наверх
Долопихтис
10 ноября 2009

Поверхностные суждения и глубокие размышления

В 1967 году издательство «Детская литература» впервые выпустило небольшую книжку с интригующим названием «Путешествие вверх». Впоследствии она издавалась не раз, но уже не отдельно, а в сборниках, ведь её автор, доктор биологических наук Вадим Дмитриевич Фёдоров, написал не только эту повесть.

В том, что учёные обращаются к литературе, когда им становится тесно в строгих рамках чистой науки, нет ровным счётом ничего странного. Вот и Вадим Фёдоров сочинил научно-познавательную сказку для детей. На этом «обыкновения» кончаются и начинаются удивительные вещи.

Прежде всего — задача, которую поставил перед собой автор. Он намерен объяснить детям, как устроена жизнь в океане. Рассказать о том, что все существа в нём образуют единое целое, — мир, в котором все друг с другом связаны, даже если сами и не подозревают об этом. В этом мире каждая жизнь ценна не только сама по себе, но ещё и потому, что ей принадлежит важная роль в сохранении биологического вида, своего и чужого.

Вторая необычность книги — стиль. «Путешествие вверх» — не сентиментальная история «из жизни животных», а научно достоверный рассказ о борьбе за существование.

Третье качество — плотность текста, его лаконичность и огромная содержательность, подчас кажущаяся чрезмерной. Но попробуйте выбросить научные «излишества» — повествование сразу утратит смысл. А если кого-то отпугнёт обилие «умных» и «взрослых» слов, тем хуже для него. Впрочем, справедливости ради стоит заметить, что история эта не для детей младшего школьного возраста, хоть и имеет подзаголовок «повесть-сказка».

И, наконец, действующие лица. Коль скоро за перо взялся биолог, можно ожидать, что это будут животные. Например, кто-нибудь маленький и пушистый. Или большой и совсем не пушистый, но всё равно симпатичный. А если и не очень симпатичный, то понятный, на худой конец — знакомый хотя бы понаслышке.

Главным героем своей книги Вадим Фёдоров сделал рыбку. Но не простую рыбку и отнюдь не золотую — хищного глубоководного удильщика.

Ил. Т.Лоскутовой к повести-сказке В.Фёдорова «Путешествие вверх»


Как его зовут

Научное название этой рыбки — Dolopichthys cornutus. Звучно, красиво, торжественно, но произнести трудно. Поэтому все, включая автора, называют его Долопи́хтис. И только для одной-единственной рыбы в мире он — просто Доли.


Как он выглядит

Долопихтис напоминает кита, каким его рисуют маленькие дети: большущая округлая голова, плавно переходящая в хвост. Ростом удильщик не вышел, зато «имел все основания считать себя красивым. Ярко светящиеся зубы в улыбке широкой пасти и плутоватые глаза, окружённые красноватым ободком, придавали Долопихтису мирный и благодушный вид, делая его похожим на Чеширского Кота», улыбка которого, как известно, исчезала последней. Трудно сказать, достоинство это Чеширского Кота или недостаток. Сияющая улыбка нашего героя не гасла никогда, и это, несомненно, выгодно отличает Долопихтиса от знаменитого персонажа Льюиса Кэрролла.

Кроме того, «как у всех удильщиков, голову Долопихтиса украшал маленький фонарик, на тонком выросте-стебельке, который призывно раскачивался впереди его зубастой пасти», подманивая добычу поближе.

Для полноты картины остаётся добавить, что цветом удильщик был тёмно-тёмно-коричневый, почти чёрный; это делало его совершенно невидимым в чернильном мраке глубин.


Где он живёт

Живёт Долопихтис в океане, очень глубоко, так глубоко, что солнечный свет туда не доходит. Он словно растворяется в воде, которая постепенно перестаёт быть голубой и прозрачной, становится чёрной и даже как будто вязкой, словно смола. И холодной. Мрак, холод и бесконечное пространство вокруг — таков мир Долопихтиса.
Ил. Т.Лоскутовой к повести-сказке В.Фёдорова «Путешествие вверх»«Иногда <…> можно плыть долго-долго, не встречая ничего достойного внимания. Где-то высоко над головой метеором пронесётся огонёк, где-то в стороне зажгутся длинные сверкающие полосы, отмечая путь причудливых рыб, и кто-то большой и неповоротливый шумно вздохнёт, опускаясь в глубины».

Это странный мир, лишённый солнца, но не лишённый света; пронизанный огнями, но леденяще-холодный; бескрайний, но накрепко зажатый непроглядным мраком. Неудивительно, что населяют его поразительные создания, интереснейшие личности, обладатели неоднозначных характеров.


Как он живёт

Ил. Т.Лоскутовой к повести-сказке В.Фёдорова «Путешествие вверх»Долопихтис, как и большинство глубоководных хищников, обедает редко, но основательно. Не по своему выбору, просто в глубинах маловато добычи. Чтобы поесть, нужно проявить не только ловкость, но и сообразительность.«Если я нападу на креветку, то я получу только креветку. Но если я съем рыбку, которая перед этим проглотила креветку, тогда я получу и то и другое», — пришёл к выводу удильщик, увидев однажды охоту рыб-гадюк на рачков-огнемётов. И был прав.


Что он думает

Почти половина обитателей этого бессолнечного мира умеет светиться. Мерцающие огоньки и целые облака света, «рождённые в ночи жизнью бесчисленных существ», всегда привлекали Долопихтиса, но его любознательность умерялась осторожностью. «Все эти светящиеся штучки — сплошное надувательство», — бормотал он себе под нос, поглядывая на собственный фонарик.
Долопихтис вообще любил порассуждать, и даже те, кто находил его выводы наивными, не могли отказать маленькому удильщику в наблюдательности.

клонность к философии не покидала Долопихтиса никогда, менялась только интонация его рассуждений.

«О чём, например, мечтает каждый обитатель подводного мира и чего страшится? — размышлял удильщик. — Он мечтает поесть и страшится быть съеденным. Горькая истина!» И вообще, «когда хочется есть, какие уж тут идеалы!»

А после удачной охоты, когда голод утолён и мир кажется вполне симпатичным, «Долопихтис видел всё в излишне радужном свете и любил поговорить о чувствах, ему недоступных, и добродетелях, которых он не имел».


Какой он

«Настоящий светящийсязубый удильщик, проныра и разбойник». Терпеть не может неожиданных встреч с неизвестными. Гораздо приятнее и разумнее тихонько подобраться сзади и посмотреть, кто там. И если это рыбёшка подходящего размера, «я не побоюсь показаться навязчивым», приговаривал Долопихтис, уверенный, «что выражается <…> необыкновенно изысканно и тонко».

Ил. Т.Лоскутовой к повести-сказке В.Фёдорова «Путешествие вверх»При случае он не прочь дать волю своему ехидству. «Встречаясь с тобой, я всякий раз испытываю разочарование, что вокруг меня слишком много воды», — подпустил он однажды шпильку ядовитой медузе — с расстояния, которое принято называть безопасным.

А ещё ему присущи самонадеянность, вспыльчивость и немалое самолюбие. Однажды эти качества привели к беде: Долопихтис откусил рыбке хвост.

Удильщик был зол — на Моло-Моло,Ил. Т.Лоскутовой к повести-сказке В.Фёдорова «Путешествие вверх» рыбу-луну, которая оказалась не так глупа, как все говорили, и на себя, потому что поверил досужей болтовне и очутился в неловком положении. Расплатилась же за это совершенно посторонняя рыба.

Долопихтису стало стыдно: «когда ты сыт и отхватываешь у случайно проплывающих рыб хвосты только потому, что ты в плохом настроении, — это очень печально. Я искренне сожалею, что оставил рыбёшку без хвоста…»

Решено: он непременно разыщет эту рыбку и принесёт ей глубочайшие извинения. Разумеется, хвост нужен рыбе больше, чем извинения, но всё же…

Так началась история, перевернувшая представления Долопихтиса о мире и о себе самом.


Начало пути

Совершенно неожиданно удильщик обрёл друга. Им стал Хиазмодон, печально известный Чёрный Пожиратель, отныне и только для Долопихтиса просто Хизи: «…мы не будем охотиться друг за другом, будем беседовать и помогать друг другу. И всё это потому, что мы понравились друг другу».

Ил. Т.Лоскутовой к повести-сказке В.Фёдорова «Путешествие вверх»

Удильщику «сделалось хорошо от сознания, что он кому-то нужен. “Не так уж плох этот мир, если ещё можно испытывать радость от того, что нашёл друга”». И это говорит рыба, которая всегда считала, что «никто тобой не интересуется, пока не пожелает съесть»!
Вверх!

Ил. Т.Лоскутовой к повести-сказке В.Фёдорова «Путешествие вверх»Долопихтис считался наблюдательным и неглупым удильщиком. Но он был ещё и мечтателем. Об этом не знал никто, даже он сам. И если бы не встреча с великолепной рыбой-созвездием, безмерно гордящейся тем, что она никого не убивает, а поедает умерших рачков-копепод, эта удивительная сторона его натуры не проявилась бы, наверное, никогда.

Однажды медуза рассказала ему, что высоко наверху живут рыбы, которые не охотятся друг на друга, а питаются живыми копеподами. Тогда он решил, что медуза немножечко врёт, но вот теперь и рыба-созвездие говорит о копеподах, пусть даже мёртвых. А откуда они берутся? Что едят, когда живые?

Рыба-созвездие пожалела малообразованного удильщика, задающего столь глупые вопросы:«Каждая грамотная рыба знает, что копеподы питаются мельчайшими растениями, которые населяют самый верхний этаж океана, освещаемый солнцем. Эти мельчайшие растения называются водорослями».

Внизу нет растений, потому что нет солнца. Свет внизу ненастоящий, и все вокруг поневоле хищники или трупоеды.
Долопихтису вдруг отчаянно захотелось поверить, что медуза говорила правду, что в мире есть что-то ещё, кроме мрака, холода и бесконечной борьбы за существование, слишком похожей на войну.

«Может быть, — подумал он, — там, наверху, не думают о еде? — И в ответ своим мыслям рассмеялся: — Тогда о чём же там думают?»

Сверкнув огненной улыбкой, навечно примёрзшей к зубам, Долопихтис двинулся в путь, к солнцу.


Наверху

Ил. Т.Лоскутовой к повести-сказке В.Фёдорова «Путешествие вверх»Удильщик оказался прав, не поверив в идиллию, царящую в освещённом солнцем мире. Её там не было. Но было красиво. И Долопихтис изменил бы себе, если бы не принялся философствовать:«Когда вся вода вокруг светится — и это всего лишь её свойство, — начинаешь по-настоящему понимать красоту в её отвлечённом виде».

Он встретил существ ещё более странных, чем те, что живут внизу, увидел таинственные водоросли и загадочных копепод в несметном количестве, а дельфин рассказал ему о пищевых цепях и океанских течениях и взял с собой посмотреть на заходящее солнце.
Ил. Т.Лоскутовой к повести-сказке В.Фёдорова «Путешествие вверх»Удильщик был потрясён. И тому виной были не только непонятный страх и волнение, охватившие его во время величественного ухода светила. Оказалось, тот факт, что все животные так или иначе уничтожают друг друга, вовсе не означает, что они плохо воспитаны.

«Если всё, о чём говорил дельфин, правда, — расстроился Долопихтис, — то выходит, что хорошее воспитание, добропорядочность ничего не значат…»

Его смутная, невысказанная надежда на то, что вечная охота каждого за каждым всего лишь следствие несовершенства мира, которое может быть исправлено, разбита, развеяна в прах.


Домой

Ил. Т.Лоскутовой к повести-сказке В.Фёдорова «Путешествие вверх»Новые знания и впечатления требуют осмысления, и лучше всего это делать по дороге домой. Возвращаясь на глубину, Долопихтис неспешно выстраивал систему взаимодействия животных, составляющих звенья пищевой цепи: «Всё настолько взаимно связано и обусловлено, что изменить ничего нельзя. <…> А каждая жизнь — в бесчисленном числе повторений — сама по себе ничего не значит. Даже моя. <…> И мне — увы! — дано только одно право: есть самому и… быть съеденным!»

Тут Долопихтис, смущённо улыбнувшись, всё же сделал оговорку — «не обязательно быть съеденным самому!» И это допущение показалось ему вполне уместным.

Но ведь и дельфин говорил, что «осознание своего места в общей цепи не вынуждает нас к отказу от <…> маленьких радостей, существующих в нашем мире. Одно не исключает другого».

И, наблюдая, как вокруг него смыкается Великий Мрак, Ил. Т.Лоскутовой к повести-сказке В.Фёдорова «Путешествие вверх»Долопихтис убедился, что дельфин был прав: глубина таила в себе не только опасность. «Странно, что это всё вместе и есть мой дом. И ещё более странно, что я нахожу его достаточно уютным».

Что же касается опасности… Нельзя считать злом то, к чему «обязывает природа». Вот Хизи, например. Его все боятся, о нём говорят только плохое. Но он всего лишь охотник, как и Долопихтис, между прочим. И если это преступление, то что ж — «добрая дружба бывает даже между недостойными».

Тот ещё шедевр мысли, но суть передает верно: в обществе искреннего и преданного Хизи удильщик«забывает о страхе и одиночестве. Долопихтис понял, что теперь так будет всегда. И он был счастлив».

А когда на душе светло, сама собой рождается песня. Прислушайтесь — и вы услышите высокий звонкий голос, выводящий простенький, но бодрый мотив:

В воде удильщики живут —
Ого! — и как ещё живут,
Вот так вот прямо и живут
Удильщики в воде.
Они фонарик свой несут —
Ого! — и как ещё несут,
Вот так вот прямо и несут
Фонарь на голове!


Ил. Т.Лоскутовой к повести-сказке В.Фёдорова «Путешествие вверх»


Избранная библиография

Фёдоров В.Д. Летящие к северу: [Повести-сказки] / Худож. Т.Лоскутова. — М.: Дет. лит., 1973. — 175 с.: ил.
Содерж.: Путешествие вверх; Летящие к северу.

Фёдоров В.Д. Летящие к северу: Повести-сказки / Худож. Т.Лоскутова. — М.: Дет. лит., 1979. — 173 с.: ил.
Содерж.: Путешествие вверх; Летящие к северу.

Фёдоров В.Д. Летящие к северу / Оформл. Т.Лоскутовой. — М.: Изд-во МГУ, 1988. — 238 с.: ил.
Содерж.: Обыкновенные волшебные часы; Летящие к северу; Путешествие вверх; Возмутительный страусёнок.

Фёдоров В.Д. Летящие к северу / Оформл. Т.Лоскутовой. — М.: Изд-во МГУ, 1992. — 238 с.: ил.
Содерж.: Обыкновенные волшебные часы; Летящие к северу; Путешествие вверх; Возмутительный страусёнок.

Лариса Четверикова