наверх
Незамеченная книга
02 марта 2002

Обложка книги Т.Х.Уайта «Отдохновение миссис Мэшем»В сущности, это большая рождественская сказка.

Есть сирота — десятилетняя девочка Мария с двумя темными косичками и в очках, которые ей "в ту пору временно приходилось носить". Есть два злодея — гувернантка мисс Браун и викарий мистер Хейтер, люди "настолько гнусные, что, пытаясь беспристрастно их описать, сталкиваешься с немалыми трудностями". Есть преданные друзья — старый Профессор, старая стряпуха по прозвищу Стряпа (хотя на самом-то деле она добрейшая миссис Ноукс) и верный пес Капитан, имеющий свои взгляды на жизнь. Наконец, события происходят на территории совершенно романтической — в самой глуши графства Нортгемптоншир, посреди абсолютно разоренного временем родового поместья, в огромном замке, носящем имя Мальплаке, который "был в четыре раза длиннее Букингемского дворца", а построили его когда-то предки девочки Марии, которые были герцогами.

О, какая волнующая интрига разворачивается посреди полуразрушенных Обелисков, Храмов, Колонн и Дворцовых Мостов! Если бы автор не обмолвился ненароком, что в этом вот красивом шарфе Мария "потом" венчалась, можно было бы подумать, что она, того и гляди, погибнет. А какой конец! Нет, это не просто благополучный хэппи-энд, это триумф, глобальное торжество гармонии и справедливости, случившееся, разумеется, в канун Рождества. Таким образом, законы сказки...

Но справедливости ради придется признать, что официальный жанр этой книги — роман, а главная изюминка сюжета — продолжение истории Гулливера, того самого. И если гуигнгнмы и бробдингнеги упоминаются исключительно на словах, то лиллипуты присутствуют натурально, во всей своей красе, потому что девочка Мария совершенно случайно обнаружила их посреди Шахматного озера, на крошечном островке, в старой беседке, называвшейся когда-то "Отдохновение миссис Мэшем".

Согласитесь, нужно обладать немалой отвагой, чтобы потревожить тень великого Свифта.

"Пересказать" и "продолжить" — любимое занятие литераторов нашей глухой эпохи междувековья. В девяти случаях из десяти это жалкая спекуляция и фиговый листок на теле бездарности. Но случай с Теренсом Хенбери Уайтом — как раз десятый, счастливый случай, когда литературный шедевр и литературная традиция прорастают сквозь время, как здоровое зерно, явившее солнцу свою новую, вечную суть. Трудно сказать, что в этой книжке самое замечательное, потому что она вся целиком — прекрасная. И нечего стесняться восторженных воплей — слишком сильно, разительно отличается этот текст от других книгоподобных.

Если вы можете представить себе чуточку усталого мудреца, обремененного обширными знаниями, однако, не утратившего вкус к реальной жизни; если вам удастся вообразить, как этот мудрец, родной брат самых умных философов и самых тонких психологов, вдруг поднимает голову от пожелтевших манускриптов и, улыбнувшись, начинает с вами беседовать; если вы способны, закрыв глаза, увидеть за его спиной просторные земли, на которых растут единовременно и замки, и лягушки; если вы не испугаетесь солоноватых шуточек и наукообразных пассажей, которые почему-то смешат, как хороший анекдот... — вот при этих условиях вы уже сейчас догадываетесь, о какой книге идет речь.

Если же кому-нибудь, случайно прочитавшему Уайта, покажется, что вышеозначенные строчки — просто портрет одного из персонажей, очаровательного Профессора, так это глубокое заблуждение. С Профессором все еще сложней (проще) и прекрасней (смешнее). Когда взрослый человек, несущийся на всех парах спасать оскорбленного ребенка, вдруг начинает, слово за слово, сочинять по дороге героическую историю, достойную возбужденного подростка, и так входит в роль, что фантазия с реальностью уже готовы поменяться местами... Это, знаете ли, такой высокий полет литературного мастерства, что тут впору не просто произносить беглые комплименты, а начинать серьезный текстологический анализ.

А какими хорошими словами написаны, оказывается, хорошие книги! Сначала даже странно читать, потому что в ушах все еще звучит фигурное мяуканье из-под глянцевых обложек. И вдруг — литература. Самая что ни на есть натуральная, почти забытая, где не бывает случайных слов и ткань повествования, прирастая по строчке, прямо на твоих глазах приобретает любые оттенки: повествовательные, юмористические, сатирические, элегические… и просто яркий цвет живого здорового языка.

Немножко — игра (потому что, какие слова хотим, например, писать с большой буквы, те и пишем).

Немножко — наука (потому что, чем ближе ко всяким лиллипутским делам, тем глубже умелая стилизация и двухсотлетний лингвистический аромат).

И неизменно — культура слова и текста. Обратите внимание на маленькую деталь: в книге нет ни одного перевода иноязычных слов на странице по принципу "звездочка-сноска". Ибо нормальный читатель должен, в общем-то, знать, что такое "Veni, Vidi, Vici!". А если он все-таки не знает, если он, допустим, просто ребенок, но при этом ЧИТАТЕЛЬ...

Такого лаконичного, информативно-густого комментария еще поискать. В конце книги, как и положено, к каждой главе, к каждому слову, которое могло показаться непонятным. Нет, не так: к каждому слову, сквозь которое можно заглянуть вглубь истории и культуры.

* * *

КартаЭта замечательная книга, доступная и необходимая всем читателям, начиная с десятилетнего возраста, была издана тиражом 1000 экземпляров. Для тех, кто не умеет считать нули, повторим словами: тысяча экземпляров, одна тысяча.

Так что читающая публика, и взрослая, и детская не знает про эту книжку независимо от даты ее издания.

В Российской государственной детской библиотеке имеется один экземпляр, в мягкой обложке, пока еще не очень рваный.

Если у вас есть знакомый олигарх, скажите ему пожалуйста, что лиллипуты, только для того, чтобы сделать Марии подарок, отдали все свои золотые СПРУГИ — крошечные такие денежки, свято хранившиеся со времен Гулливера.

Может быть, кто-нибудь обронит несколько современных спругов. Тогда случится новое издание, и еще сколько-то тысяч детей узнают про девочку Марию.

Ирина Линкова

Об авторе этой книги

Теренс Хэнбери УайтАнглийский писатель Теренс Хэнбери Уайт (1906-1964) известен у нас до обидного мало, несмотря на то что главное произведение этого блистательного прозаика и поэта (пенталогия "Король былого и грядущего", 1938-1977), навеки вписавшее его имя в историю литературы, а, главное, в историю жанра фэнтези, все же переведено на русский язык. И хотя два тома, выпущенные на волне книжного "бума" (1992-1993 гг.) небезызвестным "Северо-Западом", с той поры не переиздавались больше ни разу, кое-кому из наших "книжников" удалось-таки их прочитать, пусть и не хватало там пятой, заключительной части цикла, опубликованной в Англии уже после смерти Уайта.

А ведь "Король былого и грядущего", основанный на бессмертных легендах о короле Артуре, волшебнике Мерлине и благородных рыцарях Круглого Стола, по праву считается одним из трех главных "китов", на которых зиждется величественное здание современной литературы фэнтези, наряду с толкиновским "Властелином Колец" и трилогией о замке Горменгаст Мервина Пика. Причем некоторые (как, например, американский писатель и литературовед Лин Картер) даже отдают Уайту явное предпочтение перед другими двумя "китами", несомненно, ничуть не менее достойными.

Вероятно, чтобы представить себе, какое место занимает творчество этого писателя в сознании его соотечественников-англичан, достаточно заглянуть в четвертый том "Children's Britannica". И там, в приложенном к статье о детской литературе исключительно лаконичном "рекомендательном" списке "Чтение для тинэйджеров" первая часть уайтовской пенталогии — "Меч в камне" (по ней, кстати сказать, снят одноименный диснеевский мультик) — значится в одном ряду с "Большими надеждами" и "Николасом Никльби" Ч.Диккенса, "Знаком четырех" Конан Дойля, "Лордом Джимом" Дж.Конрада, "Джейн Эйр" Ш.Бронте и все тем же "Властелином Колец".

Любопытный факт: в Переделкино, в доме-музее Чуковского среди книг обширной библиотеки Корнея Ивановича можно обнаружить и томик "Меча в камне"!
А в нашей прессе едва ли не единственным откликом на появление писателя такого ранга стала лишь статья (надо отметить, чрезвычайно толковая и содержательная!) известного критика Владимира Гопмана "Золотой канон литературы: О жизни и книгах Теренса Хэнбери Уайта", опубликованная в феврале 1996 года в "Книжном обозрении".

Из этой статьи, а также из иностранных энциклопедий можно узнать, что Уайтом, помимо "Короля…", написаны и другие книги, в частности, он сочинял детективы и фантастику, психологические и исторические романы. К числу самых известных его произведений относятся: "Слон и кенгуру" (1947) — вариации на тему библейской легенды о потопе, "роман с приключениями" "Хозяин" (1957) и, в особенности, навеянное Свифтом "Отдохновение миссис Мэшем" (1946).

Дело вкуса, конечно, но, к примеру, Клайв Льюис, летописец-хроникер чудесной страны Нарнии, в одном из писем обмолвился как-то, что это его самая любимая книга Уайта. А ведь она, казалось бы, всего только продолжение или, если угодно, опять "вариации на тему" свифтовских "Путешествий Гулливера"!..

Алексей Копейкин

 

О переводчике этой книги

Сергей Борисович Ильин…Несмотря на столь малое знакомство российских читателей с Теренсом Уайтом, нельзя не признать, что с переводчиком ему у нас явно повезло.

Сергея Борисовича Ильина, в чьем изложении мы, собственно, и имеем удовольствие читать "Отдохновение миссис Мэшем", с полным на то основанием можно назвать достойным наследником лучших традиций отечественной школы художественного перевода: Ивана Кашкина ("Кентерберийские рассказы", "Владетель Баллантрэ"), Веры Топер ("Тяжелые времена" Ч.Диккенса, "Фиеста" Э.Хемингуэя), Нины Дарузес ("Маугли", "Приключения Тома Сойера" и "Приключения Гекльберри Финна"), Марии Лорие ("Большие надежды"), Натальи Волжиной ("Овод", "Затерянный мир", "Собака Баскервилей"), Надежды Вольпин ("Грозовой перевал").

Сергею Ильину подвластны изысканные тексты Торнтона Уайлдера, густо метафоричная проза уже упоминавшегося (см. ссылку "Об авторе этой книги") Мервина Пика, и даже сам Владимир Владимирович Набоков, как известно, творивший и по-английски, в переводах на русский язык, выполненных Сергеем Ильиным, удивительно похож… на самого себя.

Теренсу Хенбери Уайту, легко встающему в один ряд со всеми вышеперечисленными титанами, действительно повезло, что переводить его сочинения взялся такой замечательный мастер. А ведь С.Ильиным переведены и другие книги писателя! Это, во-первых, вся пенталогия "Король былого и грядущего", включая пятую часть, прочесть которую, к сожалению, пока можно только в библиотеке Максима Мошкова. Во-вторых, там же помещены главы из "Меча в камне", исключенные автором из позднейших изданий цикла и в "Северо-Западные" тома не вошедшие. А в-третьих, роман "Хозяин", который по своим художественным достоинствам почти не уступает "Отдохновению миссис Мэшем".

Издателям на заметку: последние два произведения буквально просятся быть изданными под одной обложкой…

Алексей Копейкин