наверх
Лем Станислав
28 июня 2003

12.09.1921, г. Львов — 27.03.2006, г. Краков
польский писатель, философ

ПРОИЗВЕДЕНИЯ

ЛИТЕРАТУРА О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ

ЭКРАНИЗАЦИИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Фотография С.ЛемаВ автобиографическом эссе «Моя жизнь» Станислав Лем размышлял: «Чем было все то, в результате чего я появился на свет и, хотя смерть угрожала мне множество раз, выжил и стал писателем, и к тому же писателем, который пытается сочетать огонь и воду, фантастику и реализм? Неужели всего лишь равнодействующей длинного ряда случайностей? Или же тут было некое предопределение…»

Мудрый пан Станислав, вероятнее всего, и сам не знает ответа на этот вопрос; он считает себя рационалистом и не верит «ни в Провидение, ни в предопределение». И все же, памятью возвращаясь в детство, он настойчиво пытается нащупать прерывистую цепочку причин и следствий.

Его отец был зажиточным врачом-ларингологом. Юного Станислава, пользовавшегося привилегиями любимого чада, воспитывала французская гувернантка, он имел множество игрушек, книг и сладостей (к последним, и вообще ко всякой еде, он был особенно неравнодушен) — родители баловали его, и детство Лема, «вне всякого сомнения, было мирным и идиллическим».

Простительный грех чревоугодия привел к тому, что фигура довольно болезненного, замкнутого и склонного к малоподвижному образу жизни ребенка «уже в то время несколько напоминала грушу, хотя максимального сходства с ней, — посмеиваясь, вспоминал Лем в романе «Высокий замок», — я достиг позже, в гимназии. Лицо у меня было щекастое, глаза немного навыкате, потому что я по природе был любопытен, ко всему прочему я частенько раскрывал рот — кажется, считая, что это придает мне обаяние».

Он рано научился читать и писать, но, не умея еще ни того, ни другого, усердно «изучал» медицинские пособия и прочую научную литературу из запретного книжного шкафа отца: «…моя судьба, то есть мое писательское призвание, уже таилась во мне, когда я разглядывал скелеты, галактики в астрономических атласах, реконструкции чудовищных ящеров мезозоя и многоцветный человеческий мозг в анатомических справочниках».

Станислав был «пожирателем книг» и, разумеется, воображал себя Виннету, Маугли и капитаном Немо; читал он «все, что попадалось под руку: Фредро и Мая, Сенкевича, Жюля Верна и Уэллса, Словацкого и Питигрилли; это был сущий винегрет».

Помимо того что без конца читал, он также «занимался изобретательством и «конструировал» допотопных животных, неизвестных палеонтологам», а еще — выдумывал разные фантастические королевства: трудолюбиво рисовал их гербы, изготовлял паспорта монархов, коих награждал пышными званиями и титулами, выписывал особые «удостоверения» и чрезвычайные «пропуска», открывающие их предъявителю доступ в подземные сокровищницы». Позже он признавался: «Хотя я знал, что это всего лишь игра, для меня с ней было связано что-то очень серьезное».

Уже после войны Лем случайно узнал, что был «чуть ли не самым способным ребенком во всей южной Польше»: его коэффициент интеллекта равнялся почти ста восьмидесяти. Но когда он поступал во Львовский медицинский институт, то ни о чем подобном и не подозревал. Впрочем, завершить свое образование в этом славном учебном заведении ему не удалось. Начались тяжелые годы гитлеровской оккупации, когда будущему писателю приходилось работать механиком, автослесарем, сварщиком и жить по фальшивым документам — предки Лема были евреи, и его семье грозило переселение в гетто, если не смерть в газовой камере. Станислав помогал, чем мог, польскому движению Сопротивления — похищал боеприпасы со «склада трофеев германских военно-воздушных сил». Риск был велик, но он считал это своим долгом.

В 1948 году Лем окончил медицинский факультет Ягеллонского университета в Кракове, после чего еще какое-то время работал по специальности в Науковедческом семинаре М.Хойновского. Но его литературный дебют уже состоялся: была опубликована научно-фантастическая повесть «Человек с Марса» и несколько рассказов, а в столе у писателя лежал реалистический роман «Больница Преображения» (первая часть трилогии «Неутраченное время»), из-за цензуры увидевший свет лишь семь лет спустя.

Вскоре появились первые научно-фантастические романы Лема — масштабные коммунистические утопии «Астронавты» (1951) и «Магелланово Облако» (1955). Сегодня писатель, по его же собственным словам, отказывает им в какой-либо ценности и соглашается на переиздания с большой неохотой, несмотря на то что они имели успех и сделали его имя широко известным. После недавно закончившейся войны, самой страшной за всю историю человечества, Лему так хотелось верить в лучшее будущее, что он «дал увлечь себя оптимизму и надежде».

Ил. И.Мельникова к роману С.Лема «Солярис»«Научную фантастику, — полагает Лем, — я начал писать потому, что она имеет или должна иметь дело с человеческим родом как таковым (и даже с возможными видами разумных существ, одним из которых является человек), а не с какими-то отдельными индивидами, все равно — святыми или чудовищами.

Вероятно, по той же причине… я взбунтовался против канонов жанра в том его виде, в каком он сформировался и окостенел в США». И новые книги Лема («Звездные дневники Ийона Тихого», сборник «Вторжение с Альдебарана», романы «Эдем», «Солярис», «Возвращение со звезд», «Непобедимый»), выплеснутые буквально за несколько лет и признанные теперь современной классикой, стали для него попыткой вырваться в «совершенно иное пространство возможностей». Среди них попадались просто удивительные, такие как «Солярис», что и по сей день остается неразрешимой загадкой. Сильнейшее впечатление на читателей этого романа произвел многозначный образ бесконечного, покрывающего всю планету и наделенного разумом Океана, с которым герои Лема безуспешно пытаются найти общий язык. «Мне хотелось бы написать что-нибудь вроде «Солярис», — признавался фантаст, — но такая удача бывает только раз».

Самого Станислава Лема тоже иногда сравнивают с Океаном — столь глубоки, порой пугающе бездонны его книги, которые, кажется, сколько ни перечитывай, все равно не поймешь до конца; с океаном, заполненным не водой, но некой сильно концентрированной субстанцией, весьма благотворно действующей на человеческий организм, в особенности, на таинственное серое вещество, заключенное у нас в черепной коробке.

Выйдя в Космос и вступив в Контакт с иным разумом, человечество, по мнению Лема, окажется перед «зеркалом», в котором сможет увидеть самого себя и благодаря которому осознает степень собственной зрелости. Но, предупреждает он, «среди звезд нас ждет Неизвестное», и как поведут себя люди, лицом к лицу столкнувшиеся с Неизвестным, пытается представить в своих книгах. Порой он вспоминает Луи Пастера, который любил повторять, что «каждое научное достижение чуточку отдаляет нас от Бога, но еще больше приближает к нему». «Я — агностик, — говорит Лем, — исповедую эмпирический взгляд на вещи и довольно далек от теологии. Но в то же время я совсем не убежден, что человек должен понять все».

Парадокс: почему-то считается, что Лем пишет лишь для высокообразованного, интеллигентного, эрудированного читателя, однако в числе его поклонников очень разные люди — «от школьников до нобелевских лауреатов». Быть может, его книги необходимо принимать как лекарство, оздоровляющее и активизирующее мыслительную деятельность?..

«Часто, — рассказывал Лем, — откладывая уже законченную книгу, я убеждаюсь, что она умнее меня самого. Ведь мои мысли в жизни растяжимы во времени, тогда как в книге они собраны вместе, как в фокусе».

Справедливо замечено: «в литературном творчестве Лема впечатляет не столько количество написанных им книг, сколько их многообразие» (Э.Араб-Оглы). И в самом деле, что, кроме имени автора, может объединять остроумнейшие рассказы о похождениях «космического Мюнхгаузена» Ийона Тихого и трагическую «средневековую» повесть «Маска», абсурдистскую фантазию «Рукопись, найденная в ванне» и научные детективы «Расследование» и «Насморк», приключенческий цикл о пилоте Пирксе и сборники рецензий на ненаписанные книги «Абсолютная пустота» и «Мнимая величина», философский трактат «Сумма технологии» и «Кибериаду» или «Сказки роботов», место которых «на карте литературных жанров — в провинциях гротеска, сатиры, иронии, юмористики свифтовского и вольтеровского образца — суховатой, язвительной и мизантропической».

Злые языки поговаривают, что писатель Станислав Лем «не более как кибернетическое устройство, специально запрограммированное для изготовления научно-фантастических произведений и для отвода глаз спрятанное в небольшой человекоподобный футляр». Но разве способно было кибернетическое устройство, пусть даже самое совершенное, предвидеть нынешние успехи в генной инженерии, компьютерную виртуальную реальность (у Лема — фантоматику), попытку создания «лазерного щита» и программу «звездных войн», а также неизбежный крах всей коммунистической системы? Последнее предсказание, отнесенное, правда, к 2020 году, вынудило писателя на целых восемь лет уехать из Кракова в Западный Берлин, а затем в Вену, поскольку сделано оно было в начале 1980-х годов, как раз когда в Польше ввели военное положение.

В одной давней своей заметке («O sobie») Лем обронил: «Мир нужно изменять, иначе он неконтролируемым образом начнет изменять нас самих». Сегодня, вступая в XXI век и критически оценивая прожитые годы, самым главным в своей биографии писатель считает нелегкий духовный труд, направленный на изменение и улучшение нашего мира: «Говоря коротко, я разочарованный усовершенствователь мира… но все же не отчаявшийся окончательно… Ибо я не оцениваю человечество как «совершенно безнадежный и неизлечимый случай».

Пожалуй, сказано очень точно: «нелегкий духовный труд; все остальное — житейские пустяки».

Кадр из фильма реж. А.Тарковского «Солярис»

 

ПРОИЗВЕДЕНИЯ С.ЛЕМА

Рис. Д.Мруза к «Сказкам роботов» С.ЛемаСОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ: В 10 т.: Пер. с польск. — М.: Текст, 1992-1995.
Первый на русском языке многотомник выдающегося польского писателя подготовлен с большой любовью и тщанием — можно предположить, что он украсил книжные полки всех российских любителей интеллектуальной фантастики. Издатели предварили его коротким вступлением, озаглавленным так: «Читаем Лема — значит, не все потеряно».

«Высокий замок»
В основу романа «Высокий замок» легли воспоминания Лема о детстве и юности: «Все это во мне, — писал он, — недоступная толпа воспоминаний, череда минут, часов, недель, лет… Для кого они, собственно, существуют, от кого их так бережет память… дающая обрывочные, недосказанные ответы, которые вначале требуется старательно расшифровать, заполняя зияющие пробелы домыслами…»

СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ: Т. 11, доп.: Магелланово Облако: Роман: Пер. с польск. — М.: Текст, 1995. — 349 с.

СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ: Т. 12, доп.: Больница Преображения: Роман; Фиаско: Роман: Пер. с польск. — М.: Текст, 1995. — 462 с.

СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ: Т. 13, доп.: Сумма технологии: Пер. с польск. — М.: Текст, 1996. — 463 с.

«Сумма технологии»
Освоить «фантастико-футурологический» трактат Лема, посвященный перспективам развития науки в близком и далеком будущем, под силу не каждому — тут необходима самая серьезная подготовка. Но пытливые умы, желающие заглянуть в завтрашний день земной цивилизации, наверняка, прочтут эту книгу не отрываясь!
«Лем отважно шагнул в отдаленное будущее, — сказано в издательском предисловии, — и раскрыл его для своих читателей — проще говоря, описал возможности, которые открывают научные достижения XX века. Один из его самых невероятных прогнозов уже сбылся: создана компьютерная «виртуальная реальность», а достоверность самых эффектных прогнозов — наподобие «звездной инженерии» — смогут проверить только наши отдаленные потомки».

БИБЛИОТЕКА XXI ВЕКА: Пер. с польск. — М.: АСТ, 2002. — 607 с. — (Philosophy).

ВОЗВРАЩЕНИЕ СО ЗВЕЗД; ГЛАС ГОСПОДА; ПОВЕСТИ: Пер. с польск. — М.: АСТ, 2003. — 572 с. — (Золотая б-ка фантастики).

«Возвращение со звезд»
«Сто двадцать семь лет тому назад. Мне было тридцать. Экспедиция… я был пилотом экспедиции на Фомальгаут. Двадцать три световых года. Мы летели, в ту сторону и обратно, сто двадцать семь лет земного времени и десять лет бортового. Четыре дня назад мы вернулись… «Прометей» — мой корабль — остался на Луне. Я прибыл только сегодня. Вот и все».
Вернувшись со звезд, пилот Гэл Брегг знакомится с изменившейся за прошедшие годы Землей, на которой все люди искусственным путем лишены способности убивать…

«Глас Господа»
«Вот событие, — уведомлял возможного читателя своей рукописи покойный профессор математики Питер Э. Хоггарт, — о котором я поведу речь: человечество столкнулось с чем-то, высланным в звездный мрак существами, отличными от нас, людей. Событие это, первое в нашей истории, думаю, стоит того, чтобы поведать, не стесняясь условностями, кто же, собственно, представлял человечество во встрече с Другими. Тем более что тут спасовала и моя гениальность, и моя математика, и плоды этой встречи оказались отравленными».

«Маска»
Эта история, похожая на страшную сказку о любви и смерти, рассказана устами прелестной девушки, полюбившей королевского мудреца Арродеса. Однако красота ее — лишь фальшивая оболочка, кокон, маска, скрывающая ужасное механическое чудовище…

МАГЕЛЛАНОВО ОБЛАКО; ЧЕЛОВЕК С МАРСА; АСТРОНАВТЫ: Пер. с польск. — М.: АСТ, 2003. — 718 с.

«Магелланово Облако»
Действие этого романа разворачивается в XXXII веке.
Станислав Лем изображает гармоничное и прекрасное будущее нашей цивилизации: «Человек освоил путь к звездам, познал пространство и время, познал и самые звезды, истоки своей жизни. Ничто не может противостоять ему. И чем больше препятствий встречается на пути человека, тем больше проявляется его величие. Даже звезды стареют и угасают, а мы навеки остаемся, — повествует молодой врач, участник экспедиции звездолета «Гея» к созвездию Центавра.

ОДИССЕЯ НАВИГАТОРА ПИРКСА: Рассказы: Пер. с польск. / Худож. А.Дубовик. — М.: АСТ: ЭКСМО-Пресс: Текст, 1999. — 480 с. — (Координаты чудес).

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ИЙОНА ТИХОГО: Сб. / Пер. с польск. — М.: АСТ, 2002. — 654 с.

«Звездные дневники Ийона Тихого»
«Знаменитый звездопроходец, капитан дальнего галактического плавания, охотник за метеорами и кометами, неутомимый исследователь и первооткрыватель восьмидесяти тысяч трех миров, доктор honoris causa университетов обеих Медведиц, член Общества Охраны малых планет и многих других обществ, кавалер орденов Млечного Пути и туманностей, Ийон Тихий сам отрекомендуется читателю в публикуемых «Дневниках», которые ставят его в один ряд с такими неустрашимыми деятелями прошлого, как Карл Фредерик Иероним Мюнхаузен, Павел Маслобойников, Лемюэль Гулливер или метр Алькофрибас…

Астрал Стерну Тарантога,
профессор звездной зоологии
Фомальгаутского университета.
Фомальгаут, 18. VI Космической Пульсации».

Рис. Д.Мруза к «Сказкам роботов» С.ЛемаРАССКАЗЫ О ПИЛОТЕ ПИРКСЕ; ФИАСКО: Пер. с польск. — М.: АСТ, 2003. — 717 с.

«Рассказы о пилоте Пирксе»
Пилот Пиркс (в самом начале еще зеленый курсант), с какой стороны на него ни взгляни, все-таки на редкость негероическая личность! Но даже опытные «космические волки» позавидуют его способности найти выход из самых безнадежных ситуаций. Он — тот самый обыкновенный, ничем, на первый взгляд, не примечательный человек, который вечно влипает во всякие истории, но при этом не теряет здравого смысла, присутствия духа и, разумеется, чувства юмора…

РАССЛЕДОВАНИЕ; РУКОПИСЬ, НАЙДЕННАЯ В ВАННЕ; НАСМОРК / Пер. с польск. С.Ларина, К.Душенко, В.Чепайтиса. — М.: АСТ, 2002. — 558 с.

«Расследование» и «Насморк»
Таинственные и жуткие события, происходящие в этих «детективах», — для Лема, как всегда, лишь еще один повод задать себе и читателям сложнейшие философские вопросы…

СКАЗКИ РОБОТОВ; КИБЕРИАДА: Пер. с польск. — М.: АСТ, 2002. — 637 с.

«Какие сказки могли бы сочинять роботы для роботов?» Однажды Станислав Лем задался таким вопросом и написал этот уникальный, пародирующий все и вся фантасмагорический цикл произведений, в которых действуют исключительно роботы и разного рода кибернетические организмы, а человек лишь иногда появляется под именем «бледнотик»…
Сам автор называл работу над «Сказками роботов» «развлечением на высшем уровне».

СКАЗКИ РОБОТОВ: Пер. с польск. / Ил. Д.Мруза. — М.: Вахазар — ПАИМС, 1993. — 238 с.: ил. — (Коллекция польской литературы).

СОЛЯРИС; МАГЕЛЛАНОВО ОБЛАКО: [Романы]: Пер. с польск. / Предисл. Э.Араб-Оглы; Худож. И.Мельников. — М.: Радуга, 1987. — 464 с.: ил. — (Б-ка фантастики в 24 т.: Т. 19).

СОЛЯРИС; НЕПОБЕДИМЫЙ; РАССКАЗЫ О ПИЛОТЕ ПИРКСЕ; ФИАСКО; РАССКАЗЫ ИЗ ЦИКЛА «КИБЕРИАДА»; ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ИЙОНА ТИХОГО: Сб. / Пер. с польск. Д.Брускина, А.Громовой, Е.Вайсброта. — М.: НФ Пушкинская б-ка; АСТ, 2003. — 832 с. — (Золотой фонд мировой классики).

СОЛЯРИС / Пер. с польск. Д.Брускина; Предисл. автора; Ил. А.Чукавина. — М.: АСТ: Астрель, 2002. — 222 с.: ил. — (Мастера).

СОЛЯРИС: Роман / Пер. с польск. Г.Гудимовой, В.Перельман; Ил. А.Ликучева. — М.: АСТ; ОНИКС 21 век, 2001. — 238 с.: ил. — (Золотая б-ка).

СОЛЯРИС: Роман / Пер. с польск. Д.Брускина; Послесл. В.Зельченко; Худож. М.Чюрленис. — СПб.: Азбука, 2000. — 251 с. — (Азбука-классика).

СОЛЯРИС: [Сб.]: Пер. с польск. / Худож. С.Лем, Д.Мэйтц. — М.: ЭКСМО-Пресс, 1999. — 704 с. — (SF-классика).

СОЛЯРИС; ЭДЕМ; НЕПОБЕДИМЫЙ / Пер. с польск. Д.Брускина, А.Громовой. — М.: АСТ, 2002. — 606 с.

«Солярис»
Роман «Солярис» Лем называл книгой, которую ценит, но сам не вполне понимает. И в самом деле, кто или что есть этот Океан, рождающий материальных фантомов, — всего лишь гигантское скопление мыслящей протоплазмы или же зародыш Бога, некий божественный младенец? И кто кого изучает: сотрудники земной станции на планете Солярис наблюдают и исследуют Океан или же сам Океан пристально следит за реакциями людей, ставя на них свои, одному ему понятные эксперименты?..

«Эдем»
«Если бы все шло как в книгах, которые я читал мальчишкой, — с горькой иронией говорит один из членов экипажа космического корабля, потерпевшего аварию на планете Эдем, — в этой проклятой занавеске сейчас бы образовалась пышущая огнем дыра и оттуда бы вылез тип с тремя руками и только одной, но зато очень толстой ногой. Под мышкой он тащил бы интерпланетарный телекоммуникатор или сам был бы звездным телепатом. Он дал бы нам понять, что является представителем невероятно развитой цивилизации и…»
Да, если бы все было так просто! А если Контакт и взаимопонимание между двумя слишком разными мирами почти невозможны? И допустимо ли вообще вмешательство в чужую жизнь?..

«Непобедимый»
На планете Регис экипаж звездолета «Непобедимый» столкнулся с еще одной необычной формой жизни — кибернетической. «В процессе своего существования на Регис эти механизмы через несколько сот поколений перестали походить на те, которые положили им начало, то есть на продукты лирянской цивилизации. Понимаете? Это означает, что началась неживая эволюция. Эволюция механических устройств».

СУММА ТЕХНОЛОГИИ / Пер. с польск. Ф.Широкова под общ. ред. С.Переслегина и Н.Ютанова; Коммент. С.Переслегина, Н.Ютанова, Р.Исмаилова; Послесл. С.Переслегина. — М.: АСТ; СПб.: Terra Fantastica, 2002. — 669 с. — (Philosophy).

ФУТУРОЛОГИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС; ОСМОТР НА МЕСТЕ; МИР НА ЗЕМЛЕ: Пер. с польск. — М.: АСТ, 2003. — 636 с.

Рис. Д.Мруза к «Сказкам роботов» С.Лема

ЧЕЛОВЕК С МАРСА: [Фантаст. произведения]: Пер. с польск. — М.: Текст; ЭКСМО-Пресс, 1998. — 447 с. — (Классика приключений и науч. фантастики).
Содерж.: Человек с Марса: Повесть; Конец света в восемь часов: Американская сказка; Астронавты: Роман.
Спору нет, ранние произведения Лема, вошедшие в этот сборник, много проще таких его шедевров, как «Солярис» или «Непобедимый». Однако же пан Станислав слишком требователен к себе, заявляя, что они совсем никуда не годятся. И в романе «Астронавты», рассказывающем об экспедиции на Венеру, и в фантасмагорической «американской сказке» «Конец света в восемь часов», и даже в «ученической», по определению автора, повести «Человек с Марса» (о смертельной схватке ученых с загадочным инопланетным гостем — искусственным мозгом-убийцей) уже чувствуется уверенная рука будущего мастера…

 

ЛИТЕРАТУРА О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ С.ЛЕМА

 С.Лем с лупой. ФотографияЛем С. Высокий замок: Роман // Собрание сочинений: В 10 т.: Пер. с польск. — М.: Текст, 1992-1995. — Т. 5. — С. 175-292. 

Лем С. Моя жизнь // Лем С. Собрание сочинений: В 10 т.: Пер. с польск. — М.: Текст, 1992-1995. — Т. 1. — С. 8-28. 

Станислав Лем: «Будущее за книжными клубами»: С польским писателем беседует его переводчик Константин Душенко // Книжное обозрение. — 1997. — 9 дек. — № 49. — С. 25. 

Станислав Лем: «Ничто не заставит нас отказаться от мысленных экспериментов…» // Лит. газ. — 1996. — 20 нояб. — № 47. — С. 7. 

Лем С. Предисловие автора к русскому изданию «Соляриса» // Лем С. Солярис: Пер. с польск. — М.: АСТ: Астрель, 2002. — С. 5-7.

Араб-Оглы Э. Диалоги с будущим // Лем С. Солярис; Магелланово Облако. — М.: Радуга, 1987. — С. 5-18. 

Борисов В., Гаков Вл. ЛЕМ (LEM) Станислав (р. 1921) // Энциклопедия фантастики. — Минск: ИКО «Галаксиас», 1995. — С. 334-340. 

Бэлза С. Кассандра электронной эры // Лем С. Мир на Земле; Фиаско. — М.: Прогресс, 1991. — С. 518-526. 

Громова А. Правда о людях и сказки о роботах // Лем С. Охота на Сэтавра. — М.: Мир, 1965. — С. 5-12. 

Даты жизни и творчества // Лем С. Собрание сочинений: В 10 т. — М.: Текст, 1992-1995. — Т. 1. — С. 413-414. 

Рис. Л.Дурасова к роману С.Лема «Магелланово Облако»Звездные дневники: Специальное издание к семидесятилетию Станислава Лема: Рекламно-информационный выпуск. — М.: ЦСП «Восхождение»: Изд. фирма «Скрижали-С», [1991]. — 16 с.: ил. 

Зельченко В. Послесловие // Лем С. Солярис. — СПб.: Азбука, 2000. — С. 245-250. 

Зеркалов А. Станиславу Лему — 75! // Книжное обозрение. — 1996. — 10 сент. — № 36. — С. 5. 

Файнбург З. В поисках формулы человеческого… // Лем С. Навигатор Пиркс; Голос Неба. — М.: Мир, 1971. — С. 585-591. 

 

ЭКРАНИЗАЦИИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ С.ЛЕМА

- Художественные фильмы -

Кадр из фильма реж. С.Содерберга «Солярис»Безмолвная звезда. Экранизация романа С.Лема «Астронавты». Реж. К.Метциг. ГДР-ПНР, 1960. В ролях: Л.Винницкая и др.

Дознание пилота Пиркса. По мотивам повести С.Лема «Дознание». Сцен. В.Валуцкого, М.Пестрака. Реж. М.Пестрак. Комп. А.Пярт. СССР-ПНР, 1979. В ролях: С.Десницкий, А.Кайдановский, В.Ивашов, Т.Саар, А.Белявский и др.

Икар-Икс-Б-I. [По мотивам романа С.Лема «Магелланово Облако»]. ЧССР.

Испытание. К/м. Реж. Е.Осташенко. СССР, 1968. В роли Пиркса — В.Павлов.

Приключения Пиркса. Многосерийный телефильм. Венгрия.

Солярис. В 2-х сер. Сцен. Ф.Горенштейна, А.Тарковского. Реж. А.Тарковский. Опер. В.Юсов. Худож. М.Ромадин. Комп. Э.Артемьев. В фильме использована также музыка И.С.Баха. СССР, 1973. В главных ролях: Крис Кельвин — Д.Банионис, Хари — Н.Бондарчук, Снаут — Ю.Ярвет, Сарториус — А.Солоницын, Ник Кельвин — Н.Гринько, Бертон — В.Дворжецкий, Гибарян — С.Саркисян.

Солярис. Реж. С.Содерберг. Комп. К.Мартинес. США, 2002. В главных ролях: Дж.Клуни, Н.Макэлоун, Дж.Дэвис, В.Дэвис, У.Тукур и др.

- Мультипликационные фильмы -

Из дневников Ийона Тихого. Реж. Г.Тищенко. СССР, 1986.

Кадр из фильма реж. А.Тарковского «Солярис»

Алексей Копейкин