наверх

О жизни в лесу и приключениях в сказке, о мышкиных страхах и путешествующем кораблике, о кролике, лошадях и пингвинах, о мальчике без тени и тени без мальчика.

 
Новые книги августа 2015
27 августа 2015

Утверждение, что наша современная детская литература не слишком-то современна и в значительной мере представлена переизданиями, отчасти справедливо. Однако это вовсе не означает, что новых имён, как и новых книг, нет совсем.

Появлению молодых писателей, в первую очередь, способствуют различные литературные конкурсы и премии. Широко известны, например, «Книгуру» и принадлежащая издательству «РОСМЭН» «Новая детская книга». Последняя, кстати, уже сформировала шорт-лист текущего (шестого) cезона, и работы финалистов можно скачать на сайте конкурса и прочитать прямо сейчас.

Целевая аудитория «Книгуру» и «росмэновского» конкурса — дети и подростки. Учреждённая же в 2009 году издательством «АСТ» Российская национальная литературная премия «Рукопись года» — совершенно «взрослая». Но и она всегда обращала внимание на произведения для юных, а в 2012 году и вовсе пережила маленькое потрясение: жюри не то с удивлением, не то с гордостью констатировало, что Гран-при третьего сезона получила Елена Соловьёва за рукопись «Цветник бабушки Корицы»: «Детская сказка легко обошла такие взрослые и серьёзные жанры, как исторический роман или фантастика, и единогласно была признана жюри лучшей».

В мае текущего года, вручая авторам награды, учредители снова подчеркнули, что «большая часть рукописей, отмеченных в шестом сезоне премии, — это произведения для детей и подростков». Среди них и был выбран обладатель Гран-при — 2015; им стала Софья Яновицкая с повестью для подростков «Троица». А сборник стихов, о котором пойдёт речь ниже, победил в номинации «Лучшая детская книга».

Рупасова, М. С неба падали старушки. — М., 2015. — 62 с. : ил. — (Манюня и другие).

rupasovaКак детский поэт Маша Рупасова обрела широкую известность благодаря интернету, по просторам которого её «весёлые, добрые, немножко хулиганские (ну разве что совсем чуть-чуть)» стихи порхают не первый год. Однако появление настоящей, то есть бумажной книги — событие незаурядное и для автора, и для читателей, особенно если эта книга — первая, как «…Старушки» у Маши Рупасовой. И пусть почти все стихотворения сборника нам так или иначе знакомы, напечатанные на бумаге, а не подмигивающие с экрана, в окружении персонажей, нарисованных акварелью живым художником, строки звучат свежо, оригинально и нежно.

«Эта книга бесконечно дорога мне, потому что я писала её очень искренне, со всем пылом человека, которому выпал шанс прожить детство заново — вместе со своим первым ребёнком», — говорит о «…Старушках» сам автор.

В этом стихотворном сборнике мы не найдём ничего вычурного, здесь всё понятно маленькому человеку, вступающему в мир. Кажется даже, что простая, но неожиданная рифма «чаячий — необычаячий» найдена играющим на берегу малышом, а не взрослой тётей-поэтом. А время! Может, оно станет понятнее, если поговорить с прабабушкой, которая «даже старше бабушки», но при этом

Динозавров
Не видала,
При лучине
Не пряла
И спала под одеялом,
А в пещере не спала.

Самые большие загадки детства, самые неожиданные открытия и самые яркие впечатления живут на страницах этой книги. Не зря Наринэ Абгарян, подарившая нам «Манюню», заметила, что у Маши Рупасовой есть «поразительное качество — видеть мир таким, какой он есть на самом деле, — сказочным и прекрасным. Поэтому её стихи для всех: младенцев и подростков, кошек и собак, радуги и облаков. А также для тех взрослых, которые <…> сознательно не прикрывают дверь в детство».

Художника Юлию Сомину Маша Рупасова назвала «матерью» своих старушек. А их, бабушек в очках и платочках, в книге немало; они присутствуют примерно в половине стихотворений. Своим иллюстратором и героинями автор гордится: «У старушек была важная миссия пленить издателя, и они справились, мои старенькие девочки».

А вот издатель со своей задачей справился не очень хорошо.

Безусловно, «АСТ» делает важное дело, полностью посвящая «Рукопись года» начинающим авторам и обязуясь публиковать победителей. Но хотелось бы, чтобы книги для детей имели достойные рисунки и были качественно напечатаны. В данном случае подкачала именно полиграфия: многие иллюстрации выглядят так, словно их рассматриваешь через пыльное стекло.


Примером безупречной детской книги может служить сборник стихов Романа Сефа, подготовленный к печати московской редакцией издательства «Речь». «Ключ от сказки» прекрасно оформлен и замечательно издан.

Сеф, Р. Ключ от сказки. — СПб. ; М., 2015. — 239 с. : ил. — (Образ Речи).

sefО своей серии «Образ Речи» издатели однажды заметили, что она — «карт-бланш художнику». А поскольку видение мира, манера и философия творчества у каждого художника своя, то читатель, взявший в руки «образную» книгу, должен быть готов ко всякого рода неожиданностям. Особенно если художник — большой мастер, каким, без сомнения, является Юрий Арсеньевич Ващенко.

«Ключ от сказки» с рисунками Ващенко впервые был напечатан московской «Детской литературой» в 1984 году. В 1989-м вышло второе и последнее издание, что, в общем-то, странно, ведь за эту книгу в 1991 году Сеф был удостоен Государственной премии РСФСР. «Речь» имела дело с первым изданием, точнее — с текстом из него. Потому что иллюстрации только кажутся прежними.

Участвуя в работе над новым изданием «Ключа…», Ващенко проявил высокую требовательность и к себе, и к своим рисункам. Не все оригиналы сохранились, поэтому он заново нарисовал шмуцтитулы, предваряющие разделы сборника. Но дело не только в наличии/отсутствии оригиналов. «Если я на чём-то и настаиваю, то на нерешительности, отсутствии категоричности и декларативности, когда работа — фраза, где в начале и конце стоит многоточие», — говорит художник. Поэтому он переработал и вполне «благополучные» иллюстрации, где убрав, а где добавив кое-какие элементы, слегка изменив композицию и цветовые оттенки. И в результате эмоциональные и смысловые акценты стали ещё более выразительными.

«Художественный мир Юрия Ващенко остро индивидуален <…> Нетрудно ощутить присущий ему внутренний ритм, своеобычность пластики, парадоксальную структуру изобразительного пространства», — писал известный искусствовед Юрий Герчук. И добавлял, что «мир этот <…> остаётся свободным в своих неожиданных трансформациях». Закономерно, что на творческом пути такого художника возник Льюис Кэрролл, и что встреча эта оказалась счастливой: британские кэрролловеды признали иллюстрации Юрия Ващенко одними из лучших в мире, а в 1987 году цикл рисунков к обеим «Алисам» принёс художнику Золотую медаль международной биеннале иллюстрации в Братиславе.

Именно такой «парадоксальный» иллюстратор и был нужен Роману Сефу, чтобы единственно правильным образом нарисовать судака, молчащего по-французски без малейшего акцента, часы, которые «лёжа стоят», и тишину, и мечту, и тот самый голубой метеорит, которому до Земли ещё лететь и лететь.

«Сеф умел видеть чудеса там, где их никто не замечал», а потому любая мелочь — хоть пуговица, хоть таракан — становилась для него поводом для серьёзных размышлений, забавных наблюдений и неожиданных выводов. Впечатление от стихов тем сильнее, что они, как правило, короткие и всегда — энергичные и ладные. Обращаясь к маленьким читателям, поэт очень чётко формулирует свои мысли и ясно их излагает. А художник, подхватывая мысль поэта, поворачивает её то одной гранью, то другой. Рисунки «не просто дополнили книгу, они вплелись (иногда буквально) в стихотворные строки, связав слово и иллюстрацию в единое целое».

В сборник «Ключ от сказки» вошли собственные стихи Романа Сефа и сделанные им стихотворные «пересказы» словацких поэтов Мирослава Валека и Кристы Бендовой, а также американского поэта итальянского происхождения Джона Чиарди. Эти пересказы составили последний раздел «Ключа…» — «Невидимый автомобиль».


А в серии «Любимая мамина книжка» «Речь» выпустила отдельным изданием довольно длинное стихотворение Романа Сефа«Человечек в коробке».

Сеф, Р. Человечек в коробке. — СПб. ; М., 2015. — [26] с. : ил. — (Любимая мамина книжка).

sef2Эту квадратного формата книжечку пропустить нельзя, ведь она — точная и очень качественная копия издания 1965 года, а значит, перед нами — «ранние» поэт Роман Сеф и художник-иллюстратор Ника Гольц. Кроме того, очередная «любимая мамина книжка» и «Ключ от сказки» перекликаются. В большом сборнике есть стихотворение «Удивительный трубочист», и оно — переработанный, более поздний вариант «Человечка в коробке».

Интересно их сравнить. «Человечек…» включает в себя описания разных профессий, которыми мог бы овладеть игрушечный трубочист, если бы был настоящим и свободным. В «Удивительном трубочисте» этой конкретики нет, поэтому рассуждения героя имеют характер почти философского обобщения, а стихотворение в целом стало более «взрослым».

В работе над этой книжкой тоже использовались оригиналы рисунков Гольц, и они тоже сохранились не все. Но издатели и полиграфисты сделали всё, чтобы воспроизведённые по старой книге иллюстрации выглядели достойно.


Кроме того, в «Речи» начало выходить «собрание талантливых сочинений» Валерия Медведева, буквально ворвавшегося в нашу детскую литературу с повестью «Баранкин, будь человеком!». Первое издание состоялось в 1962 году, и за последующие шесть лет общий тираж книги, переведённой почти на двадцать языков, превысил миллион экземпляров. Уже напечатаны два тома СТС, в которых, однако, знаменитой повести нет; она выйдет позже.

  • medvedev
  • medvedev2

Медведев, В. Звонок на перемену. — СПб. ; М., 2015. — 319 с. : ил. — (Собрание талантливых сочинений).

В основу первого тома лёг «Звонок на перемену», изданный в 1982 году московской «Детской литературой». Это был сборник разнохарактерных и разножанровых произведений; он включал в себя «рассказы, повести, стихи, сказки, были и небылицы, интермедии, клоунады и пьесы». Иллюстрации для этой книги выполнил Арнольд Тамбовкин.

Медведев, В. Капитан Соври-голова. — СПб. ; М., 2015. — 303 с. : ил. — (Собрание талантливых сочинений).

Второй том составили две книги: «Капитан Соври-голова», оформленный Спартаком Калачёвым (М. : Советская Россия, 1974), и сборник «Олимпийские тигры» с рисунками Тамбовкина (М. : Детская литература, 1975).

Да, названия нам знакомы. И всё же это собрание сочинений будет особенным. Во-первых, в него войдут не только известные произведения Медведева, но и те, что печатались редко, и даже такие, о которых мы ничего не знаем, потому что они не печатались никогда. К счастью, они сохранились в архиве писателя. Во-вторых, «Речь» сделала всё, чтобы осуществить «почти фантастическую», по словам самого Валерия Владимировича, идею: расположить его книги «в порядке возрастов, чтобы стать спутником жизни читателя». Поэтому откроет СТС Медведева «Звонок на перемену», адресованный детям дошкольного и младшего школьного возраста, а завершит прежде не публиковавшийся «Костюм на вырост».

В заслугу «Речи» нужно поставить огромный труд по сверке и сопоставлению текстов. Медведев всю жизнь работал над своими произведениями, многие существенно перерабатывал и публиковал под новыми названиям. Почти два года редакторы издательства собирали, сравнивали, осмысливали тексты, чтобы в итоге получить единое, цельное собрание.

Всего в СТС Медведева запланировано шесть книг. Упоминавшаяся выше повесть «Баранкин, будь человеком!» и два её продолжения — «Сверхприключения Сверхкосмонавта» и «Великая погоня, или Неизвестные приключения Баранкина» — войдут в четвёртый том. Все три повести будут сопровождаться цветными иллюстрациями Анатолия Елисеева. Рисунки к первой и третьей частям существуют уже давно, а вот для «Сверхприключений Сверхкосмонавта» художник рисует специально по заказу «Речи». Впрочем, и готовые рисунки подвергаются довольно серьёзной редакции.
Также в собрании талантливых сочинений будут представлены работы молодых иллюстраторов. Они оформят ранее не издававшиеся произведения Валерия Медведева.


Среди изданий «Розового Жирафа» нам особенно интересны два. Их с полным правом можно назвать новыми: одна книга недавно написана, другая недавно переведена.

Гиваргизов, А. Морж, учитель и поэт. — М., 2015. — 95 с. : ил.

givargizovВ этой книжке, спешит предуведомить издательская аннотация, «всё не так, как полагается. Повести для детей, а главному герою — 60 лет!». Михаил Михайлович — пенсионер. Ему положено степенно сидеть на диване, смотреть телевизор и утверждать, что раньше было лучше. В крайнем случае, ездить на дачу и растить там яблоки.

Но Михаил Михайлович не умеет быть солидным, хотя яблоки выращивает. В оранжерее, потому что дачный посёлок Песочный стоит на берегу Северного Ледовитого океана. А когда человек живёт на берегу океана, даже такого холодного, он не может быть обыкновенным. (Или наоборот: только очень неординарный человек способен обзавестись дачей там, где ноль градусов летом — жара.) Вот и Михаил Михайлович «вёл себя как семилетний Миша. Не специально — так получалось». Даже борода у Миши несерьёзно торчала в разные стороны. И сидел он чаще у костра, чем на диване, смотрел не в телевизор, а на небо, сочинял стихи и читал их главному местному хулигану Снегирёву, спасал тонущего моржа и выкапывал мамонта из вечной мерзлоты. Соседи сначала пытались воспитывать Мишу, а потом перестали, потому что поняли: «маленький, несерьёзный и мудрый — это одно и то же».

О чём бы ни писал Артур Гиваргизов, в его стихах и прозе всегда присутствуют чудесное и повседневное, мягкий юмор и тонкая ирония, а также нелинейная логика, свойственная детям и поэтам. Иногда эти составляющие гиваргизовской вселенной меняются местами, уступая первенство чему-нибудь одному, а иногда тесно переплетаются. Возникает особенный мир, очень похожий на тот, что за окном, и всё же другой. А чтобы почувствовать эту разницу, нужно выйти за пределы привычного круга, отправиться если не в Индию, как Миша, то хотя бы в поход выходного дня. Или прочитать две «маленькие повести для любителей больших путешествий», из которых и состоит «Морж, учитель и поэт».

Кстати. Если кому-то покажется, что книжный Миша похож на поэта Михаила Яснова, то этот кто-то будет прав: художник Сергей Калинин добился несомненного сходства, а на странице тридцать восьмой проговаривается сам Гиваргизов.


Некоторые критики и восторженные почитатели уже сейчас называют Яснова и Гиваргизова классиками нашей детской литературы. А следующая книга — признанная классика американского детского чтения.

Макклоски, Р. Черника для Саши. — М., 2015. — [55] с. : ил.

Роберта Макклоски мы знаем, главным образом, по его авторской книге «Дорогу утятам!». Она появилась в 1941 году, а в следующем была награждена медалью Калдекотта, которой отмечаются лучшие американские иллюстрированные книги для детей. «Черника для Саши» вышла в 1948 году, а в 1949-м принесла своему создателю вторую медаль Калдекотта. Редкий случай в долгой истории этой престижной награды, учреждённой Ассоциацией американских библиотек в 1938 году.

makkloski

«Я художник, который пишет детские книги», — говорил о себе Макклоски. Возможно, поэтому в 1963 году он выпустил свою последнюю книгу и сосредоточился на иллюстрировании произведений других авторов. К тому времени Макклоски успел сочинить и оформить восемь своих книг, а затем был художником в двенадцати чужих.

«Черника для Саши» (как, впрочем, и «Дорогу утятам!», изданная в 2013-м тем же «Розовым Жирафом») выглядит вопиюще несовременно и очень стильно. Тёмно-синие иллюстрации на кремовом фоне — воплощение идеи автора: ничего лишнего, только то, что имеет непосредственное отношение к истории. Но сколько всего можно узнать из этих иллюстраций!

Макклоски всегда был предельно точен в своих рисунках. Известно, что, работая над книгой «Дорогу утятам!», он купил настоящих уток и поселил в студии, чтобы наблюдать за их повадками. В «Чернике…» художник, словно окуная перо в ягодный сок, воссоздал довольно суровые пейзажи острова у побережья штата Мэн, где жил с семьёй, и кусочек быта американской глубинки середины ХХ века. Особенно примечателен в этом смысле рисунок на форзаце, где Макклоски изобразил кухню — несомненно, очень похожую на его собственную.

Ещё Макклоски очень хороший анималист и замечательно умеет передавать эмоции. А в забавной путанице с участием двух малышей и их мамочек — людей и медведей — эмоций более чем достаточно.

На русский язык «Чернику для Саши» перевела Ольга Москаленко.


Ещё одного американского классика, почётного доктора литературы бостонского Северо-Восточного университета, представляет московская «Карьера Пресс».

Бёрджес, Т. Матушка Западный ветер. — М., 2015. — 95 с. : ил.

burgessТорнтон Уолдо Бёрджес (1874–1965) — самый известный и плодовитый американский писатель-натуралист ХХ века. Первая его книга вышла в 1910 году, последняя — в 1960-м. Полвека он писал о природе Северной Америки, уделяя особое внимание своей малой родине — полуострову Кейп-Код и вообще штату Массачусетс.

Сначала Бёрджес придумывал короткие истории о приключениях лягушек, кроликов, бурундуков и разных птиц для своего маленького сына, а потом это стало делом всей его жизни. В 1912 году Бёрджесу поручили «сказочную» колонку в газете «New York Tribune». Нетрудно догадаться, что обращался автор к детям, а героями выпусков неизменно выступали животные. Успех был невероятным: колонка просуществовала около пятидесяти лет, а её автору читатели дали прозвище Человек — сказка на ночь.

В 1924 году Бёрджес начал вести еженедельную радиопередачу, в которой рассказывал детям о флоре и фауне родного края, напоминал о необходимости сохранения дикой природы и добром отношении ко всему живому. Напечатанные в газете и прозвучавшие в эфире истории Бёрждес редактировал и собирал в книги. В итоге книг получилось сто семьдесят, а историй — пятнадцать тысяч. Они читаются до сих пор, переводятся на разные языки и издаются по всему миру. А в США дело экологического воспитания детей и взрослых продолжает Общество Торнтона Бёрджеса.

«Матушка Западный ветер» увидела свет в 1910 году. До нас она добралась только сейчас — в переводе Анны Яковенко и с рисунками Екатерины Трифоновой.

Бёрджес — всемирно известный мастер познавательного рассказа о зверюшках, наделённых человеческими чертами, и то, что мы так долго не были с ним знакомы, конечно, печально. Но больше с точки зрения общего развития, ведь и в нашей детской литературе есть великолепные научно-художественные книги. Впрочем, подобных книг много не бывает, а потому — ждём новых историй о матушке Западный ветер и её друзьях, обитателях Лиловых холмов и Зелёного луга.


Нашу копилку познавательной литературы пополнила «Добрая книга». Этот вклад следует признать весьма значимым, ведь имя автора — Дэвид Маколи. Но на сей раз не обошлось без ложки дёгтя.

  • makoli
  • makoli2

Маколи, Д. Собор. — М., 2015. — 80 с. : ил.

Маколи, Д. Замок. — М., 2015. — 80 с. : ил.

Об обеих книгах можно и нужно говорить в самых превосходных степенях. Чего не следует делать, так это безоглядно доверять штампованным анонсам, помещённым на сайте издательства и кочующим по просторам Интернета.

Вот что сказано о «Соборе»: «Культовая книга Дэвида Маколи, лауреат медали Калдекотта, престижной награды за лучшие литературно-художественные произведения для детей и юношества, вовлекающая читателя в захватывающую историю строительства средневекового собора. Именно эта книга, многократно переиздававшаяся на протяжении тридцати лет (а не ранее выходившие на русском языке книги «Как всё устроено» и «Как это построено»), принесла Дэвиду Маколи всемирную славу и стала его “визитной карточкой”».

Оценив нотку ревности, отчётливо звучащую во второй части анонса, переходим к «Замку» и читаем: «Культовая книга Дэвида Маколи, лауреат медали Калдекотта, престижной награды…» Далее — вся первая фраза без изменений, только вместо слова «собор» стоит «замок».

Повтор иногда бывает и уместным, и убедительным, но только не в этом случае. Кроме того, если в понимании «Доброй книги» слово «культовый» — высшая похвала, то и ладно. Однако называть «Собор» (или «Замок») «лауреатом медали Калдекотта» — значит грешить против истины. Эту награду Маколи получил совсем за другую работу.

Возможно, ошибка — следствие невнимательности. Стоило написать «культовая книга Дэвида Маколи, лауреата медали Калдекотта» — и с фактами всё было бы в порядке. Обидно, что действительно замечательные «Собор» и «Замок» так небрежно представлены читателям. И странно, ведь издания отнюдь не дёшевы.

Что касается Дэвида Маколи и его книг «Как всё устроено» и «Как это построено», то «Библиогид» о них уже писал (см. Новые книги июня и Десять книг для мужчин, в каком бы возрасте они ни были).

Лариса Четверикова

О мальчишках и девчонках, о пёсиках, кошечках, гориллах и прочем зверье, о волшебном мелке и пластилиновой Африке.