обнимите меня, пожалуйста!».

Дело было на книжной ярмарке. Покупатели осаждали стенд ИДМ. Ежа расхватывали с топотом и свистом.

Мещеряков знал, что расхват состоится, и придумал гениальный в своей простоте рекламный ход. Он заказал партию полиэтиленовых пакетов с этим же самым ёжиком. Пакет на книжной ярмарке — предмет первой необходимости. Пакет с ежом — уже PR-акция. Все, кто побывал у стенда Мещерякова, расходились потом по территории ярмарки и разносили ежа, как ветрянку.

Самое интересное началось в шесть часов, когда павильон стал закрываться и носители ежей отправились по домам. Ёжики потоком шли из дверей павильона, разбегались по аллеям ВВЦ, садились в автобусы, спускались в метро, рассаживались по вагонам… Это надо было видеть!

Неудивительно, что у ИДМ уже куча «поклонников», то есть прилежных читателей и покупателей, своего рода «фан-клуб». Благо теперь у них появилась неплохая возможность для общения, причём личного и регулярного.

В прошлом сентябре на Московской книжной выставке-ярмарке Мещеряков обратился к коллегам с предложением 

«открыть небольшой книжный магазин, где была бы представлена исключительно детская книга по невысоким ценам». Он честно предупреждал, что «наиболее значимые цели работы этого магазинчика — увеличение узнаваемости наших книг, расширение постоянного читательского круга, налаживание взаимоотношений между нами всеми в процессе работы. Баснословных прибылей это начинание принести не может». Инициативу поддержали два десятка издателей. Первая «Лавочка детских книг» открылась в крохотном помещении на Басманной, куда покупателям приходилось добираться «огородами, огородами». Но не прошло и года, как магазин переехал в центр города — на Арбат. Теперь уж есть где развернуться! На территории магазина не только продают книги, но и читают их. Здесь регулярно устраиваются презентации, мастер-классы, встречи с писателями, художниками, переводчиками и другими интересными людьми — в том числе критиками, литературоведами, библиотекарями.

Ассортимент «Лавочки» со временем меняется, причём — как нам кажется — в лучшую сторону. Недавно в магазине обнаружилась отдельная полка с надписью «Случайные книги». Надпись эта означает примерно следующее: «Да, мы взяли партию этих книг на реализацию, но присмотрелись и поняли, что это “не наш” товар. Нам кажется, что эти издания не дотягивают до того уровня, который мы хотели бы удерживать. Впредь заказывать не будем». Предприятие, созданное исключительно ради прибыли, никогда не пошло бы на такой шаг. Но «Лавочка», похоже, и в самом деле придумана «не корысти ради», а ради объединения людей вокруг общей несомненной ценности — книги.

Мещеряков часто говорит, что не пытается с кем-то «делить рынок», что радуется достижениям других издателей. 

«И я хочу делать хорошие книги, и они хотят делать хорошие книги, — нам нет смысла конкурировать, нам надо объединяться, дружить, сотрудничать»

По-моему, это хорошая позиция. Каждый издатель по-своему ёж — на всякий случай растопыривает иголки, чтоб его не обидели в джунглях. Но обнимать-то ёжиков гораздо веселее, чем враждовать с ними!

Мария Порядина