наверх
Успенский Л.В. «Слово о словах» и другие книги по занимательному языкознанию
13 декабря 2007

Лев Успенский. ФотографияСтатья о Льве Васильевиче Успенском ещё при его жизни, в 1972 году, была помещена в седьмой том «Краткой литературной энциклопедии». Ни в биобиблиографическом словаре «Русские детские писатели ХХ века» (М., 2001), ни в биографическом словаре «Русские писатели 20 века» (М., 2000) статьи о нём нет. В первом словаре можно найти Н.М.Верзилина и М.Ильина, но не Л.В.Успенского, не Я.И.Перельмана и не М.П.Бронштейна. Во втором словаре вообще нет писателей популяризаторов науки, что едва ли справедливо. А ведь Л.В.Успенский писал и художественные произведения. Одни из его книг переиздаются, другие оказались вне сегодняшнего круга чтения. И на самом деле, Л.В.Успенский явно заслуживает большей известности.

Он ровесник ХХ века. Детство Льва Успенского и его младшего брата (позже — соавтора) Всеволода было вполне благополучным. Хорошо обеспеченная, притом интеллигентная петербургская семья; дети получают приличное образование. Маленький Лев увлекается чтением Брема, железной дорогой и авиацией. Последний интерес и спустя годы не отпустит его: в 1929 году, собирая авиационный словарь, он, между прочим, несколько раз полетит на «Юнкерсе-13» с Валерием Чкаловым.

Детские словесные впечатления были живы и разнообразны:

«…Когда я сам был в грудном возрасте, бабушка приходила по вечерам прочитать надо мной молитву <…>: “Благословисистая мать на сон медущий младенца Лёву…” Лишь много позднее, уже юнцом, я задумался над этими странными словами и спросил бабушку: что она надо мною читала?

Она читала: “Благослови, святая мать, на сон грядущий…” Но волшебная формула сохранялась в моём сознании именно в том виде, в каком я воспринял её, ничего не понимая, “с того времени”» (1).

Другое, книжное, впечатление:

«Я до сего дня помню вытисненные золотом на корешках Энциклопедии Брокгауза, стоящей за стеклом в отцовском шкафу, таинственные и приманчивые пары слов: т. VII — “Биттсбург до Босха”, т. XVII — “Гоа до Гравер”. И самый загадочный, на котором было написано: “Малолетство до Мейшагола”. Для меня бесспорно, что именно с этих златоблестящих корешков началась моя любовь к книгам» (2).

После революционных потрясений Успенские остались в России. Лев Васильевич собирался быть учёным-лесоводом, однако в середине 1920-х окончательно выбрал родом своей деятельности языкознание. Он закончил словесное отделение Института истории искусств (который существовал до 1930 года). Лекции здесь читали Л.В.Щерба, В.М.Жирмунский, Б.В.Томашевский, Б.А.Ларин, Б.М.Эйхенбаум, Ю.Н.Тынянов — цвет русской филологии. Много позже, в очерке о культуре речи Успенский напишет о своих учителях: «Все они владели в совершенстве искусством отточенной, изящной, увлекательной речи с кафедры. В этом искусстве они умели сочетать высшие приметы “правильности” со свободой остроумного отступления от “правил”, с украшением “учёного слога” блёстками нарочитых погрешностей против него…» (3).

Важно заметить, что Успенский чётко различал подлинно культурную русскую речь и ложную гладенькую, вроде бы остроумную болтовню. Читаем в том же очерке: «…“игра” может и должна оставаться только “игрой”, то есть некоторой частью самого материала речи. Если она начинает вытеснять собою весь язык, подменять его и замещать, тогда начинается трагедия. Высокое остроумие превращается в так называемое хохмачество…» (4). Именно высокое остроумие — характерное свойство филологических книг самого Успенского.

Тогда же, в пору учёбы в Институте истории искусств, он, по его собственным словам, «принял решение когда-нибудь в будущем начать писать книги по “Занимательному языкознанию”» (5). Тут ещё была история с шифровкой письма для романа «Запах лимона». Успенский сочинял авантюрный роман вместе с приятелем Л.А.Рубиновым, и никак им не удавалось зашифровать при помощи пушкинской баллады «Русалка» шпионское письмо, в котором обязательно должно было присутствовать слово «нефть». Буква «эф» не отыскивалась и в других классических русских стихах. Невольное расследование судьбы этой буквы так увлекло студента-филолога, что он решил предпочесть беллетристике занимательное языкознание. А «Запах лимона», роман Льва Рубуса, был всё-таки напечатан.

Л.В.Успенский писал и другие художественные книги: в 1939 году, в соавторстве с военным историком Г.Н.Караевым, — роман «Пулковский меридиан», и в 1955-м — роман с теми же героями «Шестидесятая параллель», о защитниках Ленинграда. Лев Васильевич сам участвовал в обороне родного города, за мужество награждён орденом Красной Звезды. О своих земляках, ленинградцах и псковичах, он написал и повесть «Скобарь», и рассказы — здесь он с большой точностью передаёт особенности народного говора.

Как лингвист Успенский в 1920-30-е годы опубликовал статьи «Язык революции» и «Материалы по языку русских лётчиков» и работал в коллективе учёных под руководством Б.А.Ларина над составлением «Словаря древнерусского языка».

Удивительно, как он всё успевал! Ведь в то же время он стал писать и для детей. Первая книжка называлась «Кот в самолёте». Успенский печатался в журналах «Чиж» и «Ёж», в содружестве с В.А.Камским, Я.И.Перельманом, В.И.Прянишниковым работал в Доме занимательной науки, заведовал научно-познавательным отделом в журнале «Костёр». Вместе с братом Всеволодом Васильевичем сделал отличный пересказ древнегреческих мифов: «12 подвигов Геракла» (1938) и «Золотое руно» (1941). Потом была «Занимательная география» (1947), «На 101 острове: Рассказы о Ленинграде» (1957) и «За семью печатями: Очерки по археологии» (1958, обе в соавторстве с К.Н.Шнейдер).

«Слово о словах» — первая книга для школьников по языкознанию — вышла в «Детгизе» в 1954 году. Хотя одна из глав этой книги — «Глокая куздра» — ещё в 1936 году была напечатана в «Пионере».

Что за куздра такая? Глокая. Это рассказ о том, как профессор Л.В.Щерба, читая лекцию по курсу «Введение в языкознание», велел одному студенту написать на доске следующую фразу: «Глокая куздра штеко будланула бокра и кудрячит бокрёнка». Профессор легко и весело доказал изумлённым студентам, что эта фраза подобна алгебраической формуле, потому что, собранная из слов с выдуманными корнями, она всё же построена по законам русской грамматики. «Вы можете даже перевести её, —сказал профессор, — перевод будет примерно таков: “Нечто женского рода в один приём совершило что-то над каким-то существом мужского рода, а потом начало что-то такое вытворять длительное, постепенное с его детёнышем”. Ведь это правильно?» (6).

Правильно. И это верный способ занимательно рассказывать школярам о языкознании — науке, зачастую кажущейся им не очень-то интересной. Собственно, «Слово о словах» и есть занимательное введение в языкознание. Насколько занимательное — свидетельствует писатель Борис Алмазов: «Мне было десять лет и у меня болело ухо. (Счастлив тот, кто не знает, что это такое — я места от боли себе не находил.) Но вот моя бабушка принесла из библиотеки книгу. Я открыл её без всякого интереса, где-то посредине, прочитал несколько строк и не смог остановиться. Книгу у меня отобрали силой только в полночь, когда по радио били Кремлёвские куранты» («Слово об Успенском») (7).

Книга была «на ура» принята детьми и взрослыми. Лев Васильевич получил десятки тысяч писем и почти на все ответил! С той поры переписка с читателями становится для него занятием, требующим всё большего и большего времени.

Вслед за «Словом о словах» Л.В.Успенский написал для школьников книги «Ты и твоё имя» (1960), «Имя дома твоего» и «Почему не иначе?» (обе — 1967). Книжечку «Беда с этим козликом» он написал для учеников младших классов, чтобы они весело постигали трудности русской орфографии. К читателю вполне взрослому обращается Успенский в книгах «Загадки топонимики» и «По закону буквы».

Происхождение слов особенно занимало его. Он вёл картотеку, в которой, в конце концов, насчитывалось до 100 000 карточек. Из этих кропотливо, годами собираемых справок создавались знаменитые книги.

«Ты и твоё имя» — книга об антропонимике. Прелюбопытные истории из истории имён, отчеств и фамилий.

Почему в документах старой Руси то и дело встречаются люди с двойными именами такого рода: «князь Михайло, зовомый Святополк»«Круглец, нареченный Евстафием»«Карпуша Ларионов, а прозвище Ивашко» и даже какой-то «казак Богдан, а имя ему бог весть»?

Отчего имя Роза не кажется нам нелепым, но что-то мешает нормальному человеку назвать дочку Резедой, а сына Рододендроном?

Как, когда и где появились дивные фамилии: Хризолитские, Кастальские, Коринфские? А Малецкие-Малевичи, Пендер-Бугровские, Пац-Помарнацкие? Или, если желаете, Ихзельбст, Пульфермахер, Температурвехзель?

«Имя дома твоего» и «Загадки топонимики» (авторское название было «За языком до Киева») — рассказы о географических названиях.

Почему небольшой северный городок называется Лодейным Полем? Откуда в Сибири, в глухой тайге появилось селение Изба Интеграла? Что значат названия Днепр, Балаклава, Кия-Шалтырь? Москва — что значит?

Можно ли разгадать тайну фольклорной Веденецкой земли? В наших былинах и сказках ведь есть и Алыберское царство, Китеж-град, крест Леванидов, Сафат-река и речка Смородинка…

И сколько всего топонимов на земном шаре?

«Почему не иначе? Этимологический словарик школьника» — не только словарик, но и рассказ о науке этимологии и о работе учёного-этимолога. Книга, дающая представление о том, какова вообще деятельность настоящего учёного. Потому что «в этимологии, откровенно говоря, бесспорных истин меньше, чем в какой-либо другой области языкознания. Этимологи неустанно работают над уточнением своих гипотез. Они выдвигают всё новые и новые предположения чуть ли не по каждому, даже уже давно объяснённому слову» (8).

Вот копейка зовётся копейкой из-за всадника с копьём, изображённого на древнерусских монетках? Или слово произошло от тюркского «кёпек» (тоже такая монета)?

Ново ли слово «кибернетика»? Нашим гражданам в середине ХХ века оно должно было казаться совсем новеньким. А в Древней Греции «кюбернао» значило «править кораблём» («кюбернэтикос» — «судоводительский»).

В словарике есть и «кибернетика», и «космонавт», и «коммунизм», и «комиссар». Нет слов «князь», «священник», «дворец», «церковь»…

Ил. Г.Бойко и И.Шалито к книге Л.Успенского «По закону буквы»Не так уж много воды утекло с тех пор, как написаны эти книги. Однако сегодня они нуждаются в примечаниях и дополнениях. Одни географические пункты Советского Союза сейчас находятся вне границ нашего государства, другим вернули старые названия. Струги-Белые точно не переименовываются в Струги-Красные, скорее наоборот. И очень мала вероятность повстречать дамочку по имени Электрификация Магнитостроевна. И общие умонастроения сильно изменились. Но справедливости ради надо сказать, что Лев Васильевич Успенский рассказывал о современной ему языковой среде достойно, без славословий и оскорблений.

«Ты и твоё имя» и «Имя дома твоего» — наиболее читаемые и чаще всего переиздаваемые книги Л.В.Успенского. А хотелось бы обратить внимание читателей и издателей на одну позднюю его книгу, менее других зависимую от времени написания. Книга «По закону буквы» выходила в известной серии «Эврика» и не предназначалась для детского чтения. Но школьнику средних и старших классов она так же доступна, как взрослому читателю. Это замечательно занимательная история русского алфавита — история каждой буквы, включая упразднённые «ять», «фиту», «и десятеричное» и «ижицу».

Некогда, ещё в 1930-е годы, работая с Я.И.Перельманом в Доме занимательной науки, Л.В.Успенский поставил перед собой вопрос: «Что надо сделать для того, чтобы наряду с физико-математической и биологической науками в общий поток научно-художественной популяризации знаний включились <…> филологические дисциплины?» (9).

И за четыре десятилетия увлечённого труда он сделал почти невероятно много в избранной области литературы. Его занимательные филологические книги — превосходный пример работы писателя с научным материалом и по-прежнему, несмотря ни на какие перемены, действительно интересное и полезное чтение.

Кроме всего этого, неутомимый Успенский написал книгу воспоминаний «Записки старого петербуржца». А нынешние петербуржцы ещё могут помнить высокого седого человека, который с энтузиазмом фотографировал городских львов, каменных и бронзовых своих тёзок. Он мечтал написать о них книгу.


ПРИМЕЧАНИЯ

1. Успенский Л.В. За языком до Киева. — Л., 1988. — С. 425.

2. Там же. — С. 428.

3. Там же. — С. 382-383.

4. Там же. — С. 374.

5. Успенский Л.В. По закону буквы. — М., 1979. — С. 203.

6. Успенский Л.В. Слово о словах; Имя дома твоего. — М., 1974. — С. 376.

7. Успенский Л.В. Слово о словах. — Л., 1982. — С. 278.

8. Успенский Л.В. Почему не иначе?: Этимологический словарик школьника. — М., 1967. — С. 37.

9. Успенский Л.В. За языком до Киева. — Л., 1988. — С. 6.

Библиография

Успенский Л.В. Беда с этим козликом: Рассказы о правописании / Рис. В.Гусева. — Л.: Дет. лит., 1978. — 112 с.: ил.

Успенский Л.В. За языком до Киева: Лингвистическая проза; Повесть; Рассказы; Публицистика; Письма. — М.: Лениздат, 1988. — 511 с.

Содерж.: За языком до Киева (Загадки топонимики); Скобарь: Повесть; Рассказы; «Братски Ваш Герберт Уэллс»; Хорошо или правильно? (Культура речи); Письма последних лет.

Успенский Л.В. Загадки топонимики. — М.: Мол. гвардия, 1973. — 272 с. — (Эврика).

Успенский Л.В. Загадки топонимики. — М.: АСТ: Зебра Е, 2008. — 336 с.: ил. — (Горизонты знаний).

Успенский Л.В. Имя дома твоего: Очерки по топонимике. — М.: Армада-пресс, 2002. — 320 с.: ил. — (Что в имени?..).

Успенский Л.В. По дорогам и тропам языка / Рис. В.Воробьёва. — М.: Дет. лит., 1980. — 271 с.: ил.

Успенский Л.В. По дорогам и тропам языка. — М.: АСТ: Зебра Е, 2008. — 464 с.: ил. — (Горизонты знаний).

Успенский Л.В. По закону буквы / Худож. Г.Бойко, И.Шалито. — М.: Мол. гвардия, 1979. — 240 с.: ил. — (Эврика).

Успенский Л.В. По закону буквы. — М.: АСТ: Зебра Е, 2008. — 336 с.: ил. — (Горизонты знаний).

Успенский Л.В. Почему не иначе?: Этимологический словарик школьника. — М.: Дет. лит., 1967. — 302 с.: ил.

Успенский Л.В. Почему не иначе?: Этимологический словарь школьника. — М.: АСТ: Зебра Е, 2008. — 464 с.: ил. — (Горизонты знаний).

Успенский Л.В. Слово о словах: Очерки о языке / Послесл. Б.Алмазова; Рис. Ю.Киселёва. — Л.: Дет. лит., 1982. — 287 с.: ил. — (Шк. б-ка).

Успенский Л.В. Слово о словах. — М.: АСТ: Зебра Е, 2009. — 496 с.: ил. — (Горизонты знаний).

Успенский Л.В. Ты и твоё имя: Рассказы об именах. — М.: Армада-пресс, 2002. — 316 с.: ил. — (Что в имени?..).

Светлана Малая