наверх
Ильин М. Рассказы о вещах
26 февраля 2007

М.Ильин. ФотографияМ.Ильин — Илья Яковлевич Маршак (1896-1953) — страстно доказывал, что научная книга для детей (именно так он называл этот жанр) должна быть подлинным литературным произведением. При этом он решительно выступал против компиляции и вульгаризации научных знаний. Над тщетными стараниями неумелых авторов заинтересовать детей не самой наукой, а нарочитым вымыслом, в котором растворено некоторое количество сведений, он откровенно смеялся:

«В научной книжке для детей всё ещё разгуливает всезнающий дядя-профессор в компании с племянником и собакой.

В учебнике сказано, например, так: «Вода состоит из водорода и кислорода». В «занимательной» книжке это звучит по-другому; скажем, вот как:

Действующие лица: профессор, его племянник и собака.

П л е м я н н и к. Дядя, из чего состоит вода?

С о б а к а. Гав! Гав! Гав!

Д я д я. Да замолчи, проклятая собачонка! Вода, дорогой племянник, состоит из водорода и кислорода.

П л е м я н н и к (задумчиво). Ах, вот как!

С о б а к а. Гав! Гав! Гав!

И так до бесконечности» (1).

В идеале М.Ильин представлял себе «новую область литературы» — «познавательно-художественную». Художественной литературе, настаивал он, надо возвратить её познавательное значение и приводил древние высокие примеры: Гомер, Лукреций Кар, Вольтер, Ломоносов. Своих современников, работавших «в жанре научной книги для детей», М.Ильин призывал равняться на таких мастеров, как Фабр, Фарадей, Тимирязев.

Он признавал, что его собственные книги пошли от «Истории свечи» Фарадея. Действительно, манеру увлекательного научного рассказа о природе самых простых вещей и явлений М.Ильин, очевидно, почерпнул у великого английского физика Майкла Фарадея. В этом легко убедиться: «История свечи» (а это запись лекций «Lectures on the Chemical History of a Candle») не раз издавалась по-русски (2).

Фарадей читал «Лекции по химической истории свечи» в лондонском Городском философическом обществе и адресовал свои выступления в основном юношам, жаждущим самообразования. Живой рассказ, сопровождаемый демонстрацией опытов, побуждал слушателей постоянно питать и взращивать свою любознательность. «Вы пришли на эти лекции, — говорил Фарадей, — чтобы научиться научному мышлению; и, я надеюсь, вы навсегда запомните, что каждый раз, как происходит то или иное явление — особенно если это что-то новое, — вы должны задать себе вопрос: «В чём здесь причина? Почему так происходит?» И рано или поздно вы эту причину найдёте» (3). М.Ильин, в свою очередь, говорил о том же: «Научная книга для детей должна пробуждать в детях интерес к науке, должна учить их самостоятельно мыслить и работать» (4).

Сегодня книги М.Ильина сами являются отличными образцами познавательной литературы. При этом они целиком принадлежат своей эпохе. Мы можем не соглашаться с идеологией автора, оспаривать его выводы. Но нельзя не заметить: М.Ильин с большим мастерством отбирал факты и образы и компоновал их. Это одинаково справедливо для «Рассказов о вещах» и «Рассказа о великом плане», и для более поздних книг — «Как человек стал великаном», «Человек и стихия», «Покорение природы». Показательно, что «Рассказ о великом плане», написанный для советского юношества, уже в 1931 году был переведён на английский язык и напечатан в Америке под заглавием «Азбука новой России».

Сегодня нам есть чему усмехнуться над страницами этой «Азбуки», противопоставляющей разумный социализм сумасшедшему капитализму. Смотрите, как обстоят дела «у них»:

«Чтобы прочесть все объявления, которые ежегодно появляются в американских газетах, потребовалось бы 500 лет. Во всех живописных местах, вдоль всех дорог расставлены огромные цветные плакаты. На опушке леса вас встречает «Зубная паста Смита», на горной вершине вас приветствует «Кикапукская индийская сагва». По вечерам города залиты светом бесчисленных электрических вывесок и надписей. На крыше Кливлендской компании в одном из американских городов красуется надпись: «Эта вывеска сжигает больше электрического тока, чем весь город».

Миллионы тонн сырья и топлива, миллионы рабочих дней тратятся на то, чтобы заставить людей покупать то, что им не нужно. Человеческий труд растрачивается, ставится ни во что» (5).

«Рассказ о великом плане» был опубликован также в Англии, Франции, Германии, Японии… Это вслед за ним получили широкую известность «Рассказы о вещах».

М.Ильин хотел, чтобы люди, читая его книги, видели, «как много мыслей и творчества в каждой вещи, сделанной человеческими руками»«чтобы люди научились удивляться не автомобилю, а человеку, который создал автомобиль, не самолёту, а человеку, который создал самолёт» (6). Эта идея вдохновляла писателя с самого начала, с того времени, когда он вёл «Химическую страничку» в детском журнале «Новый Робинзон», и когда стали появляться его первые книги — книжки-картинки о том, как делают одежду и обувь: «Кожа» и «Ситец». М.Ильин был химиком по образованию. «История свечи» и в этом оказала на него своё влияние. Хотя в детстве он «особенно увлекался муравьями и звёздами» (7).

В юности Илья Маршак поступил на физико-математический факультет Петроградского университета, но после революции учился в Технологическом институте и работал инженером на Невском стеариновом заводе. В те годы молодой человек уже сотрудничал в «Новом Робинзоне» вместе с Борисом Житковым и Виталием Бианки.

Книги, позже объединённые в сборник «Рассказы о вещах», выходили в таком порядке: 1927 год — «Солнце на столе: Рассказы об освещении» и «Который час?: Рассказы о времени», 1928 год — «Чёрным по белому: Рассказы о книгах», 1929 год — «Как автомобиль учился ходить» и «Сто тысяч почему: Путешествие по комнате».

С тех пор, как они были впервые изданы, действительно утекло много воды. Сильно изменились предметы широкого потребления. Изменилось и общее умонастроение. Стоит ли воспринимать как примету прогресса тот факт, что Иван Грозный основал Печатный Двор в Москве «почти одновременно с опричниной»? Можно ли с лёгкой иронией описывать и зарисовывать последствия взрыва парового котла, пусть это и произошло в 1834 году в Шотландии?

Рис. Н.Лапшина к «Рассказам о вещах» М.Ильина

Автомобиль «ЗИС-110», передаваемые двумя радиостанциями сигналы точного времени, газосветные трубки, небьющееся стекло из пластмассы — далеко не последние технические достижения. И на кухонной полке у вас, пожалуй, не семь следующих вещей:«две медные кастрюли, банка из-под леденцов, жестяной чайник, горшок, котелок, большая белая кастрюля». А если и семь, то каких-нибудь других. И вот точно повод улыбнуться — но не совсем тому, чему призывает нас улыбнуться автор:

«Я думаю, что со временем у нас будут фабрики искусственной еды, как теперь есть фабрики искусственного шёлка или искусственного каучука.

В ресторане вы сможете заказать себе котлету из мяса, сделанного в лаборатории, и стакан молока, изготовленного без помощи коровы.

Впрочем, вряд ли искусственная еда будет похожа на молоко и мясо. Для еды будут изготовляться питательные смеси, содержащие всё необходимое человеку.

Достаточно будет взглянуть на этикетку, чтобы узнать, сколько белков, жиров, углеводов, солей, витаминов и вкусовых веществ содержится в одном грамме еды. И, рассматривая эту этикетку, вы с улыбкой вспомните о тех временах, когда люди ели, не зная, что они едят» (8).

Кроме всего прочего, у нас изменились представления о наглядности познавательных книг. Взрослые будут правы, если, похвалив изящные в своём лаконизме рисунки Николая Лапшина, всё-таки покажут детям старинный часовой механизм или средневековый манускрипт на хорошей фотографии в какой-нибудь современной энциклопедии, благо их предостаточно.

Тем не менее, есть причины, по которым «Рассказы о вещах» трудно заменить новыми книгами о тех же вещах. То, что М.Ильин в совершенстве владел искусством занимательного рассказа, показывают и приведённые выше примеры. Самые же замечательные из «Рассказов о вещах» — и ничем не заменимые — рассказы о химии и физике в быту. С присущим ему искусством и знанием дела М.Ильин доходчиво ответил детям на их детские, но вполне резонные вопросы: почему вода не горит? почему нельзя кататься на коньках по полу? почему у жареной картошки есть корка, а у варёной нет? почему хлеб черствеет? откуда в сыре дырочки? почему пиво шипит и пенится? почему железо ржавеет? почему печка гудит, когда топится? почему шуба греет?

Во все времена ребёнок в ответ на такие вопросы обычно слышит: «Пойди, поиграй, видишь, маме (папе) некогда».

 Рис. Н.Лапшина к «Рассказам о вещах» М.Ильина

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Цит. по послесловию А.Ивича: Ильин М. Избр. произведения: В 3 т. — М., 1962. — Т. 1. — С. 593.

2. Фарадей М. История свечи. — М.: Дет. лит., 1982; Фарадей М. История свечи. — М.: Наука, 1980. — (Б-чка «Квант»).

3. Фарадей М. История свечи. — М.: Дет. лит., 1982. — С. 18-19.

4. Ильин М. О научной книге для детей // Детская литература. — 1941. — № 3. — С. 10.

5. Ильин М. Избр. произведения: В 3 т. — М., 1962. — Т. 1. — С. 332.

6. Статья М.Ильина «О своих книгах» цитируется по послесловию А.Ивича: Ильин М. Избр. произведения: В 3 т. — М., 1962. — Т. 1. — С. 593.

7. Из воспоминаний М.Ильина (по очерку его старшего брата Самуила Маршака «Поэзия науки»). См.: Ильин М. Избр. произведения: В 3 т. — М., 1962. — Т. 1. — С. 16.

8. Ильин М. Сто тысяч почему… — Л., 1989. — С. 34.


Библиография

Ильин М. Рассказы о вещах: Сто тысяч почему; Солнце на столе; Который час? / Вступ. ст., ред. текста и примеч. А.Ивича и О.Писаржевского; Рис. Н.Лапшина. — М.: Дет. лит., 1968. — 192 с.: ил. — (Шк. б-ка).

Ильин М. Рассказы о вещах // Ильин М. Избр. произведения: В 3 т. — М.: Гослитиздат, 1962. — Т. 1. — С. 61-322.

Ильин М. Сто тысяч почему. — М.: Астрель: АСТ, 2006. — 207 с.: ил. — (Хрестоматия школьника).

Ильин М. Сто тысяч почему; Который час?; Чёрным по белому / Рис. Н.Лапшина. — Л.: Дет. лит., 1989. — 224 с.: ил.

Светлана Малая