наверх
Пропавшая книга, или вопросы без ответов
28 ноября 2003

Верзилин Н.М. Учитель ботаники, или Разговор с растениями: Науч.-худож. книга / Рис. Р. Гудзенко. — Л.: Дет. лит., 1984. — 173 с.: ил.

Обложка книги Н.Верзилина «Учитель ботаники». Худож. Р.Гудзенко«Учитель ботаники» отличался от других книг, созданных Николаем Михайловичем Верзилиным. Отчасти это рассказ о собственной юности, о том, как впервые переступил порог класса молодой педагог, безоглядно любивший детей и растения. Сколько ему тогда было — семнадцать, двадцать?.. Какая разница, если он не просто талантливо преподавал свой предмет — ботанику, а учил думать, творчески относиться ко всему в жизни.

Вот это-то, как можно предположить, и не понравилось чиновникам от литературы. К учёному, которому исполнился восемьдесят один год, пришёл редактор и, извиняясь, сообщил, что весь тираж книги пущен под нож. Объяснения были довольно странными: вместо Шри-Ланка автор, видите ли, написал Цейлон и ещё что-то в таком же духе.

Ни сам Николай Михайлович, ни два его взрослых сына так и не смогли получить ни одного экземпляра. У автора осталась только рукопись. Видимо, эта печальная ситуация и ускорила смерть Верзилина: его похоронили в том же 1984 году.

Но на этом история с книгой не кончилась. До 2002 года семья Верзилиных считала, что «Учителя ботаники» в печатном виде не существует. Но вот однажды мне принесли экземпляр этой легендарной книги, хранящийся в частном собрании. Куплена она была где-то на задворках бывшего Советского Союза. Я позвонила в Санкт-Петербург сыну Верзилина Никите Николаевичу. Он долго отказывался верить, что у меня в руках издание «Учителя ботаники». То самое или нет? Сходилось всё: год выхода, тираж, название типографии, куда лично и неоднократно ездили учёный, а потом и его дети.

Между тем, вместо «крамольного» Цейлона везде и всюду было напечатано «правильное» Шри-Ланка. Но ещё загадочнее оказалась дата подписания книги в печать: 27 июня 1984 года, то есть через двадцать пять дней после смерти Николая Михайловича. На последней странице имя автора было обведено траурной рамкой.

Наверное, мы так никогда и не узнаем, существовал ли на самом деле уничтоженный тираж? Если да, то кто и зачем выпустил второе (или первое?) издание сразу после смерти автора? Наконец, почему об этом не сообщили родным, а тираж сослали подальше от крупных городов — на север?.. Чтобы спасти книгу и самому при этом не пострадать? Или потому что текст был каким-то образом «переписан», и показать его родственникам было нельзя из-за опасений, что случится конфликт? Тайна сия велика есть.

Сейчас важно другое — издание сохранилось. И надо полагать, не в единственном экземпляре.

С точки зрения современного читателя последняя книга Верзилина немного наивна. Это незамысловатый рассказ о том, как молодой учитель в течение года преподаёт в обычной школе ботанику. И как Вани, Пети, Маши, сидящие в классе, потихоньку влюбляются в традиционно считавшийся «второстепенным» предмет. Влюбляются настолько, что другие педагоги начинают сердиться: у детей не хватает времени на «важные» математику и русский.

Вот, собственно, и весь сюжет. Но, как порой бывает в таких случаях, главное достоинство книги Верзилина в другом: пусть временами неловкая, она излучает такую свободу и увлечённость любимым делом, написана так заразительно, что воспринимается как своего рода завещание, и невольно прощаешь автору все недостатки. Будто знал Николай Михайлович, что это будет последняя его книга.

Надежда Воронова