наверх
«Я увидел лошадь…»
26 января 2008

Алмазов Б.А. Прощайте и здравствуйте, кони!: Науч.-худож. книга / Оформл. и рис. Г.Никеева. — Л.: Дет. лит., 1978. — 208 с.: ил.

Обложка книги Б.Алмазова «Прощайте и здравствуйте, кони!». Худож. Г.НикеевЭта книга вышла тридцать лет назад и с тех пор ни разу не переиздавалась. Об этом стоит пожалеть. В фондах РГДБ остался всего один экземпляр, да и тот за годы общения с читателями утратил многие страницы и даже обложку. Ну и что? — спросите вы.

Стоит ли об этом сокрушаться? Разве мало книг доживает свой век без особого шума и всеобщего сожаления?.. И вообще, почему сегодня, когда человечество, от мала до велика, накрепко уселось перед монитором компьютера, нам вдруг пришло на ум напомнить об этой пожилой книге про каких-то там лошадей, которых к тому же далеко не всякому городскому ребёнку выпадет случай увидеть живьём, не на картинке?..

Мы печалимся не только о лошадях, которых становится все меньше, потому что сужается сфера их применения. Человеческое общество за долгую свою историю многократно прощалось с этими удивительными животными. Практически ушли в небытие военные кони, сократилось до минимума использование лошадей в качестве средства передвижения, на них уже никто не пашет… Но лошадь, несмотря на весь напор урбанистической цивилизации, по-прежнему живёт рядом с нами. И мы сожалеем о том, что современным детям редко рассказывают об этих удивительных животных, и что такие поистине научно-художественные книги, написанные не просто мастерски и со знанием дела, но с душой, с искренней и страстной любовью, сегодня, увы, исчезающее явление.

По своей информационной насыщенности, полноте раскрытия темы, по обилию иллюстративного материала книга Бориса Александровича Алмазова, глубокого знатока лошадей, спортсмена-конника и казачьего атамана Северо-Западного округа, вполне может служить настоящей «лошадиной энциклопедией», тем более что нынешняя издательская практика допускает некоторую вольность в трактовке этого термина по отношению к книгам, более или менее подробно раскрывающим ту или иную тему.

днако не в энциклопедизме дело: кому захочется узнать о лошадях больше, тот найдёт информацию в справочниках, пособиях по коневодству, иных источниках. Дело в другом: рассказать о лошадях так увлекательно, как это сделал Борис Алмазов, не удавалось, пожалуй, никому. «Всё, что связано с лошадьми, удивительно, удивительны они сами, удивительна их история, удивительны люди около лошадей», — признаётся Борис Александрович.

Бурят на местной аборигенной лошади. ФотографияБудучи из рода донских казаков, он оказался в седле с годовалого возраста — так того требовал старинный казачий обычай. Об этом писатель рассказал в предисловии, которое называется «Я увидел лошадь первый раз». Здесь же рассказано о второй встрече с этим животным, которая, как замечает Алмазов, «могла вообще отбить у меня охоту подходить к лошади». Отбить — в буквальном смысле этого слова.

Случилось это в колхозной кузнице, где подковывали старую рабочую конягу. Шестилетний мальчишка во все глаза смотрел на происходящее, стараясь запомнить мельчайшие подробности и ощущая страх животного как свой: «…молот стучит, в горне огонь полыхает, и чёрный кузнец что-то там делает с твоим копытом, зажав его между колен! Я далеко стоял, меня не подковывали, и то было страшновато».

Писателю понадобилось лишь небольшое предисловие, чтобы сразу же завоевать сердце читателя. Трудно остаться равнодушным, читая такие строки: «Вокруг нас медленно поворачивалась весенняя степь. Сочная, до синевы с белым налётом, трава исполосована ярко-алыми маковыми реками. Они, как сказочные дороги, убегали за горизонт, а там уже показывался багрово-оранжевый край солнца.

И вдруг в это весеннее великолепие из-за холма вылетели два коня. Один — снежно-белый, второй — гнедой. На них не было никакой сбруи, они шли широким галопом, алые маки взлетали красным облаком из-под копыт и плавно кружились на фоне ослепительного синего неба…»

Из пламенного предисловия попадаем в первую главу — «Как лошадь стала лошадью», откуда узнаём, что пятьдесят миллионов лет назад предок современной лошади, одного из самых крупных сухопутных животных, был ростом… с кошку. Учёные назвали это маленькое, неуклюжее, горбатое и полосатое существо эогиппусом.

Следующие страницы помогут разобраться в многочисленных лошадиных родственниках и знакомых, в разнообразных породах.

Жеребец ахалтекинской породы в национальном туркменском уборе. ФотографияОсновной текст то и дело обрамляют поля, на которых прерывистой лентой приводятся самые любопытные факты, связанные с лошадьми.

Глава «Кони на войне» — одна из самых увлекательных в книге. Здесь рассказы о боевых лошадях, о воинах древнего мира и средних веков сменяются интереснейшими сведениями о колесницах фараонов, конях скифов, коннице Александра Македонского. Не забыт и знаменитый конь, заседавший в римском сенате.

Рассказывая о рыцарских турнирах, автор признаётся в своей нелюбви к рыцарям, и сразу становится ясно: иначе и быть не может! «А к лошади у рыцарей отношение было, прямо сказать, свинское, безжалостное, жестокое… Не они изобрели шпоры. Но вот довели их до изуверских размеров они!»

Военные кони татаро-монголов, Куликовская битва как крупный успех русской конницы, история кавалерии, которая начинается с реформ Петра Первого, гусары и уланы, знаменитая кавалерист-девица Надежда Дурова, история казачьих войск, бойцы Первой Конной, кони в Великую Отечественную…

Военные кони уступают книжное пространство лошадям как средству передвижения. Тут мы узнаём, что «средневековье — это господство седла!»; автор со знанием дела рассказывает о всевозможных запряжках и повозках. Оказывается, в своё время конки были «самым демократичным видом транспорта», «Ваньки» — такси прежних времён, а ломовики — это вовсе не ямщики…

В следующей главе разворачивается прекрасный и трагический мир конного спорта. Вы не знали, что Олимпийские игры, согласно преданию, обязаны своим возникновением коням? Один из греческих мифов рассказывает как раз об этом. Читателя ждёт сказочный мир ипподрома, где так таинственно звучат слова «жокей», «скачки». А для уже заинтересованных читателей Алмазов рассказывает, что значит заниматься верховой ездой.

Не оставлены без внимания лошади в кино и цирке, который тоже, оказывается, обязан своим рождением коню. «Кони — часть нашей духовной культуры. Кони — часть души человеческой. Без коней невозможно представить ни искусства, ни истории».

В последней главе — «В песне, в легенде, в романсе…» — перед нами проходят кони-боги, запечатлённые в древних мифах, и сказочные кони (особую любовь автор питает к Коньку-Горбунку из сказки П.П.Ершова). Здесь же — занимательные рассказы о конях поэтов (А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Н.А.Некрасова), о прототипах коней в прозе Л.Н.Толстого, А.И.Куприна. Писатель не смог пройти мимо скульптур П.К.Клодта, мимо других запечатлённых в искусстве лошадей…

Ил. Г.Никеева к книге Б.Алмазова «Прощайте и здравствуйте, кони!»Понятно, что в книге, написанной в доперестроечное время, можно встретить слова и фразы, которые сегодня покажутся устаревшими.

Особенно это касается глав об использовании лошадей в годы гражданской войны. Теперь мы знаем о прошлом несколько больше, чем в 70-е годы минувшего века, и рассуждения о том, как хорошо жилось лошадям при советской власти, едва ли вызовут прежнее доверие…

Однако каждый найдёт здесь своё. Кто-то после знакомства с книгой Алмазова услышит нечто особенное в знакомом с детства сказочном заклинании: «Сивка-бурка, вещий каурка! Стань передо мной, как лист перед травой!» Кто-то в начальных тактах «Итальянского каприччио» П.И.Чайковского будет теперь всякий раз слышать кавалерийский сигнал… Чья-то мама, завидев, что её ребёнок рисует многоногую лошадку, поспешит записать его в художественную школу (восемь и шестнадцать ног у лошадей рисовал маленький Валя Серов)… Кто-то, любуясь всадником, вспомнит книжную главу «Положение обязывает», где Алмазов рассказывает о своих тренировках: «Манежная рысь вытряхивает из меня кишки. Я учусь ездить. Кто бы мог подумать, что просто ездить на лошади — так сложно…»

А я не перестану размышлять о степени увлечённости и мастерства автора, заставившего меня, человека, далёкого от лошадей, за один присест прочитать эту книгу от корки до корки.

Ольга Мургина