наверх

По страницам мировой классики для детей, а также о людях, разбойниках и Кардамоне, разноцветных пурзях, кукольном театре, рыбной ловле и охоте на Снарка.

 
Новые книги июня 2014
26 июня 2014

В издательском доме «Самокат» вышли две чрезвычайно занимательные книги. Обе относятся к научно-познавательной литературе, хотя иллюстраций в них гораздо больше, чем текста. Обе прекрасно изданы и весьма информативны, однако…

Шёберг, Л. Крутые факты о яйцах. — М., 2014. — 46 с. : ил.

shobergЛена Шёберг, автор и художник этой книги, повествует обо всех яйцах, какие только есть на свете: от птичьих, рыбьих и тараканьих до ювелирных, шоколадных и даже космических. Последнее, правда, — всего лишь образное название «плотных сгущений газа, которые со временем могут превратиться в звёзды».

Разговор не ограничивается только яйцами, хотя подробный рассказ о размерах, строении, цвете и предназначении яиц достаточно любопытен. «Крутые факты…» можно сравнить с маленькой энциклопедией, столько в ней разнообразных сведений, имеющих прямое или косвенное отношение к яйцам, вплоть до «яичных» поговорок, поверий, игр.

С одной стороны, всё прекрасно: множество фактов, обилие иллюстраций, приятные сдержанные цвета, хорошая печать. С другой — возникает вопрос: детям какого возраста адресована книга? Оформление обложки и рисунки смахивают на «малышовые». Но изображение куриного яйцевода, словарик с «гермафродитом», «партеногенезом», «метаморфозом» и главка «Яйцеклетка + сперматозоид = человек» явно не для дошколят. А если прибавить к этому мелкий шрифт, сложную вёрстку, печать по цветному фону… Что же получается, одна книга на всю жизнь?

«Самокат» поставил на издании сразу два значка: «6+ в присутствии родителей» и «12+». Пожалуй, это действительно выход, но интересно, многие ли подростки добровольно возьмут в руки выглядящую по-детсадовски книжку, пусть даже такую «крутую»?

Переводчик Ксения Коваленко и редактор Мария Людковская объединили усилия, чтобы представить «Крутые факты о яйцах» в наилучшем виде. К сожалению, это не избавило книгу от такого, например, утверждения: «протеин в белке при нагревании застывает» (твердеет?).

 

Мизелиньская, А. Д.О.М.А. — М., 2014. — 155 с. : ил.

mizelinskayaКвартирный вопрос одних портит, а других заставляет нестандартно мыслить. Польские художники Александра и Даниэль Мизелиньские, известные нам по книжкам-картинкам «Город Гляделкин» и «Карты», предлагают познакомиться с необыкновенными домами. Эти архитектурные шедевры поистине поражают воображение, ведь целью их создателей была не только красота или удобство для людей, но и оригинальность замысла. Дом-пузырь, дом-груша, дом-лестница, землянка, коляска, гусеница, штора, наконец, дом «на самой кромке карты» — всего тридцать пять домов, представляющих «дерзкие образы мировой архитектуры».

Главную роль авторы, как и всегда, отводят иллюстрациям: общий вид строения, интерьер, поэтажные планы, а самые необычные дома даже показаны в разрезе. И ещё — карта мира с указанием страны, где возведён объект, портреты архитекторов и целый набор специальных значков-символов, в которых «зашифрованы» стройматериалы, наличие/отсутствие ванны, мастерской, кухни… При детальных рисунках и схемах нескольких предваряющих строк и подписей к картинкам вполне достаточно. Остальное сделает воображение ребёнка. Но участие взрослого, который объяснит, например, «циркуляцию ветра», лишним не будет.

Что в этой детской книге лишнее, так это «иконки». Имея в виду маленькие рисунки, графические метафоры различных параметров зданий, совсем не обязательно прибегать к жаргону русскоязычных пользователей компьютеров. Жаль, что переводчик Софья Кобринская сделала именно это.

«Д.О.М.А.» были переведены на двенадцать языков. В 2010 году их включили в почётный лист Международного совета по детской книге (IBBY) и каталог «Белые вороны» Международной юношеской библиотеки (Мюнхен), а также наградили книжной премией Немецкого музея архитектуры.


Издательский Дом Мещерякова продолжает серию «БИСС: Большое иллюстрированное собрание сочинений». Наряду с произведениями Владислава Петровича Крапивина в ней будут издаваться повести и рассказы автора, от одного имени которого у многих захватывает дух. Уже вышли три первые книги.

  • bulychov
  • bulychov2
  • bulychov3

Булычёв, Кир. Девочка с Земли. — М., 2014. — [351] с. : ил.

Булычёв, Кир. Сто лет тому вперёд. — М., 2014. — [319] с. : ил.

Булычёв, Кир. Миллион приключений. — М., 2014. — [336] с. : ил.

Рассказы «о жизни маленькой девочки в ХХI веке, записанные её отцом», впервые опубликовал альманах «Мир приключений» около полувека тому назад, в 1965 году. Впоследствии вместе с повестями «Путешествие Алисы» и «День рождения Алисы» они составили сборник «Девочка с Земли» (1974).

Увлекательной, остросюжетной, интеллигентной фантастики для детей и подростков остро не хватало, и популярность Алисы Селезнёвой взлетела до небес. Книга «была переведена на 20 языков и вышла в 22 странах мира». Ею зачитывались и взрослые, ведь в их детстве не было таких сногсшибательных приключений: чтобы и космос, и океанские глубины, и пираты, и путешествия во времени, и никакого занудства. А когда читатели потребовали продолжения, Булычёв не заставил себя упрашивать. Всего им написано более пятидесяти повестей и рассказов об Алисе и её друзьях.

Постепенно воображение автора выдыхалось, и всё же произведения Булычёва находились на пике читательского спроса почти тридцать лет. Этому способствовали и многочисленные экранизации, среди которых выделяются полнометражный мультфильм «Тайна третьей планеты» (снятый в 1981 году по мотивам «Путешествия Алисы») и телесериал «Гостья из будущего» (1985 год, в основе — «Сто лет тому вперёд»). В последние годы слава писателя несколько померкла, и в немалой степени из-за «экономного» оформления его книг.

ИДМ предпринял отважную попытку вернуть нам «настоящего» Булычёва: обещаны двадцать пять томов лучших произведений писателя «в авторских редакциях текстов» и с лучшими художниками. «Девочка с Земли», «Сто лет тому вперёд» и «Миллион приключений» — самые ранние и самые удачные книги про Алису. А рисунки Евгения Тихоновича Мигунова — сплошной восторг. Он первым из художников проиллюстрировал повести об Алисе и он же оформлял одну из последних книг, посвящённых приключениям девочки из будущего. Несколько поколений читателей в возрасте от семи до двенадцати лет признают только «мигуновскую» героиню.

Результат издательских усилий получился неоднозначным. ИДМ увеличил формат книг, благодаря чему шрифт стал более крупным и чётким. Иллюстративный ряд первых изданий дополнен рисунками, сделанными Мигуновым для изданий более поздних. Конечно, Мигунова много не бывает, и никто не обещал, что тома БИСС Булычёва будут точным воспроизведением раритетов прошлых лет. Так что эти изменения можно считать положительными. С другой стороны, воспроизведены иллюстрации не с оригиналов, и это, к сожалению, заметно. Вместе с форматом «разрослись» и картинки. Различия в рисунках, сделанных в разное время для разных изданий, бросаются в глаза. В общем, несмотря на очевидные плюсы, оформление книг не слишком гармонично.

Редактором-составителем булычёвской серии выступает Михаил Манаков«наиболее авторитетный библиограф» и «лучший знаток творческого наследия» писателя. Он же пишет предисловия, послесловия и комментарии.


Если всё, что выпустил Издательский дом «Речь», сложить «стопочкой, то она будет выше пятиэтажного дома». А если выложить из этих изданий дорожку, «то по ней можно пересечь Неву или Красную площадь». Не останавливаясь на достигнутом, «Речь» открывает ещё одну книжную серию.

«Образ Речи» составят издания, щедро и изобретательно оформленные современными художниками. Планируется сотрудничество с Евгением Антоненковым, Ириной Гавриловой, Юлией Гуковой и другими мастерами книжной графики.

Первыми вышли книги с иллюстрациями Игоря Олейникова.

Лир, Э. Про то, чего не может быть. — СПб. ; М., 2014. — 31 с. : ил.

lirПод эффектной обложкой собраны двадцать восемь лимериков Эдварда Лира. Эти короткие остроумные стихотворения, обыгрывающие бессмысленные ситуации с участием более чем эксцентричных героев, Владимир Набоков называл чем-то «вроде пятистрочной частушки весьма строгой формы».

Пятистишия подобного рода известны как минимум с XIII века: сохранились стихи, сочинённые на латыни философом и теологом Фомой Аквинским. Озорные стихотворные миниатюры можно найти и в более поздних европейских письменных источниках. Однако своим расцветом этот жанр комической поэзии обязан англичанам и лично Эдварду Лиру. Пусть примером ему послужили изданные в 1821 году «Приключения пятнадцати джентльменов», но именно его «дурацкие» стихи имели небывалый успех и вызвали волну подражаний. Лира стали величать «королём поэзии абсурда» и «отцом лимерика». Второе «звание» — само по себе нонсенс, хотя бы потому, что слово «лимерик» применительно к этим своеобразным стихам впервые появилось в печати уже после смерти Лира, в 1892 году.

Впрочем, в жизни Эдварда Лира противоречий хватало всегда. Он был талантливым художником, но мировую славу ему принесли несерьёзные стишки, сочинённые для развлечения внуков графа Дерби. Своего литературного дара Лир не то чтобы стеснялся, однако первые издания рифмованной «чепухи» выпустил под псевдонимом Дерри из Дерри.

На русский язык лимерики переводились и будут переводиться. Но дело это очень трудное. Самуил Яковлевич Маршак считал Лира «одним из самых музыкальных поэтов. <…> Нелегко передать его разнообразный, гибкий ритм и мелодичность его стихов, воспроизвести на другом языке причудливую вереницу его образов». Поэту и физику Генриху Варденге, чьи переводы выбрала для своей книги «Речь», это удалось лишь отчасти. Лир в интерпретации Варденги подобен олимпийскому чемпиону, чьи лучшие дни миновали: осанка прекрасна, походка энергична, но былой непринуждённости и лёгкости в движениях уже нет. Пару стихов даже не надо читать вслух, чтобы заметить отсутствие слаженности между ритмом, рифмой и смыслом.

Однако «Речь» не случайно издала книгу в серии, «ориентированной на яркую современную иллюстрацию». Главное тут, конечно, рисунки. Свобода воображения художника компенсирует некоторую скованность стиха. Кроме того, Олейников придал лимерикам Лира современное звучание, используя необычные ракурсы и введя в иллюстрации характерные элементы — от мотоцикла «харлей-дэвидсон» до орбитальной космической станции. Персонажи тоже хороши: вдохновенно дирижирующий лягушачьим хором по пояс в болоте Эйнштейн и стоящий на голове в окружении терпеливых мышей невозмутимый английский бобби — это ли не по-лировски!

В основном, книга, как принято говорить, решена разворотами, где восхитительно нелепые герои живут своей необычайной жизнью. Взор читателя может насладиться мастерством художника, а разум немного отдохнуть от ежедневного диктата здравого смысла. Это необходимо и детям возраста «6+», которым адресована книга, и их родителям.


Вторая книга серии «Образ Речи» — сказочная повесть известной литовской писательницы Витауте Жилинскайте. Её обновлённый «Замок лгунов» «Речь» выпускала в 2013 году.

Жилинскайте, В. Путешествие на Тандадрику. — СПб. ; М., 2014. — 312 с. : ил.

zhilinskayteСказки пишутся не только для малышей, и «детские» персонажи не всегда означают, что читателя ждёт лёгкая, занимательная история с неизбежным счастливым концом. Герои Витауте Жилинскайте — сломанные игрушки, выброшенные на помойку. Случай, а не новогоднее чудо спасает их от сожжения вместе с остальным мусором. А дальше — самая что ни на есть настоящая жизнь и абсолютно «взрослые» вопросы, на которые плюшевые заяц и щенок, резиновая лягушка, заводной пингвин, пластмассовая кукла и пилот турбореактивного самолёта должны найти свои ответы. Иначе не выжить им в зимнем лесу, не уцелеть в опасном космическом путешествии, не найти Тандадрику — загадочную планету игрушек, где исполнятся их мечты и где они снова будут счастливы.

В книге полно приключений, и невозможно угадать, какая напасть подстережёт пассажиров «Серебряной птицы» в очередной главе. Необыкновенные события дают Жилинскайте повод поговорить о действительно важном. Дружба, любовь, предательство, самопожертвование, природа власти, вина и искупление. Но и это ещё не всё: игрушечные герои, наделённые настоящими характерами, страдают от безответной любви и ревности, взаимных подозрений и низкой самооценки. При этом здесь нет однозначно плохих, как нет и безупречно положительных персонажей. Проходя через суровые испытания, они становятся взрослее. Кто-то меняется в лучшую сторону, кто-то — в худшую.

Невиданная птица с пылающими глазами грозно хохотала в ночном лесу, когда выбравшиеся из мусора игрушки сходились к костру, разожжённому одноухим зайцем Кадрилисом. Её тайна так и осталась неразгаданной. В «Путешествии…» вообще кое-что придётся принять как данность. Например, стоящий под ёлкой космический корабль, запрограммированный на полёт к планете игрушек, — откуда он взялся? И каким образом Кадрилис вновь очутился у костра в момент, когда из темноты выходит щенок и просит разрешения погреться?

В сущности, это не так важно. Важно, что автор даёт героям второй шанс. А для чего, пусть решит сам читатель. И заодно ответит на вопрос: «может ли птица феникс сгореть не ради себя, а ради другого…»?

Иллюстрации Игоря Олейникова очень подходят необыкновенной сказке: сумрачные, таинственные, тревожащие, они предельно точно передают атмосферу «Путешествия на Тандадрику».

В 1984 году повесть (или даже роман?) выходила на украинском языке. По-русски она издаётся впервые. Перевела её Екатерина Ионайтене.


Иногда имеет смысл воспользоваться расхожей фразой насчёт того, что вот издательство такое-то порадовало читателей книгой такой-то. Или сделало нам всем подарок. Вот как сейчас: московская «Карьера Пресс», действительно, и порадовала, и одарила сразу двумя книжками.

  • langstaff1
  • langstaff2

Лангстафф, Дж. Лягушонок женится. — М., 2014. — [32] с. : ил.

Лангстафф, Дж. Луговая считалочка. — М., 2014. — [29] с. : ил.

Джон Лангстафф — известный американский певец и писатель, автор двадцати пяти книг. Что касается этих двух, то Лангстафф «всего лишь» обработал тексты английских народных детских песенок, популярных и в Новом Свете. «Бабушки и дедушки пели <…> мамам и папам, а мамы и папы — своим детям. <…> Иногда взрослые забывали какие-то слова, а дети вставляли свои, которые им больше нравились. <…> Получается, что сотни взрослых и детей помогли мне сделать для вас эту книжку, а я просто собрал вместе всё, <…> не поменяв ни слова», — написал Лангстафф в маленьком предисловии к «Лягушонку…». Эти слова можно отнести и к «Луговой считалочке»: перед нами, по определению американского журнала «Saturday Review», её «очаровательная версия». А поскольку и про лягушонка, и про «малышей-зверят» нужно петь, в конце каждой книги напечатаны слова и ноты.

Для нас главную ценность представляют иллюстрации. Их выполнил один из крупнейших мастеров русского зарубежья Фёдор Степанович Рожанковский. Этот выдающийся художник-график, поднявший искусство иллюстрирования детской книги на новую высоту, широко известен во всём мире, но не на родине. Покинув Россию после Гражданской войны, Рожанковский успешно работал во Франции и США. В Америке нарисованные им герои соперничали в популярности с персонажами Уолта Диснея.

Визитной карточкой русского художника было мастерство, с каким он сочетал контрастные цвета, и абсолютная естественность создаваемых образов. Пусть лягушка в сапогах со шпорами, трепетная мышка носит фартук с оборками, а шмель играет на банджо — таких «настоящих» животных ещё поискать.

В 1956 году за книгу «Frog went a-сourtin» (в переводе Марии Галиной и Аркадия Штыпеля «Лягушонок женится») Рожанковскому была вручена медаль Калдекотта — самая высокая награда иллюстратору детских книг в США. А в 1957-м вышла «Луговая считалочка», и о ней упомянутый журнал «Saturday Review» отозвался так: «Великолепные иллюстрации Рожанковского превосходят всё, что он делал прежде».

Лариса Четверикова

Сказки, приключения, фантастика...