наверх
Король и королева. Франция, век XVII
30 января 2013

<Отрывок взят из книги: Дюма А. Три мушкетера: Роман: [В 2 ч.] / Предисл. С.Бэлзы; Послесл. Р.Белоусова; Ил. М.Лелуара. — М.: РОСМЭН, 1999. — Ч. 1. — С. 290-292.

История с алмазными подвесками королевы Анны Австрийской не выдумана — А.Дюма позаимствовал ее из мемуаров современников и исторических анекдотов, собранных Таллеманом де Рео. Плод воображения писателя — лишь участие в этом деле четырех друзей-мушкетеров. Подробный рассказ об этих событиях, произошедших во Франции первой трети XVII века, а также об истории любви герцога Бэкингема к королеве и о причинах ненависти к ней кардинала Ришелье, можно прочесть в книге: Дюма А. Луи XIV и его эпоха: Историч. хроника в двух частях. — СПб.: Студиа биографика, 1993. — Ч. 1.— Гл. I-II.— С. 14-57.


А. Дюма

ТРИ МУШКЕТЁРА

XXII. Мерлезонский балет

(отрывок)


Ил. М.Лелуара к роману «Три мушкетера»

Королева вошла в зал. Все заметили, что у нее, как и у короля, был грустный и, главное, утомленный вид.

В ту минуту, когда она входила, занавес маленькой ложи, до сих пор остававшийся задернутым, приоткрылся, и в образовавшемся отверстии появилось бледное лицо кардинала, одетого испанским грандом. Глаза его впились в глаза королевы, и дьявольская улыбка пробежала по его губам: на королеве не было алмазных подвесков.

Несколько времени королева стояла, принимая приветствия городских старшин и отвечая на поклоны дам.

Внезапно у одной из дверей зала появился король вместе с кардиналом. Кардинал тихо говорил ему что-то; король был очень бледен.

Король прошел через толпу, без маски, с небрежно завязанными лентами камзола, и приблизился к королеве.

— Сударыня, — сказал он ей изменившимся от волнения голосом, — почему же, позвольте вас спросить, вы не надели алмазных подвесков? Ведь вы знали, что мне было бы приятно видеть их на вас.

Королева оглянулась и увидела кардинала, который стоял сзади и злобно улыбался.

— Ваше величество, — отвечала королева взволнованно, — я боялась, что в этой толпе с ними может что-нибудь случиться.

— И вы сделали ошибку. Я подарил вам это украшение для того, чтобы вы носили его. Повторяю, сударыня, вы сделали ошибку.

Голос короля дрожал от гнева; все смотрели и при- слушивались с удивлением, не понимая, что происходит.

— Государь, — сказала королева, — подвески находятся в Лувре, я могу послать за ними, и желание вашего величества будет исполнено.

— Пошлите, сударыня, пошлите, и как можно скорее: ведь через час начнется балет.

Королева наклонила голову в знак повиновения и последовала за дамами, которые должны были проводить ее в предназначенную ей комнату.

Король также прошел в свою.

На минуту в зале воцарилась тревога и смятение.

Нетрудно было заметить, что между королем и королевой что-то произошло, но оба говорили так тихо, что никто не расслышал ни слова, так как из уважения все отступили на несколько шагов. Скрипачи выбивались из сил, но никто их не слушал.

Король первым вошел в зал; он был в изящнейшем охотничьем костюме. Его высочество герцог Орлеанский и другие знатные особы были одеты так же, как и он. Этот костюм шел королю как нельзя более, и поистине в этом наряде он казался благороднейшим дворянином своего королевства.

Кардинал приблизился к королю и протянул ему какой-то ящичек. Король открыл его и увидел два алмазных подвеска.

— Что это значит? — спросил он у кардинала.

— Ничего особенного, — ответил тот, — но, если королева наденет подвески, в чем я сомневаюсь, сочтите их, государь, и, если их окажется только десять, спросите у ее величества, кто мог у нее похитить вот эти два.

Король вопросительно взглянул на кардинала, но не успел обратиться к нему с вопросом: крик восхищения вырвался из всех уст. Если король казался благороднейшим дворянином своего королевства, то королева, бесспорно, была прекраснейшей женщиной Франции.

Ил. М.Лелуара к роману «Три мушкетера»В самом деле, охотничий костюм был ей изумительно к лицу: на ней была фетровая шляпа с голубыми перьями, бархатный лиф жемчужно-серого цвета с алмазными застежками и юбка из голубого атласа, вся расшитая серебром.

На левом плече сверкали подвески, схваченные бантом того же цвета, что перья и юбка.

Король затрепетал от радости, а кардинал — от гнева; однако они находились слишком далеко от королевы, чтобы сосчитать подвески: королева надела их, но сколько их было — десять или двенадцать?

В этот момент скрипачи возвестили начало балета. Король подошел к супруге коннетабля, с которой он должен был танцевать, а его высочество герцог Орлеанский — к королеве. Все встали на места, и балет начался.

ПРИМЕЧАНИЯ

Мерлезонский балет — с XVI века балет уже был одним из самых любимых развлечений во Франции. В этих красочных костюмированных представлениях принимали участие даже короли — Генрих IV, Людовик XIII и, особенно, Людовик XIV.

Бледное лицо кардинала, одетого испанским грандом — в те времена испанская аристократия одевалась в черный бархат. На рисунке М.Лелуара в костюме кардинала, стоящего за королевой, выделяется белый стоячий воротник и угадывается орден Золотого Руна на груди — высший орден Испании.

С небрежно завязанными лентами камзола — камзол был важной частью старинной мужской одежды. Он надевался поверх рубашки и штанов. Камзолы знатных и богатых людей шились из бархата или атласа и украшались золотым и серебряным шитьем. С течением времени, постепенно укорачиваясь и упрощаясь, камзол превратился в жилет.

Маргарита Переслегина