наверх
РОЖДЁННЫЕ ВОЙНОЙ
22 августа 2015

Судьбы литературных произведений бывают не менее удивительны, чем судьбы людей. Особенно если это произведения, написанные или изданные в годы войны. Иные из написанных во время Великой Отечественной книг пережили своё время — как, например, пьеса «Дракон» Евгения Шварца, продиктованная неприятием фашизма, но в итоге ставшая литературным зеркалом любого тоталитарного режима. Иные, напротив, так глубоко впитали в себя боль и смятение жестокого времени, что впоследствии уже никогда не читались так, как в те годы («Одолеем Бармалея!» Корнея Чуковского). Некоторые, как дневник 14-летней Анны Франк, прямо отражают страшную военную реальность, свидетельствуют о ней. Некоторые — «Двенадцать месяцев» Самуила Маршака или «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери — уводят из реального мира в прекрасную волшебную сказку.

О нескольких произведениях, рождённых военным временем, нам захотелось рассказать историю: историю автора и его жизни в годы войны, историю создания книги и её выхода в свет, наконец, историю её дальнейшего, уже послевоенного бытования. Мы предлагаем не просто окинуть взглядом обложки детских книг 1941-1945 годов, не просто вспомнить сюжеты, но проникнуть в суть каждой из них: понять, какое время, какое усилие и — главное — какой человек стоит за этими страницами.

Вот лишь две книги и две истории. Остальное можно узнать, придя на выставку, которая открывается 25 августа в Российской государственной детской библиотеке.

 

Корней Чуковский. «Одолеем Бармалея!»

  • Чуковский, К. Одолеем Бармалея! : (Военная сказка) / Корней Чуковский ; рисунки художника Б. И. Лебедева. — Пенза : Издательство газеты «Сталинское знамя», 1943.
  • Чуковский, К. Одолеем Бармалея! / Корней Чуковский ; рисунки Виктора Басова. — Ташкент : Советский писатель, 1943.

Осенью 1941 года, когда немцы вплотную приблизились к Москве, Корней Иванович Чуковский вместе с женой и внуками отправился в эвакуацию — в Ташкент. Там они прожили с ноября 1941 по январь 1943 года.

  • odoleem2
    Издание с рисунками Б. Лебедева         
  • barmaley
                   Издание с рисунками В. Басова

Корней Иванович так описал свой ташкентский дом: «Живу в комнате, где, кроме двух гео-карт, нет ничего. Сломанный умывальник, расшатанная кровать, на подоконнике книги — рвань случайная — вот и всё — и тоска по детям». В это время оба сына Чуковского воевали: Николай — на Ленинградском фронте, Борис — на Западном (позднее Корней Иванович узнал, что Борис пропал без вести в феврале 1942 года).

Chuk1
К.И.Чуковский в Узбекистане, 1942 год

В эвакуации Чуковский много работал: писал статьи, делал переводы, выступал с лекциями и докладами, принимал участие в работе Республиканской комиссии помощи эвакуированным детям.

Здесь же, в Ташкенте, им была написана военная сказка «Одолеем Бармалея!».



«День рождения. Ровно LX лет. Ташкент.

Подарки у меня ко дню рождения такие: Боба пропал без вести. Последнее письмо от него — от 4 октября прошлого года из-под Вязьмы.

Коля — в Л-де. С повреждённой ногой, на самом опасном фронте. Коля — стал бездомным: его квартиру разбомбили. У меня, очевидно, сгорела в Переделкине вся моя дача — со всей библиотекой, к-рую я собирал всю жизнь. И с такими картами на руках я должен писать весёлую детскую сказку».

(К.Чуковский. Дневник. 3 марта 1942 года)



В сказке, как и в реальной жизни, шли бои, грохотали пушки и падали бомбы. Мирная страна Айболития отбивала нападение свирепых зверей во главе с жестоким разбойником Бармалеем. А военные сводки с полей сказочных сражений немногим отличались от тех, что звучали по советскому радио.

Мы сегодня взяли в плен
Сто четырнадцать гиен,
Chuk3 2Захватили десять дотов,
Восемнадцать самолётов,
Сто один мотоциклет,
Сто один велосипед,

Нам досталися трофеи —
Сто четыре батареи,
Триста ящиков гранат,
Полевой аэростат
Chuk3 4И сто двадцать миллионов
Нерасстрелянных патронов.

А когда врага мы гнали
До исходных рубежей,
К нам тайком перебежали
Триста семьдесят моржей:
«Не хотим служить бандиту,
А послужим Айболиту!»

9 мая 1942 года отрывки из сказки были опубликованы в «Правде Востока»; полностью она была напечатана в газете «Пионерская правда» в шести номерах за август-сентябрь того же года. В 1943 году вышли книжные издания «Одолеем Бармалея!» в Ереване, Ташкенте и Пензе.



«Считаю необходимым построить всю сказку на терминах Совинформбюро, в этом её литературная оригинальность. Я заметил, что дети пользуются этими терминами, это их слова в нынешней войне».

(К.Чуковский. 1942 год.)



Сначала сказка была принята читателями и издателями с восторгом. Да и сам автор был вполне доволен своим произведением. В письме С.Я.Маршаку он признавался: «Я написал лучшую свою сказку».

Но уже в начале весны 1944 года над автором и его книгой стали сгущаться тучи. В газете «Правда» была опубликована статья тогдашнего директора ОГИЗа П.Ф.Юдина «Пошлая и вредная стряпня К.Чуковского», которая заканчивалась выводом: «Военная сказка К.Чуковского характеризует автора, как человека или не понимающего долга писателя в Отечественной войне, или сознательно опошляющего великие задачи воспитания детей в духе социалистического патриотизма». После разгромной статьи Юдина поэму «Одолеем Бармалея!» печатать перестали. Сначала Корней Иванович боролся за свою сказку, собирал подписи в её защиту. В это время он даже поссорился с С.Я.Маршаком, который счёл сказку неудачной и отказался поддержать коллегу. Но хлопоты ни к чему не привели. В конце концов Чуковский был вынужден написать покаянное письмо в редакцию «Правды» с признанием, что «сказка… оказалась объективно плохой».

Chuk4
Газета «Правда» от 1 марта 1944 года

Больше к своему произведению Чуковский не возвращался и никогда не включал его целиком ни в один свой сборник. Однако отрывки из «Одолеем Бармалея!» (первая и девятая части) неоднократно публиковались как отдельные самостоятельные произведения: «Айболит и воробей» и «Радость».

Radost1
«Айболит и воробей», первая публикация после 1943 года.
Журнал «Мурзилка», № 1, 1955 год.

Только через полвека сказка в её первозданном виде была напечатана снова — в первом томе собрания сочинений писателя, изданном Книжным клубом «Терра» в 2001 году.

Ирина Казюлькина

 

Тамара Габбе. «Город Мастеров»

  • Габбе Т. Город Мастеров, или Сказка о двух горбунах : представление в четырёх действиях / Тамара Габбе ; стихи С. Я. Маршака. — Москва ; Ленинград : Искусство, 1943.

«Город Мастеров» — пьеса-сказка, то есть сказка, написанная для представления в театре. Её главный герой — метельщик Караколь, родившийся, на свою беду, горбатым. Несмотря на это он весел и добр, благороден и великодушен, да к тому же влюблён в красавицу Веронику, дочь мастера Фирена — старшины златошвейного цеха вольного Города Мастеров. Бывшего вольного города, потому что власть в нём захватил герцог де Маликорн, жестокий наместник чужеземного короля. По стечению обстоятельств, герцог тоже горбат, однако в его чёрной душе благородства отродясь не бывало. Он наводняет город шпионами и доносчиками, он подбирается к Веронике, на которой намеревается жениться…

Gabbe1
Первое издание пьесы, 1943 год

Но старая гадалка бабушка Тафаро нагадала доброму Караколю счастливую судьбу: «Счастлив будешь, красив будешь, женишься на первой красавице в городе. <…> Не будет у тебя горба. Хочешь — смейся надо мной, хочешь — верь! <…>

Когда маленький у большого меч из рук выбьет, когда эта площадь лесом покроется, когда горбатого возьмёт могила, тогда и ты и город от горба избавитесь».

Толчком к созданию пьесы Тамаре Григорьевне Габбе, замечательному драматургу, переводчику, фольклористу, другу и соратнику Самуила Яковлевича Маршака, послужила старинная фламандская сказка «Караколь-Бистеколь», однако сюжет «Города Мастеров» самостоятелен; из народной сказки Габбе позаимствовала лишь имена отдельных персонажей.

Gabbe2
Сцена из спектакля «Город мастеров». ЦДТ, 1944 год

Пьеса была написана в блокадном Ленинграде, и хотя напрямую её содержание никак не связано с Великой Отечественной войной, в сказочной форме в ней отразились тема сопротивления захватчикам и тема борьбы за свободу родного края.

 


 

«…в блокадном мире узнал я совсем новую Габбе. Душа её, в обычные дни сжатая в кулачок, готовая к нападению, теперь как бы раскрылась. Была Тамара Григорьевна сосредоточена, а не сжата, и говорила так, как подобает в том мире, куда привела нас судьба, как бы заново увидев всё. По деятельной натуре своей не могла она просто терпеть и ждать. Нашла себе работу — читала детям в бомбоубежище. И рассказывала, как заново услышала то, что читает. Одно годилось, другое — не переносило испытания. И новый этот взгляд на вещи был убедителен».

(Из воспоминаний Евгения Шварца)

 



«Город Мастеров» был издан отдельной книгой в 1943 году, а через год поставлен в Центральном детском театре. После войны, в 1946 году, исполнители двух главных ролей в спектакле ЦДТ актёры И.Воронов (Караколь) и М.Нейман (герцог де Маликорн) были удостоены Сталинской премии. А ещё двадцать лет спустя, уже после смерти Тамары Габбе, на экраны вышел художественный фильм-сказка «Город мастеров» (режиссёр Владимир Бычков), сценарий которого написал Николай Эрдман.

Gabbe3
Кадры из фильма «Город мастеров» (Беларусьфильм, 1965)

Создатели фильма предприняли попытку снять с героического сюжета пьесы налёт сказочной условности, постаравшись воспроизвести атмосферу воображаемого средневековья с редкой для того времени убедительностью и таким образом как бы невольно приблизив сказку к жанру фэнтези. Этому немало способствовала полная ярких творческих находок работа художника-постановщика Александра Бойма, операторов Михаила Ардабьевского и Александра Княжинского. А изысканная музыка Олега Каравайчука звучит в фильме так, как будто она в самом деле была написана лет пятьсот тому назад.

Алексей Копейкин