наверх

О великих людях и великой войне, об эволюции и супергероях, о привидениях и потерянном времени.

 
Новые книги января 2015
24 января 2015

Книжные достижения января не слишком велики: издатели и полиграфисты тоже люди, и у них тоже были праздники. Но кое-что любопытное всё же есть. По-прежнему много переизданий, и в большинстве своём это хорошие книги; написанные давно, они не потеряли привлекательности в глазах современных читателей.

Но прежде стоит сказать несколько слов о повести Владимира Аренева, изданной «АСТ» в самом конце 2014 года. В широкой продаже книга появилась сравнительно недавно и особого внимания пока не привлекла. Между тем, это, несомненно, достойная вещь.

ArenevАренев, В. Душница. Время выбирать.  М., 2014. — 219 с. : ил. — (Точка невозврата).

Владимир Аренев живёт в Киеве. Он журналист, литературный критик, сценарист, переводчик, писатель-фантаст и большой знаток экзотических животных, особенно амфибий. По его собственным словам, он «с детства был безумно влюблён в двух прекрасных дам: литературу и биологию; отдавал предпочтение последней. Ходил в кружок юннатов при Киевском зоопарке, довольно серьёзно занимался террариумистикой». Взаимностью юному обожателю ответила не биология, а литература: в 1998 году был напечатан его первый рассказ «Единственная дорога». Однако и на литературном поприще пришлось «раздвоиться»: журналист работает под своим настоящим именем — Владимир Пузий, а писатель творит под псевдонимом Владимир Аренев. С первой ипостасью Владимира Константиновича можно познакомиться, например, здесь. Вторую тоже легко встретить в Интернете. А в 2013 году московский «Фантаверсум» в серии «Талейдоскоп» издал сборник «Мастер дороги», включивший в себя произведения разных лет. Тогда и состоялась первая книжная публикация «Душницы».

Повесть участвовала в третьем сезоне Всероссийского конкурса на лучшее литературное произведение для детей и подростков «Книгуру». Как известно, активнейшее участие в работе конкурса принимают читающие дети от 10 до 16 лет, именно они выбирают победителей. Обязательное условие: своё мнение члены «детского» жюри должны обосновать. «АСТ» вместо послесловия опубликовало отзывы первых читателей повести, «судивших» её в 2013 году.

«Душница» сложна. Одно из «взрослых» её определений — психологическая драма. Немного фантастики: души умерших в этом удивительно похожем на наш мире заключаются в особую сферу и продолжают пребывать среди живых. Это награда или наказание? За что? Для кого? Зачем? И кто решает?.. Вопросов море, и ответы у каждого будут свои. Вот что писали члены открытого «детского» жюри:

«Моя мысль такова, что даже самый отъявленный преступник должен иметь право на высший суд, а не на тот, о котором написано в повести».

«…Не зная толком, что там, в небе, для душ по-настоящему, отпустить того, кто верит в небо…».

«Каждую память надо уважать, даже ныне живущих».

 

Ещё одну книгу, пронизанную памятью, предлагает издательство «Астрель», входящее в издательскую группу «АСТ». Её автор — известный французский писатель и сценарист Патрик Модиано, признанный мастер поэтической прозы, в 2014 году ставший лауреатом Нобелевской премии по литературе.

ModianoМодиано, П. Катрин Карамболь. — М., 2015. — 95 с. : ил.

Говорят, Патрик Модиано очень обрадовался, узнав, что ему присудили столь почётную награду, но ещё больше удивился. Позже он сказал: «Это большая честь для меня, но что мне особенно интересно, так это как комитет объяснил свой выбор. Потому что когда мы пишем книги, мы не всегда понимаем, как это воспринимается со стороны. <…> Так что спасибо Нобелевскому комитету за то, что рассказали мне о том, что представляют собой мои книги».

Премия была вручена «за искусство памяти, которым он вызвал к жизни непостижимые человеческие судьбы и обнажил будничность оккупации». Модиано назвал эту формулировку «странной», хотя никогда не отрицал, что его главный сюжет — время, а он сам «одержим предысторией, прошлым», в котором есть и «смутная <…> эпоха оккупации». Впрочем, его волнуют не столько реальные события, сколько «неверный свет» его личных «истоков».

Творчество Модиано автобиографично. Во всех его романах и новеллах так или иначе присутствуют он сам, его родители, ещё более дальние — во времени — родственники и друзья. «Моя память старше меня», — говорит Модиано и пытается рассмотреть мысленным взором то, что не может увидеть просто глазами. Его книги — это сплав прошлого и настоящего, трудно понять, чего больше, разделить — невозможно. Вслед за автором и читатель начинает думать об особой природе времени, осознавать его эфемерность и одновременно плотность, красоту и тайну, склоняться перед его величием и отрицать необратимость.

Что же делает короткая, безыскусно рассказанная история «для детей младшего школьного возраста» в этом серьёзном «взрослом» ряду? То же, что и все книги Модиано: ищет и исследует «истоки» человека. «Мозаика воспоминаний» маленькой Катрин складывается в картину трогательной близости дочери и отца. Время проходит, любовь и нежность остаются.

Смешной и ностальгический рассказ о довоенном парижском детстве проиллюстрировал Жан-Жак Семпе. В 2011 году «Библиогид» упоминал о нём (см.: Рене Госинни и Жан-Жак Сампе. «Малыш Николя» и «Малыш Николя на переменках»). Иное написание фамилии художника — на совести переводчика.

«Катрин Карамболь» перевёл Роман Семинарский.


Детская фантастика Кира Булычёва печатается регулярно, но читательский интерес к ней не уменьшается. Летом минувшего года Издательский дом Мещерякова начал выпускать повести об Алисе с рисунками Евгения Мигунова (см.: Новые книги июня), чем вызвал новый всплеск интереса к творчеству писателя. Количество изданных книг вплотную приблизилось к десятку, и тут московская «Альфа-книга» начала выпуск «Большой иллюстрированной серии». Открывает её… сборник повестей об Алисе Селезнёвой с рисунками Мигунова!

Булычёв, Кир. Девочка с Земли. — М., 2015. — 427 с. : ил. — (Большая иллюстрированная серия).

bulychevВ те времена, когда «Альфа-книга» была «Армадой» (1993–1999), она выпускала серию «Замок чудес», куда включала фантастические и сказочные повести отечественных и зарубежных писателей. Поскольку «Альфа-книга» является правопреемником «Армады», серия не исчезла со сменой издательской вывески, просуществовав до 2003 года. Первой книгой «Замка чудес» стало булычёвское «Путешествие Алисы» (1994). Издание включало в себя предисловие автора и четыре повести, проиллюстрированные Евгением Мигуновым. Сегодня «Альфа-книга» предлагает почти точную копию давнего сборника, изменив только его название.

Взглянув на «мещеряковские» и «альфа-книжные» тома повнимательнее, мы обнаружили нечто более интересное, чем обычное равнодушие издателей к деятельности друг друга.

Аббревиатуры серий ИДМ и «Альфа-книги» почти идентичны (БИСС и БИС), названия первых томов обеих серий совпадают полностью, а рисунок на задней сторонке издания «Альфа-книги» практически повторяет обложку сборника ИДМ. Вскоре «Альфа-книга» выпустит «Сто лет тому вперёд», «Миллион приключений», «Заповедник сказок», и тогда материала для сравнения станет больше. Но уже сейчас можно сказать: главным отличием БИСС и БИС будет последовательность публикаций. «Альфа-книга», включившая в свой том цикл коротких рассказов «Девочка, с которой ничего не случится», повести «Ржавый фельдмаршал», «Путешествие Алисы» и «День рождения Алисы», явно выбирает хронологию их создания Булычёвым.

Зато разница цен видна невооружённым глазом: БИСС Булычёва чуть не в два раза дороже, чем БИС, хотя содержательно и полиграфически они почти одинаковы. Справедливости ради нужно отметить, что у ИДМ качество бумаги немного лучше, да и рисунков, пожалуй, побольше.

Удастся ли «Альфа-книге» переключить внимание читающей публики на свои издания? Интересно будет проследить за развитием этой маленькой интриги.

 

А вот у этой книги Издательского Дома Мещерякова конкурентов нет и не будет.

Семёнов, А. Спортивная котлета Ябеды-Корябеды. — М., 2015. — 207 с. : ил.

Котлета устремляется в полёт!
Лети, котлета, смело всё вперёд!
Лети, котлета, дерзко в небеса!
Надежда наша, гордость и краса!

SemenovПолёт дерзновенной котлеты «писатель-изобретатель»Александр Иванович Семёнов не планировал. А планировал он репортаж с I Детских зимних спортивных игр, право на проведение которых славный город Укромный выиграл в честной борьбе, обойдя «таких признанных фаворитов, как Инсбрук, Солт-Лейк-Сити, Саппоро, Ванкувер, Гренобль, Лиллехаммер…». Но дело в том, что в Укромном живёт Ябеда-Корябеда, а с ней лучше не связываться никому, даже человеку, который её придумал и нарисовал. Доказательства? Пожалуйста!

Во-первых, всякому ясно, что книга должна была выйти в начале 2014 года, до Олимпиады в Сочи. Ведь это так правильно: сначала детские зимние Игры, и только потом — взрослые. Во-вторых, книга задумывалась цветной, однако в типографии, где её печатали, вдруг пропали все краски, кроме чёрной и зелёной! И символы Детских спортивных игр — квадратики пяти разных цветов — «погасли». Но писатель Семёнов давно имеет дело со злой волшебницей и хулиганкой Ябедой-Корябедой! Он сразу придумал раскрасить все квадратики в книжке цветными карандашами. И сделать это нужно непременно, иначе трудно будет выпутаться из непростых ситуаций, которые подстерегают читателей на страницах этой книги.

Тот, кто знаком с первой книжкой про Ябеду-Корябеду (см.: Александр Семёнов. Ябеда-Корябеда, её проделки и каверзы), примерно представляет себе, что его ждёт. Непосвящённым, чтобы не портить удовольствия от чтения, скажем только, что перед ними —многоходовой загадочно-юмористический спортивный детектив с элементами анимации. Надо бы читать его медленно и вдумчиво, но готовы поспорить — получится залпом, в один присест!


В популярной серии московского «РОСМЭНа» «Та самая книжка» прибавление: вышли две сказки Ефима Петровича Чеповецкого (1919–2014).

  • Chepoveckiy
  • Chepoveckiy1

Чеповецкий, Е. Непоседа, Мякиш и Нетак. — М., 2015. — 271 с. : ил. — (Та самая книжка).

Чеповецкий, Е. Приключения шахматного солдата Пешкина. — М., 2015. — 271 с. : ил. — (Та самая книжка).

Ефим Чеповецкий — фельетонист, драматург, автор детских книжек и «взрослых» стихов. А ещё он писал сценарии и песни для мультфильмов. Самые известные его работы в кино — «Приключения капитана Врунгеля» и «Доктор Айболит».

Известна оценка, которую в своё время дал молодому литератору сам Всеволод Вячеславович Иванов. Ефим Чеповецкий, заметил Иванов, пишет «весело, непринуждённо, так непринуждённо, что мне захотелось взглянуть на него, услышать его голос и тем самым в какой-то степени объяснить себе эту непринуждённость, которая удаётся автору и в прозе, и в стихах, и в водевилях. По-видимому, эта его особенность не литературная поза, а природный дар…» Знаменитый писатель не ошибся, отметив главную особенность «литературного характера» Чеповецкого. Добавьте к этому определение Льва Кассиля — «знаток ребячьих душ, переполненных мечтой и жаждой увлекательной игры», — и вы поймёте, почему герои Чеповецкого живут в памяти нескольких поколений читателей.

Книги о «небывалых приключениях трёх игрушечных мальчиков» и геройских похождениях шахматного солдата Пешкина издаются довольно часто (включая аудиоформат), а Интернет предлагает прочесть сказки с экрана. Однако «росмэновская» серия старается вернуть из прошлого ещё и «те самые» иллюстрации. На сей раз это рисунки Анатолия Елисеева и Михаила Скобелева, чей творческий тандем возник ещё в студенчестве и просуществовал до 1970 года.

Художники были азартными спортсменами, завзятыми театралами, а у Елисеева ещё имелся опыт создания карикатур для знаменитого «Крокодила». Неудивительно, что иллюстрации получились весёлыми и азартными. В них — движение, порыв, стремительная игра, там кипят страсти и все, включая читателя, увлечены действием. Таким рисункам не нужны второстепенные детали, как не нужен им и цвет.
Сказочные «Приключения шахматного солдата Пешкина» повторяют издание 1961 года. Сказка-повесть в двух частях «Непоседа, Мякиш и Нетак» воспроизведена «РОСМЭНом» с «детлитовской» книги 1970 года. Это было третье по счёту издание, приуроченное к пятидесятилетию Чеповецкого.

К сожалению, нельзя не заметить, что очередные «те самые книжки» отличаются от тех, что взяты за образец. Яркая динамика рисунков позволила художникам обойтись без цвета, но в «Непоседе…» одна цветная иллюстрация — на развороте титульного листа — всё-таки была. В «росмэновском» же издании голубое небо и красный корабль стали светло-серыми. Насыщенность чёрного цвета тоже явно недостаточная. Такие же слегка «выцветшие» рисунки и в «Приключениях шахматного солдата Пешкина». А в «Непоседе…» ещё и досадная оплошность: заявленное в «Оглавлении» предисловие С.Полетаева «Об авторе этой книги» отсутствует.


Питерско-московская «Речь» не была пионером в деле возрождения легендарной «лапши» (так на библиотечном профессиональном жаргоне называются тонкие книжки на скрепке, в мягкой обложке). Но книжечки «Речи» — сегодня одни из лучших на рынке. Издательство тщательно отбирает тексты, в большинстве случаев имеет возможность работать с оригиналами, печатает свои книги в очень хороших типографиях и правильно реагирует на критические замечания читателей. К примеру, в серии «Любимая мамина книжка» вышла «настоящая» «Юля-чистюля».

Пляцковский, М. Юля-чистюля. — СПб. ; М., 2015. — 15 с. : ил. — (Любимая мамина книжка).

PlyackovskiyПервая попытка «Речи» вернуть «Юлю-чистюлю» в круг чтения современного ребёнка, предпринятая не так давно, оказалась не слишком удачной. Возможно, потому, что малыши и их родители много лет назад полюбили стихотворение Михаила Пляцковского, оценив мягкую, тёплую иронию, которая рождалась из «диалога» стихов и иллюстраций Сюзанны Бялковской. В издании же 2012 года читатели неожиданно столкнулись с прямолинейной прозой Марии Лебедевой, усилиями которой история про девочку Юлю превратилась в откровенно нравоучительную. Похоже, издатели это понимали, так как на обложке первым поставили имя художницы. «Юля-чистюля» 2015 года представляет то самое органичное единство текста и рисунка, которое наши мамы и бабушки могли видеть в книжке 1966 года, выпущенной московским «Малышом».

 

Ещё две книжки серии демонстрируют, как менялась творческая манера известного художника-иллюстратора Георгия Карлова.

Гарнич, А. Курочка-Хлопотунья. — СПб. ; М., 2015. — 15 с. : ил. — (Любимая мамина книжка).

Матвеев, В. Посмотрите, какие котята. — СПб. ; М., 2015. — 15 с. : ил. — (Любимая мамина книжка).

«Курочку…» и «…Котят» разделяют немалые годы: первая книжка появилась в самом конце 1940-х, вторая — в 1965-м. Сюжетные, полные живых подробностей акварельные картинки в одной и настоящие «психологические портреты» — в другой.

  • Garnich
  • Matveev

Карлов удивительно точно умел передать жесты и особенно мимику животного, показывая таким образом характер персонажа. Это заметно и в сказке о трудолюбивой Курочке, а уж карловские котята и вовсе — как дети. В 1976 году Владимир Матвеев написал стихи к каждому рисунку, превратив первоначальную книжку-картинку ещё и в книжку для чтения.

Обе книги хороши для первого самостоятельного чтения детей: крупный, чёткий шрифт, простые предложения, «говорящие» иллюстрации.

 

Барто, А. Обида. — СПб. ; М., 2015. — 15 с. : ил. — (Любимая мамина книжка).

BartoСтарая как мир проблема: ревность старшего ребёнка к младшему. Что же могут сделать родители, чтобы помочь своему чаду справиться с этой невыносимой обидой — на папу с мамой, на кота, на весь мир? Агния Барто знает ответ: достаточно ласкового маминого объятия, чтобы страдающий маленький человек поверил, что его снова любят. Впрочем, как и всегда.

Особое достоинство книги — светлые, лиричные иллюстрации Марины Успенской. Они настолько эмоциональны и выразительны, что могли бы рассказать эту трогательную историю самостоятельно, без помощи поэта.

 

Прокофьева, С. Самый большой друг. — СПб. ; М., 2015. — 15 с. : ил. — (Любимая мамина книжка).

ProkofievaЭта книжка — точная копия издания 1967 года. И не надо подсчитывать, как давно состоялась та публикация (ну ладно, 48 лет назад), потому что свою сказку Софья Прокофьева посвятила настоящей дружбе, не зависящей ни от длины хвоста, ни от количества пятнышек на крыльях, ни от высоты в холке.

В 1968 году на студии «Союзмультфильм» был создан анимационный фильм, который назывался точно так же — «Самый большой друг», но место слона Длинный Хобот там занял пузатый бегемот. А вот вытеснить из нашей памяти иллюстрации Валерия Алфеевского не смогли ни мастерски нарисованные герои мультика, ни время.
«Самый большой друг» входит в цикл «Машины сказки» под названием «Сказка о самом большом друге».


PalitraslovИ напоследок — анонс. Сообщаем о новой книге стихов для детей, написанных современными «взрослыми» поэтами. В «Палитре слов» собраны произведения Марии Степановой, Веры Павловой, Фёдора Сваровского, Олега Юрьева, Антона Тенсера, Германа Лукомникова, Дмитрия Строцева, Леопольда Эпштейна, Леонида Шваба, Жени Павловской и Павла Гольдина. Осуществила издание американская студия дизайна «ТяП-ЛяП production» при активном участии художника Юлии Думовой. Пробный тираж поэтического сборника — 500 экземпляров. В ближайшее время «Библиогид» расскажет о «Палитре…» подробно.

Лариса Четверикова