наверх
Александр Семёнов. Загадочная Ябеда-Корябеда: Глава из книги
21 июня 2016

Злая волшебница Ябеда-Корябеда не нуждается в особом представлении. Её наверняка помнят многие взрослые — те, кому в 1970-80-е годы родители выписывали журнал «Мурзилка», да и нынешним детям, благодаря переизданиям ИД Мещерякова, она отнюдь не кажется незнакомкой. У книг про Ябеду-Корябеду один-единственный недостаток — они очень быстро кончаются. А так хочется почитать ещё что-нибудь об её хитроумных проделках и каверзах! Что ж, совсем скоро у нас появится такая возможность — в издательстве «Речь» готовится к выпуску новая книга, которая в окончательной версии будет называться «Ябеда-Корябеда: загадочная гостья». В этой фантастической повести, придуманной и проиллюстрированной художником и писателем Александром Ивановичем Семёновым (как всегда, со множеством смешных картинок и заковыристых вопросов на сообразительность), злая волшебница отправляется в космическое путешествие и прямо вместе со своим домом прибывает на планету, обитатели которой больше всего на свете ценят наши земные книги и чтение — они даже разговаривают цитатами из Шекспира! Ябеда-Корябеда, немало удивлённая таким оборотом дела, решает совершить ещё одно путешествие, на сей раз во времени, и перемещается на несколько веков в прошлое — взглянуть хоть одним глазком, что же это за Шекспир такой, от которого даже на другом краю Галактики все в полном восторге?..

  • semyonov1
  • semyonov2

 

В гостях у Шекспира

(глава из повести)

Необходимо было резко увеличить скорость перемещения во времени. И злая волшебница усовершенствовала заклинание:

ПРИБАВЬ ЖЕ СКОРОСТИ, О ВРЕМЯ!
И РЕКЕ ПОДОБНО
ВОЛШЕБНОЙ, ПОЛЕТИ ТЫ ВСПЯТЬ!

Эх, Ябеда-Корябеда, Ябеда-Корябеда! «Река… полети вспять…» Что-то сомнительно, чтобы река, даже «волшебная», умела летать. В кои-то веки придумала приличное заклинание — и то испортила.

Но заклинание, тем не менее, дисциплинированно сделало своё дело.

По запахам, проникавшим через голубоватое облачко, злая волшебница могла, хотя и очень приблизительно, судить, в каком времени она находится.

Вот начала слабеть и исчезла бензиновая гарь. Зато ощутимее стал аромат конского навоза. «Ага! Значит, лет на сто с лишним уже отъехала», — сообразила путешественница по времени.

Всё меньше и меньше чувствовался запах паровозных топок и дыма заводских труб.

«Но всё это очень примерно! — лихорадочно соображала Ябеда-Корябеда. — Как бы меня так к динозаврам не занесло! А мне нужно ровно на четыреста пятьдесят два года назад. Кстати, и точный адрес не мешало бы указать…»

Результатом напряжённых размышлений стало новое заклинание. Понятно, что здесь было уже не до поэтических тонкостей, всех этих рифм-размеров. Заклинание было сухим и официальным:

О ВРЕМЯ!
ПРОШУ ПЕРЕНЕСТИ МЕНЯ
НА ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ ДВА ГОДА НАЗАД
ПО МЕСТУ ЖИТЕЛЬСТВА ВИЛЬЯМА ШЕКСПИРА,
ВЕЛИКОГО ПОЭТА И ДРАМАТУРГА

17.06.2016

Ну, что же. Поэзией здесь, конечно, и не пахло, но всё было указано точно, конкретно. Не удивительно, что заклинание мгновенно сработало.

…Злая волшебница обнаружила себя в небольшой комнате, обставленной простой, хотя и старинной мебелью. Тихо потрескивали дрова в камине. Было тепло и уютно.

В дальнем углу женщина нежно качала лежащего в кроватке младенца. Мальчик сидел за столом, старательно записывая что-то гусиным пером на лежащем перед ним листе бумаги. Мужчина с бородкой что-то негромко говорил женщине.

«Кто же из них тот самый гениальный драматург?» — растерялась Ябеда-Корябеда.

«…Как же это мне раньше в голову не пришло! — хлопнула себя по лбу злая волшебница. — Значит, надо возвращаться назад. Лет на тридцать-сорок».

— Вырастешь — будешь как папа, ремесленником и торговцем, — ласково шептала женщина, склонясь над малышом.

«Ага! Как же! Жди! — хмыкнула Ябеда-Корябеда. — Станет он тебе как папа!»

Однако необходимо было возвращаться на три-четыре десятка лет, чтобы встретиться с уже состоявшимся драматургом. Немудрящее, не имеющее никаких литературных достоинств заклинание — и путешественница по времени поняла, что попала именно туда, куда нужно…

 

Мужчина лет тридцати пяти–сорока, с острой бородкой и длинными волосами нервно ходил по комнате, что-то бормоча себе под нос.

Иногда он резко останавливался и, уставившись в пол или потолок, глубоко задумывался. Временами счастливая улыбка озаряла его лицо, он кидался к столу и ожесточённо царапал лист бумаги гусиным пером. В один из таких моментов его рука замедлила свой бег, остановилась, и автор погрузился в тяжкие раздумья. После долгой паузы он стал размышлять вслух:

— «Бывать или не бывать?..» — нет, не то. «Может быть или не может быть?..» — слишком длинно и неточно. «Будет или не будет?..» «Будь или не будь?..» Проклятье! «Была — не была?..» Всё не то! Не то!!! — начал выходить из себя прославленный драматург.

— А может, попробовать «Быть или не быть?» — осторожно предложила Ябеда-Корябеда.

— Точно! «Быть или не быть!» — классик мировой литературы схватил перо и стал скрипеть им, шевеля губами:

Быть или не быть — таков вопрос;
Что благородней духом — покоряться
Пращам и стрелам яростной судьбы…

Прошло довольно продолжительное время, прежде чем он устало откинулся на спинку стула.

— Написал! — радостно сообщил гениальный автор гостье. — Монолог Гамлета написал! Хотите прочитаю?

— Нет, спасибо! — замахала руками злая волшебница. — Мне этот Шекспир уже… Я хотела сказать, — спохватилась она, — что ваши произведения и так у нас все знают наизусть.

semyonov3— А как это вам пришло в голову: «Быть или не быть?»

— Так в вашей же книжке так и написано. Чёрным по белому: «Быть или не быть?»

— Ага! — обрадовался Шекспир. — Значит, это всё-таки я придумал! …А вы вообще кто такая? — неожиданно с подозрением поинтересовался классик. — Откуда вы взялись? — он стал кругами ходить вокруг гостьи, сверля её взглядом. — И что вам здесь нужно?!

Дело принимало скверный оборот, и Ябеда-Корябеда начала сбивчиво объяснять бдительному классику, кто она и откуда.

— Понимаете, я из четыреста пятьдесят с лишним лет назад… то есть вперёд. Там у нас такой технический прогресс — мама, не горюй! Кругом машины, машины, в небе самолёты летают, не то что у вас — везде лошади!..

— У нас лошади в небе не летают, — сухо заметил В. Шекспир, сложив руки на груди и покачиваясь с носков на пятки.

— А компьютеры!.. — захлёбываясь, продолжала злая волшебница. — Это ж… Это ж… Нажал чего надо и пожалуйста — на мониторе чего хотел. А…

Великий драматург спокойно слушал всю эту галиматью, сочувственно поглядывая на гостью как на неопасную умалишённую. Но когда та стала говорить о его произведениях, взгляд его оживился.

— …Вот сколько есть на земном шаре языков — на всех ваши книжки напечатаны! — не останавливалась злая волшебница. — Какой-нибудь самый отсталый туземец с самого что ни на есть необитаемого острова — и тот вас знает. Даже я о вас слыхала! А знаете, сколько ваших книг напечатано? Миллионы! Миллионы и миллионы! Много миллионов. Очень.

— Ну уж… — засомневался скромный классик. — А в театре мои пьесы ставят? — поинтересовался он.

— В театрах… — фыркнула Ябеда-Корябеда. — Не только во всех театрах, но и снимают по ним фильмы, показывают по телевизору…

Таинственные фразы «снимают фильмы» и «показывают по телевизору» заставили драматурга вновь усомниться в умственной полноценности посетительницы.

— А знаете что? — решила, что называется, взять быка за рога злая волшебница. — Поедемте со мной! Вас там знаете как встретят! Из телевизора не будете вылезать! Интервью у вас без конца будут брать!..

Шекспир нервно вздрогнул. Возможное заточение в загадочном «телевизоре» окончательно настроило его против гостьи. А зловещее «интервью», которое у него собирались «без конца брать», заставило гениального драматурга содрогнуться. Ему представилось, как у него будут бесконечно брать какой-то жуткий анализ…

semyonov4

— Спасибо, — поспешно ответил классик, — но мне необходимо срочно закончить пьесу. Скоро премьера в «Глобусе». Извините, у меня мало времени… — он недвусмысленно указал рукой на дверь.

— Можно, я у вас хоть небольшое интервью возьму? — неосторожно спросила Ябеда-Корябеда.

В. Шекспира передёрнуло.

— Нечего мне вам дать! — сурово ответил драматург. — Нет у меня никакого… «интервью»! Извините, мне надо работать…

После этих слов гений мировой драматургии крепко взял гостью за плечи и выставил за дверь.

Фрагмент повести публикуется с любезного разрешения автора.