наверх
«И глянул глазом красным Волшебник Одноглаз»
15 марта 2009

 

Не знаю, кто и откуда принёс нам эту связку растрёпанных книг. Похоже, они были списаны из какой-то библиотеки. Мне было три, сестре — вдвое больше. С редко посещавшим нас единодушием из всего этого богатства мы извлекли тоненькую книжку с яркими картинками. Обложка у неё отсутствовала — книжка была безымянной. Но такие мелочи нас тогда не тревожили. Незатейливые строчки запоминались сами собой:

В красивом, новом здании
На пятом этаже
Живёт большая Аня,
Дошкольница уже.

Шесть лет — ведь это много.
Героем стать пора,
Но дразнит недотрогой
Анюту детвора.
Как маленькая плачет
Она от пустяков.
Не прыгает, не скачет,
Боится синяков.

Дальше начиналась собственно сказка. Однажды ночью к трусливой и капризной девочке приходит маленький мальчик-Лунёнок:

Нескладный, косолапый,
С ушастой головой,
Как спички, руки тонки,
Картофелинкой нос,
Малюсенький мальчонка,
До кошки не дорос…

…и внезапно оживает игрушечный мишка. Выясняется, что оба они — жертвы злобного и могущественного колдуна, дерева Одноглаза:

…ветер как-то раз
В лесу посеял семя,
Чуть видное для глаз.
В дождливую погоду
То семечко взошло
И деревом-уродом
До неба доросло.

Раздался голос страшный:
«Вот я вас всех сейчас!»
И глянул глазом красным
Волшебник Одноглаз.

Одноглаз был в деталях изображён на рисунке. Мы ещё не знали о существовании фильмов ужасов, но картинка с успехом восполняла этот пробел. Тёмная бугристая кора и яростный кровавый глаз выглядели пугающе и в то же время гипнотически притягательно. Не столько текст, отнюдь не лишающий сна, сколько рисунки убеждали нас в том, что это СТРАШНАЯ сказка.

Много злости в Одноглазе,
Глянет огненным зрачком,
И тотчас обезобразит,
Или сделает зверьком,
Иль таким смешным уродцем,
Вот таким, как я сейчас,
И злорадно рассмеётся
Над тобою Одноглаз.

Обложка книги Н.Грудининой «Сказка про девочку Аню, лунного мальчика, мишку-игрушку и колдуна Одноглаза». Худож. Н.КочергинЭто сейчас опасность в сказках сплошь и рядом исходит от самых обычных предметов. А тогда злодействами занимались профессионалы: Баба Яга, Кощей, Людоед, Бармалей. Мысль о том, что вот так просто, гуляя по лесу, можно наткнуться на хищное дерево, совершенно нас потрясла.

Как это принято в сказках, вся честная компания отправляется на борьбу со злодеем. Разумеется, всё заканчивается благополучно: колдун повержен, Лунёнок возвращается к маме-Луне и братьям-лунятам, игрушечный мишка превращается обратно в настоящего зверя, Аня избавляется от недостатков. Счастливый финал и всеобщее ликование.
Титульный лист. Ил. Н.КочергинаДа, не шедевр. Ни изящества слога, ни особой оригинальности.

Мораль прямолинейна, а художественные достоинства сомнительны. Но было что-то в этой сказке, помимо впечатляющих иллюстраций, что сделало её одной из самых памятных книг детства. Может быть, она подспудно подтверждала то, что знает каждый ребёнок и редко помнят взрослые: ночь — это время, когда страшные сказки обретают силу. И защиты от них нет.

Книжка была в семье очень долго. Мы с сестрой так и не расстались с ней по-настоящему — иногда натыкались на неё, перечитывали. Странное её очарование сохраняло над нами власть. Потом книга затерялась. И только недавно удалось узнать её название — «Сказка про девочку Аню, лунного Ил. Н.Кочергинамальчика, мишку-игрушку и колдуна-Одноглаза». Автор — Наталья Грудинина. Не из литераторов «главного калибра».
Наталья Иосифовна Грудинина (1918-1999) — поэт, переводчик. Окончила филологический факультет Ленинградского университета. Во время войны первую зиму провела в блокадном Ленинграде, затем служила в Балтийском флоте — сначала рядовым краснофлотцем, потом во флотской газете. После войны руководила литературным объединением молодёжи при заводе «Светлана» и поэтическим кружком в Ленинградском Ил. Н.КочергинаДворце пионеров.«Поэтесса, член союза писателей, то есть почти небожительница, — она казалась мне старухой, а было ей, вероятно, сорок с небольшим, — вспоминает о ней Юрий Колкер (см.: Ю. Мы дерзали, мы дерзали). — Худая, черноволосая, с сединой, с усиками над верхней губой, всегда чему-то громко смеющаяся. Сгусток энергии и оптимизма. Не любить её было невозможно. Ругала нас на чём свет стоит, но и льстила. “Ты очень талантлив!”, заявила мне при второй встрече, возвращая тетрадку с моей поэмой “Последний день”. Потом я догадался, что эти слова она говорила всем кружковцам».
«Рыцарь справедливости», Наталья Грудинина была в числе самых активных защитников И.Бродского, хотя к стихам его относилась без восторга. После «дела Бродского» её «освободили» от работы с молодыми во Дворце пионеров и на «Светлане» и много лет не печатали.

Вряд ли Наталья Грудинина оставила заметный след в литературе. Но есть люди, хранящие о ней благодарную память. В том числе и за сказку об Одноглазе.

Мария Пунина


Примечания библиографа

Грудинина Н.И. Сказка про девочку Аню, лунного мальчика, мишку-игрушку и колдуна Одноглаза: [Для ст. дошк. возраста] / Худож. Н.Кочергин. — Л.: Дет. лит., 1964. — 59 с.: ил.

Эта книжка — единственное произведение Натальи Грудининой, адресованное детям, — издавалась лишь однажды, в 1964 году, тиражом 150 тысяч экземпляров. Судя по всему, это обычная родительская «сказка на ночь» (известно, что у Натальи Иосифовны была дочь).

Оформил сказку заслуженный художник РСФСР Николай Михайлович Кочергин (1897-1974). Широко известны его прекрасные иллюстрации к «Коньку-Горбунку» П.П.Ершова и эпосу «Калевала».

О.М.