наверх
Станислав Востоков. Книголёт «Антоний Погорельский»: Глава из повести
24 апреля 2016

Станислав Востоков — давний и верный друг детских библиотек; во всяком случае, в нашу (РГДБ) он заглядывает довольно часто. Сюжет его новой фантастической повести «Книголёт “Антоний Погорельский”» разворачивается в одной маленькой районной библиотечке, которую бездушные чиновники намереваются закрыть. Главному герою — мальчику Жене (или Жеке) — приходится пережить невероятные приключения, хотя, казалось бы, ничто не предвещало… Но не будем раскрывать интригу этой удивительной истории. Всё узнается в своё время, когда повесть выйдет отдельным изданием. А пока у вас есть шанс прочитать небольшую главу, которую нам любезно разрешил опубликовать сам автор.

Vostokov2


КНИГОЛЁТ «АНТОНИЙ ПОГОРЕЛЬСКИЙ»

(глава из повести)

Утром Женя проснулся от неприятного чувства, будто на него кто-то смотрит. Он открыл глаза и увидел, что над ним висит чёрный шар размером с теннисный мяч. У шара не было ни крыльев, ни пропеллера, и всё-таки он каким-то образом держался в воздухе, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Вдруг шар сорвался с места и вылетел в окно. Женя вскочил с дивана: он успел заметить, как странный предмет скрылся в листве. Женя был очень озадачен. Неужели кто-то из соседей развлекается с беспилотником? Но беспилотников такой конструкции Женя никогда не видел.

Всё это ему очень и очень не понравилось. Скорее бы уехать на море! Женя посмотрел на часы. Мама уже ушла. А ему ещё надо куда-то деть целый день.

Женя вспомнил про Миху. Он ругнулся, закрыл на всякий случай окно, кое-как оделся и выскочил на площадку. Лифт только что ушёл вниз, поэтому Женя помчался по лестнице, перескакивая через две ступеньки. Даже не поздоровавшись с консьержкой — сегодня была сменщица дяди Вити — он вылетел на улицу.

У второго подъезда стояло жёлтое такси. Миха с матерью сидел на заднем сиденье, а могучий Михин отец боролся со слишком объёмным чемоданом, пытаясь запихнуть его в багажник.

Увидев Женю, Миха выскочил из машины.

— Я уж думал, не придёшь! — Он посмотрел на отца, который прижимал крышку багажника, пока водитель привязывал её к бамперу верёвкой. — Едем, как бродячий цирк! А ты раз — и на месте! Может, там увидимся?

— Вы же в другой город.

— Мало ли. Мы по побережью ездить будем. — Вдруг он оглянулся на родителей и прошептал: — «Аквалангист» здесь!

Жеке стало не по себе.

— Миш! Уезжаем!

Мальчики пожали друг другу руки, и Миха полез в машину.

— До свидания, Женёк! Не скучай! — улыбнулась Михина мама, а его отец, потративший все силы на борьбу с чемоданом, просто кивнул.

Машина выехала со двора, и автоматические ворота закрылись. Женя пристально оглядел площадку. Не увидев ничего подозрительного, он пошёл домой.

На кухне он открыл было окно, но тут же захлопнул. Внизу старуха Изергиль опять выбивала пыль. На этот раз из ковровой дорожки. Пыль поднималась, словно дым из трубы и летела точно в окно Карповых.

Женя принялся за бутерброды. Странно устроен человек! Вчера он готов был петь от счастья, а сегодня ему всё не нравится. Потому что возле дома опять ходит этот псих с баллоном и потому что Женя опять поссорился с мамой. А у Михи родители никогда не ругаются. Как Михин отец сказал, так и будет. Может, это правильно?

По окну скользнула чья-то тень. Жека вскочил и прилип носом к стеклу. На этот раз действительно птица — скворец полетел на свою сирень.

«Так можно нервы испортить», — подумал Женя.

 

После отъезда Михи сидеть дома не хотелось. Женя взял книгу и отправился в библиотеку. По дороге он продолжал думать о родителях и совсем забыл про «аквалангиста».

В шкафу книгообмена появилось несколько новых старых книг. Но большинство полок по-прежнему пустовало.

— Женечка, дорогой мой! — Сегодня Ирина Николаевна была в синем деловом костюме с серебряной заколкой. — Я тебе всегда рада, но сегодня… Сегодня я просто счастлива!

— Почему? — удивился Женя.

— Обещал приехать начальник нашей цэбээс, и если тут совсем не будет читателей, он может сделать определённые выводы. Понимаешь?

— Нет.

— Ну и правильно! Не забивай голову. — Заведующая натянуто засмеялась. — Библиотека как всегда в твоём полном и, я не побоюсь этого слова, личном распоряжении!

Женя поискал Барсика и нашёл его на пуфике между стеллажей. Кот спал, свесив передние лапы до пола. Женя втащил в эту нишу одно из кресел, сел и раскрыл книгу. Здесь он чувствовал себя уютно и безопасно. Разбуженный его действиями кот подобрал передние лапы и свесил задние.

В течение часа в библиотеке было тихо. Лишь негромко, словно майский жук, гудела лампа под плафоном. Видно, у неё было плохое соединение.

Вдруг увлёкшийся чтением Женя сообразил, что в коридоре кто-то говорит. Он прислушался и сразу напрягся. Один из трёх голосов, низкий и скрипучий, явно принадлежал «аквалангисту». Женя привстал и посмотрел в пространство между полками. В коридоре стояла тощая, длинная фигура в гидрокостюме, а перед ней две маленькие библиотекарши. Теперь Женя смог его подробно рассмотреть. Левый глаз странного типа закрывал цилиндр, похожий на объектив фотоаппарата. Когда «аквалангист» переводил взгляд со своих собеседниц на полки с книгами, цилиндр вращался и менял длину, словно настраивал фокус. На правый глаз сползала жидкая треугольная чёлка, как у Гитлера. В общем, вид у незнакомца был крайне неприятный. Женю даже передёрнуло. Не хотел бы он сейчас оказаться на месте библиотекарей!

«Аквалангист» почему-то говорил о себе во множественном числе.

— Да, вы правильно поняли, мы хотели бы её измерить.

— Кто «мы»? — Казалось, что Маргарите Игоревне бледнеть больше некуда, но всё-таки ей это удалось.

— Мы, — «аквалангист» приложил ладонь ко лбу.

Библиотекарши переглянулись.

— А позвольте спросить, зачем вам измерять нашу библиотеку? — Ирина Николаевна нервно оправила лацкан пиджака с заколкой. — У нас устаревшее и, честно говоря, не самое лучшее помещение. Есть более удачные архитектурные проекты. Если желаете, я могу подсказать адрес и…

— Нам, — «аквалангист» снова коснулся лба, — нужно именно это здание. Мы прилетели из другого города специально, чтобы измерить его. Мы хотим у себя сделать такое же.

Ирина Николаевна пожала плечиками и снова неуверенно посмотрела на Марго.

— Ну-у, я думаю, мы можем вам это позволить, раз вы так настаиваете. Только, пожалуйста, недолго, скоро должно приехать начальство.

«Аквалангист» что-то неразборчиво проскрежетал, и они группой пошли по коридору.

— Откуда вы хотели бы начать? — донеслось до Жеки.

— Мы хотим начать оттуда, где больше всего книг.

— Ах, значит, из книгохранения! Это здесь.

Вдруг Жека заметил, что Барсик стоит рядом с ним и тоже внимательно смотрит в проём между полками. Когда странный гость и библиотекари скрылись с глаз, кот обогнул стеллаж и, прихрамывая, направился в коридор. Всё это было очень странно!

В Жене боролись противоположные чувства. С одной стороны он хотел пойти посмотреть, что будет происходить в книгохранении, а с другой, как ни совестно в этом признаться, он боялся. Уж очень отвратительно выглядел «аквалангист». А вот Миха бы ни секунды не сомневался!

В конце концов Женя положил книгу на кресло и с колотящимся сердцем двинулся в коридор. Но там его сразу же перехватила Ирина Николаевна.

— Женечка, дружок, посиди в зале, пожалуйста!

— Может, там помочь надо? — Он кивнул на книгохранение, где по стенам скакала красная точка лазерного «сантиметра».

— Не надо! — твёрдо сказала заведующая. — Если понадобится, я тебя позову. Пожалуйста, не спорь! У меня и так голова кругом!

Женя вернулся к своему креслу.

Но погрузиться в книжные приключения ему не удалось. Не прошло и десяти минут, как снова лязгнула дверь. В коридоре загудел начальственный бас.

Через минуту Ирина Николаевна и Марго вошли в зал, сопровождая крупного мужчину с белой щёткой усов и розовой лысиной.

— Значит, опять никого? Ну и что будем делать?

— Женечка, дружочек, выйди, пожалуйста!

Женя нехотя покинул своё убежище.

Мужчина оглядел его с головы до ног и презрительно подвигал верхней губой, топорща усы.

— Это всё?

— Наш постоянный и самый лучший читатель! — Ирина Николаевна обошла Женю и положила ручки ему на плечи, словно заслонялась им от начальника. — Он прочитывает за неделю столько, сколько десять обычных детей за месяц! Я могу показать формуляр! Это просто чудо, а не формуляр! Марго, принеси, пожалуйста!

— Мы не можем содержать библиотеку ради одного читателя!

— Не одного, не одного! — торопливо заговорила Марго, направляясь к столу и лихорадочно перебирая формуляры в ящичке. — Сейчас отпуска. Осенью будет больше. Начнут брать по школьной программе… Вот!

Она суетливо подбежала к мужчине. Но тот всячески уклонялся от пляшущего перед его лицом формуляра, словно от кусачего насекомого.

— И потом, вокруг почти не осталось жилых домов! — оправдывалась Ирина Николаевна. — Только ведомственный, от Академии, а остальные — офисы и торговые центры. Но я считаю, нельзя сдаваться! Мы устраиваем мероприятия на открытых площадках, мы идём к людям!

Мужчина властно отстранил руку Марго с формуляром.

— Если нет жилых домов, значит и библиотека не нужна, я думаю…

Тут в книгохранении раздался истошный вопль, от которого Марго слегка присела.

Там что-то грохнуло, посыпалось и грохнуло опять. По коридору под изумлённым взглядом начальства пронёсся «аквалангист» с разодранным на бедре гидрокостюмом и жахнул дверью. Он мелькнул за окнами и пропал.

Усач, высоко подняв брови, посмотрел на заведующую.

— Кто это? — Он указал на дверь.

— Эт-то библиотекарь… из другого города.

Из коридора вышел Барсик. Не обращая внимания на собравшихся, он прохромал по залу и скрылся меж стеллажей.

— И ещё, значит, коты? Коты, которые нападают на людей! Так-так! — Мужчина кивнул, развернулся и направился к выходу. — Завтра приеду с комиссией! Имейте в виду!

Библиотекари семенили следом, говорили, что комиссии им бояться нечего, героически предлагали чаю, но мужчина буркнул что-то и железная дверь проводила его грохотом.

Сказать, что этот визит расстроил Ирину Николаевну, значит не сказать ничего. Она была просто убита.

— Нас закроют!

Она села за стол книговыдачи и спрятала Женин формуляр в вынутый Марго ящик.

— Послушай меня, — сказала Марго. — Надо поднять общественность, написать петицию на имя мэра…

— Ну что ты говоришь! — в сердцах выпалила Ирина Николаевна. — Какая петиция? Ты же видишь, библиотеки никого не интересуют! Кто будет её подписывать? За сирот или там за бездомных, может, и заступились бы. А тут книжки какие-то!

Она заплакала.

Жеке стало очень неловко. Он не знал, куда деваться.

— Ну что ты! Что ты! — Марго сунула Ирине Николаевне свой платок. — Вот не думала, что ты пессимистка еще больше меня!

— Станешь тут пессимисткой! — Всхлипнув, заведующая вытерла лицо. — И ещё Женя завтра уезжает. Ты понимаешь, у нас же никого не будет! Ни-ко-го!

Тут Женя сказал то, чего никак от себя не ожидал.

— Я никуда не поеду.

Женщины в изумлении уставились на него.

— Не глупи, — сказала Марго, пряча влажный платок в карман. — Мало ли какие у нас проблемы. У тебя билет уже куплен. И потом, мы не хотим лишать тебя удовольствия съездить на море!

— Я никуда не поеду, — повторил Женя уже твёрдо.

— Хватит! — Ирина Николаевна рассердилась. — Ты хочешь окончательно испортить мне настроение? Что о нас подумает твоя мама? Что мы используем её ребёнка в корыстных целях?

— Мне всё равно, что она подумает. И что море? Поплескался и вернулся. А библиотека нужна всегда. Во всяком случае, мне. И потом, если вас закроют, куда денется Барсик?

Женщины помолчали.

— Чувствую себя, как последняя гадина, — вздохнула Ирина Николаевна.

— И я, — согласилась Марго. — Но ты только подумай, каких читателей мы вырастили! Разве один такой читатель не стоит целой библиотеки? Вот у Диккенса…

— Да погоди ты со своим Диккенсом! — перебила её заведующая.

— Может, передумаешь, Женя? Я… мы тебя очень просим. Ведь нас наверняка всё равно закроют. А ты окажешься и без моря, и без библиотеки. Подумай.

Женя пожал плечами.

— Зато буду знать, что сделал всё что мог.

Под наплывом чувств Марго обняла его.

— Ты — человек будущего! Если такие люди есть в наше время, то…

Не найдя подходящих слов, она развела руками.

Фрагмент повести публикуется с разрешения автора.