наверх

О путешествии в Испанию, волшебных монетках и исполнении желаний, о страшном господине Уухе и кролике Питере, об истории Времени, цифр и Земли, о музыке без тайн и увлекательной науке — обо всём понемножку.

 
Новые книги сентября
01 октября 2017

Кэрролл, Л. Приключения Алисы в Стране чудес. — Москва : Livebook, 2017. — 111 с. : ил. — (Классика в иллюстрациях Мервина Пика).

carrollЗнаменитую сказку Льюиса Кэрролла нелепо представлять в подробностях. Достаточно сказать, что это одна из самых странных и мудрых историй на свете. О художнике же, напротив, стоит сказать особо. В России «Приключения Алисы в Стране чудес» с его иллюстрациями выходят не впервые, однако сам он всё ещё мало известен у нас. Между тем, Мервин Пик был одним из самых странных и мудрых писателей Англии. Писателем, умевшим рисовать. Или рисовальщиком, умевшим сочинять.

Из сотни его работ, сделанных для «Алисы…», сохранилось шестьдесят семь, да и те были восстановлены с трудом. Маленькое предисловие раскрывает некоторые тайны художника: он рисовал на шершавом картоне, потом процарапывал его скальпелем. Работы, столь тщательно нарисованные и процарапанные, полны гротескных, словно бы недопроявленных образов. То ли смеющихся над «каноническим» Тенниелом, то ли и впрямь явившихся с границы между явью и сном.

Добавим, что это первый выпуск из небольшой серии книг с иллюстрациями М. Пика, которую готовит издательство «Livebook».

 

wellsУэллс, Г. Человек-невидимка. — Москва : НИГМА, 2017. — 239 с. : ил. — (Страна приключений).

Ещё один нерушимый классик, и снова из Англии. «Человек-невидимка» — одна из самых известных книг Герберта Уэллса, но она всегда к месту. Во-первых, не стоит забывать, что́ стоит у истоков научной фантастики. Во-вторых, история, в наши дни уже не удивительная, соединена с драматизмом повествования, не позволяющим книге стареть. Образ устрашающего невидимки, который в то же время будит в читателе затаённое сострадание, — из числа сильнейших в фантастической литературе.

От изданий серии «Страна приключений» ждёшь иллюстраций, проверенных временем, и в данном случае читатель насладится работами Анатолия Иткина. Картинок не очень много, но, как это часто бывает у «НИГМЫ», книга соединяет увесистую добротность со сдержанной роскошью. И вызывает она не столько приступы ностальгии, сколько уважение к основательности. Знаменитый роман дополнен пятью рассказами: «Замечательный случай с глазами Дэвидсона», «Хрустальное яйцо», «Чудотворец», «Новейший ускоритель» и «Волшебная лавка».

 

Ерошин, А. Шёл по городу скелет. — Москва : Мелик-Пашаев, 2017. — 47 с. : ил.

eroshinКнигу не очень известного (во всяком случае, пока) детского поэта Алексея Ерошина составили, однако, стихи, тональность которых хорошо узнаваема. Хаотично-симпатичные, предсказуемо-непредсказуемые строчки напомнят о старой доброй классике и методах Маршака и Михалкова. Они, случалось, добавляли в тексты «абсурдинку» и словесную игру, не позволяя им, тем не менее, разухабисто разгуляться.

Подобной линии придерживается и Ерошин. Его стих гарцует и взбрыкивает, но всегда в установленных пределах: «Каждый истинный мужчина, / Сэр, короче говоря, / Англичаю англичинно / Выпивает чуть заря». Любители безоглядных игр в детской литературе могли бы крикнуть: «Маловато будет!», — но остроумные картинки Максима Покалёва душат такие возгласы на корню. С ними книга — уже точно явление.

 

givargizovГиваргизов, А. Где наш дедушка? — Москва : Эгмонт, 2017. — 103 с. : ил. — (Город мастеров).

Серия «Город мастеров» возобновилась спустя годы, но в ней, как и прежде, выходят классные книжки. Эта составлена из миниатюр, уже публиковавшихся, но «пересобранных» заново. В сущности, перед читателем классический Артур Гиваргизов (то есть классика в квадрате), со сбоями, перевёртышами, двуадресностью, негромким оптимизмом и неизменно интеллигентным, но не скучным юмором: «Украсть велосипед можно с помощью футляра от контрабаса. Левой рукой надо отвлекать внимание продавца, например, держать в руке пистолет, а правой заталкивать велосипед в футляр».

«Перекомпоновка», тем не менее, означает, что рассказики несут в себе не только радость узнавания, но и свежий опыт, даже если Гиваргизов выучен назубок. И определенно не оставят читателя равнодушным новые иллюстрации, сделанные Артёмом Костюкевичем. Наивно-старательное рисование (будто бы в школьной тетрадочке) то и дело соскальзывает в завораживающую подробность, отлично согласуясь с текстами, также имеющими не одно измерение.

 

Романовская, Л. Удалить эту запись? — Москва : Самокат, 2017. — 251 с. — (Встречное движение).

romanovskayaВ прошлом году повесть Ларисы Романовской заняла третье место на конкурсе «Книгуру». Это значит, она понравилась читателям-подросткам. В нынешнем году её издал славный «Самокат». Это значит, она понравится ещё многим — и подросткам, и родителям. Книга-дневник — нескончаемый поток-монолог, заполненный проблемами, непониманием, нервозностью («Вообще, это из-за того, что у нас с мам кризис. На работе. В школе. И в стране»), орфографическими вольностями, жаргоном, сомнениями («Вы действительно хотите удалить эту запись?» — такое сообщение встретится здесь не раз и не два). А ещё — юмором, искренностью, энергией. А ещё эта книга — верное попадание в язык и мир нынешней четырнадцатилетней девочки. А ещё… На самом деле, пора читать. Романовской удалась повесть, побуждающая быть вместе с героем. Поэтому она неизбежно «поведёт» за собой, а две с половиной сотни страниц пролетят очень быстро.

 

sokov-shipulШипулина, Тоня. Зефирный Жора ; Соковенина, Е. Крупная кость. — Москва : Самокат, 2017. — 149 с. : ил. — (Один на один).

И снова книга «Самоката», на сей раз вместившая произведения двух авторов. Однако их тексты связаны одной цепью. То есть одной пиццей, мы хотели сказать. Посвящены они заправским едокам: героиня Елены Соковениной и герой Тони Шипулиной едят, едят, едят… и страдают. Еда как страдание — ориентир, с которым надо что-то делать. Скажем, изменить (может быть, и не раз) свой рацион. И/или себя самого.

Есть риск обозначить повести как строго «гастрономические», но, честное слово, в этом случае упустишь самое главное. А главное здесь — и это наверняка очень быстро поймёт любой читатель — взросление души героев. Поданное без малейшей высокопарности, просто, понятно, с улыбкой.

— Скатерть бела, весь мир одела. Что это?
— Холодильник, — отвечал я.

— I see, — говорит англичанка с усталым лицом и таким тоном, что хочется уйти в пустыню и там погибнуть.

 

Балет : книга о безграничных возможностях / Полина Мохова [текст], Анастасия Батищева [иллюстрации]. — Москва : Манн, Иванов и Фербер, 2017. — 48 с. : ил. — (Твои правила).

baletНазвание можно было бы подсократить: кроме слова-сигнала «Балет» и подзаголовка, на обложку вскарабкалось обозначение серии, и в результате появился сложный многосоставный гибрид. Но пусть это будет единственным недостатком этой своевременной книги. Почему её не было раньше? Вот она вышла, и стало ясно, как давно о балете не говорили с детьми.

Кроме того, издание удалось сделать достойным и очень цельным; единство задают иллюстрации. А вместило оно, кажется, миллион подробностей. Описана история балета, повседневные тяготы артистов, цитируются даже их высказывания, почти афоризмы. Среди таких афоризмов встречаются по-настоящему изысканные (Михаил Барышников: «Я не стараюсь танцевать лучше всех остальных. Я стараюсь танцевать лучше себя самого»). Есть своеобразный мастер-класс: приводятся схемы балетных па. Наконец, открывают и закрывают рассказ «раскадровки» балетов П. И. Чайковского, выполненные в виде комикса. Искусство танца показано как дело действительно увлекательное, о котором хочется узнавать больше и больше.

 

riha-rudofskiРиха, С. Сокровища Земли. — Москва : Манн, Иванов и Фербер, 2017. — 47 с. : ил.

Сокровища в этой австрийской книге — не драгоценные металлы и камни, даже не нефть. Она о том, что мы никак не научимся толком ценить, — о воде, растениях и камнях. Воде и горным породам посвящено буквально по развороту в начале и конце, хотя рассказано немало интересного. Примерно в середине книги можно встретить грибы. Но царствуют здесь, конечно, растения. И заслуженно: у человека среди них много друзей. Древесина, яблоки, пшеница, помидоры, картофель, кукуруза — и это далеко не полный список.

Развороты состоят из рассказов о растении, рецептов вкусных блюд и «рецептов» изготовления поделок. Иногда и блюдо может стать поделкой: помидор, варёное яйцо и капельки майонеза превращаются в мухомор. А детальные, реалистичные, яркие иллюстрации Сюзанны Рихи напоминают о лучших традициях научно-популярной литературы.

 

mir-ist-v-400Жонас, А. Мировая история в 400 пиктограммах : с древнейших времён до наших дней. — Москва : Пешком в историю, 2017. — 67 с. : ил. — (Необычные книги).

И вправду необычная книга, пробежать глазами наверняка не получится. Взгляд застрянет в кислотно-ярких цветах и в пиктограммах, как раз и призванных удерживать внимание, западать в память. Если цвета поначалу кажутся истязанием, прочее сразу же вызывает интерес. Заострённо-лаконичный, предельно функциональный и в то же время захватывающий стиль — он и суперсовременный («компьютерный»), и универсально-вневременной. Ведь, если вдуматься, история картинки-обозначения ведёт к наскальной живописи.

Сама книга — этакая временная шкала. Рассказ начинается с описания первых бактерий и доходит почти до наших дней. Каждый разворот — отдельный период истории; он сообщает «мировые новости» того времени. Страница, посвящённая Римскому миру, не забывает о Китае. А в рассказ о Крестовых походах вклиниваются полинезийцы. Юные читатели могут сравнивать и понимать, что в одно и то же время происходили разные вещи; схватывать течение истории как что-то глобальное.

При этом книга говорит не только о деяниях, завоеваниях и восстаниях. Нет-нет, да и наткнёшься на упоминание о первых европейских кофейнях или первом велосипеде без педалей.

 

Фискетти, А. Собаки & кошки : что знает о них наука. — Москва : Пешком в историю, 2017. — 60 с. : ил. — (Мир вокруг нас).

sobakikoshkiВесёлая, лёгкая, наиполезнейшая книга о мохнатых-хвостатых друзьях человека, который всё о них, кажется, знает. Так ли это? Попробуйте ответить на вопросы: все ли собаки лают? как они переписываются? когда возникло большинство известных сегодня пород? зависит ли характер кошки от цвета шерсти? есть ли в кошачьих стаях вожаки? да и вообще, сбиваются ли кошки в стаи?

Нелегко? Ничего страшного, после этой книги вы станете признанным специалистом в области собакокотоведения.

Текст умён и прост (отметим опытность переводчика Михаила Хачатурова), рисунки сверхсимпатичные и при этом изящные. Единственное, что может смутить отдельных читателей, — без сомнений и стеснения описаны подробности, связанные с испражнениями и секретом животных, а также обстоятельства их размножения. Но ведь это важнейшая часть их жизни! При помощи испражнений собаки отправляют друг другу «смс» (вот и раскрыта тайна переписки). О спаривании не стоит и говорить. Тем более, книга явно не сосредоточена лишь на этих вопросах.

 

Венцель, Б. Все видели кота. — Минск : Открытая книга, 2017. — [38] с. : ил.

Котов видели все, а многие счастливцы живут с котом в одном доме. Какие они, коты? Странный вопрос. Известно какие — усы, уши, хвост. Немного наглости, немного уюта, много шерсти и одно мурчало. Таким кота видим мы. Нам кажется, что все, кто нас окружает, видят его таким же. А задумывались ли вы, каким кот видится, к примеру, мыши? Или рыбе?

ventsel

Ответ совсем не так прост. Книга Брендана Венцеля «Все видели кота» как раз об этом — на каждый предмет или явление можно смотреть по-разному, и точек зрения будет множество. Есть ли среди них верная? Вот какую взрослую и философскую тему поднимает детская книжка-картинка.

Да, не так-то просто посмотреть на мир глазами другого, но с книгой «Все видели кота» это получится. Как говаривал Чеширский кот, «я не сумасшедший, просто моя реальность отличается от твоей». Книга, кстати, получила престижную медаль Кальдекотта, которую в Америке вручают за самую выдающуюся иллюстрированную книгу для детей.

Кирилл Захаров,
при участии Алёны Васнецовой

О новой версии Вселенной и ангине Марине, о волках и Красных Шапочках, об отважных старушках и старичках, о Пушкине и Ван Гоге, о Самсоне и Роберто, об Элле и Лунном Томе, о лабиринтах, ловушках и маяках.