наверх
Лёвшин Владимир Артурович
21 января 2005

20.12.1904, Баку — 11.08.1984, Москва (?)
русский писатель

Владимир Лёвшин. ФотографияЛюбите ли вы математику? Вопрос не без скрытого ехидства. Любите ли вы математику? Да что там любить! Таблицу умножения? Или непреложную истину о том, что «Пифагоровы штаны на все стороны равны»? Это, правда, несколько веселее, но тоже до настоящей любви не дотягивает…
Владимир Артурович Лёвшин не был похож на своего самого яркого литературного героя — Магистра Рассеянных Наук. Так, во всяком случае, утверждала его соавтор (она же — жена) Эмилия Борисовна Александрова. И всё же любовь к математике явно роднила этих двух магистров — одного настоящего, другого вымышленного. Она была чем-то вроде фамильного носа, который сын унаследовал от отца. Что ещё унаследовал литературный персонаж от своего вполне реального родителя? Любовь к животным, путешествиям и пирожным. И какую-то невероятную тягу к переменам — большим и малым.
Самому Владимиру Артуровичу на перемены везло. Он, сын крупного финансиста, миллионера Артура Борисовича Манасевича, вполне мог рассчитывать на многое, тем более что от природы был наделён самыми разнообразными талантами. Среди этих многочисленных талантов раньше всех, пожалуй, проявился музыкальный. В доме Манасевичей музыка звучала постоянно. «Недурно играла мама, — вспоминал В.А.Лёвшин, спустя годы. — Неплохо пел папа. Частенько музицировали и приходившие к нам в гости знакомые, среди которых были настоящие профессиональные музыканты». Мировую знаменитость — Якова Хейфеца — Владимир Артурович помнил десятилетним мальчиком, игравшим в их домашних квартетах. А вот самому Владимиру уроки музыки давал Сергей Алексеевич Козловский, будущий знаменитый профессор Московской консерватории. Но музыкальная карьера у юного дарования не сложилась. Прежде всего потому, что в плавное и предсказуемое течение жизни вмешалась История — та, что пишется именно с заглавной буквы. Владимиру не исполнилось и тринадцати лет, когда Октябрьская революция переменила жизнь целой страны, а заодно и его жизнь. Сомнительное, с точки зрения победившего пролетариата, происхождение заставило юношу добывать себе рабочий стаж, без которого в Стране Советов невозможно было даже мечтать о высшем образовании. Лёвшин варил мыло, делал гребёнки, набивал гильзы на табачной фабрике, работал фальцовщиком в типографии. Правда, в параллель этому Владимир успевал ещё учиться в школе ваяния и живописи, быть студийцем Московского Камерного театра. Но в восемнадцать лет, выбирая дальнейшую дорогу, Владимир Артурович почему-то резко поменял направление, предпочтя искусству точные науки. Он поступил в химико-технологический институт им. Д.И.Менделеева. Вскоре стал посещать физико-математические лекции в Московском университете, а заодно подрабатывать, преподавая математику на подготовительных курсах.
Рис. В.Сергеева к трилогии В.Лёвшина «Магистр Рассеянных Наук»С этого, собственно, и началась преподавательская карьера В.А.Лёвшина (к слову, магистр — от лат. magister — учитель). По окончании института Владимир Артурович более сорока лет работал в ведущих вузах столицы, читая лекции по сопротивлению материалов, высшей математике, теории упругости. Одно время даже руководил кафедрой математики МВТУ им. Н.Э.Баумана.
Но то ли всё та же любовь к переменам, то ли не до конца убитый художественный талант постоянно толкали его в какую-то совершенно иную сторону. Он, уважаемый профессор, учёный и преподаватель, писал одноактные пьесы для артистов эстрады, смешные сценки для цирковых клоунов, остроумные стихи к карикатурам и плакатам.
А однажды (в 1953 году) придумал детскую сказку про Кота-хвастуна. Она прозвучала по радио. И даже была записана на пластинку. А чуть позже писатель Львовский заметил Лёвшину: «Вы математик. Вы пишете для детей. Почему бы вам не написать детям о математике?»
Совет был услышан. И в 1964 году увидела свет первая «сказка да не сказка» о числах, их загадках и странностях — «Три дня в Карликании». Она имела успех, а потому недолго оставалась в одиночестве. Вскоре к ней присоединились «Путешествие по Карликании и Аль-Джебре» (1967), «Фрегат капитана Единицы» (1968), «Магистр Рассеянных Наук» (1970), «Великий треугольник, или Странствия, приключения и беседы двух филоматиков» (1974), «В лабиринте чисел» (1977), «Нулик-мореход» (1978).
Многие из этих книг Владимир Артурович написал в соавторстве с Э.Б.Александровой. Рассказывая об их совместной работе, Эмилия Борисовна вспоминала, «как была нуликом», как донимала Лёвшина своими бесконечными «отчего и почему», как они спорили, ссорились и кипятились. Но, в конце концов, на все свои вопросы Нулик получал простые и ясные ответы, а читатели — очередные книги.
Удивительные книги. Почему удивительные? Хотя бы потому, что, читая их, невольно подпадаешь под царственное обаяние самой абстрактной из наук.
Так любите ли вы математику? Не спешите с ответом.

Рис. В.Сергеева с обложки книги В.Лёвшина «Нулик-мореход»

Ирина Казюлькина

 

ПРОИЗВЕДЕНИЯ В.А.ЛЁВШИНА


АЛЕКСАНДРОВА Эм., ЛЁВШИН В. В лабиринте чисел: Путешествие от А до Я со всеми остановками / Рис. В.Сергеева. — М.: Дет. лит., 1977. — 64 с.: ил.
Заблудиться в лабиринте чисел очень просто. Но если вашим проводником согласится стать сама многоуважаемая Арифметика, путешествие удастся на славу. Каждая остановка, а их будет тридцать две (по числу букв алфавита) подарит вам незабываемые впечатления, а задачи, которые Арифметика иногда будет подкидывать своим спутникам, внесут ещё большее разнообразие в этот и без того прихотливый маршрут.

Рис. А.Капнинского с обложки книги Эм.Александровой и В.Лёвшина «Искатели необычных автографов»АЛЕКСАНДРОВА Эм., ЛЁВШИН В. Искатели необычайных автографов, или Странствия, приключения и беседы двух филоматиков. — М.: Терра — Кн. клуб, 2001. — 428 с.: ил. — (Мир вокруг нас).
Великий Хайям, загадочный Фибоначчи, гениальный Паскаль… Автограф любого из них может стать украшением самой изысканной коллекции. А потому два страстных коллекционера автографов — филолог Филарет Филаретович Филаретов (сокращённо — Фило) и математик Матвей Матвеевич Матвеев (сокращённо — Мате) — отправляются в фантастическое путешествие во времени и пространстве, чтобы получить вожделенные автографы из первых рук.

АЛЕКСАНДРОВА Эм., ЛЁВШИН В. Стол находок утерянных чисел: Математич. детектив / Стихи Эм.Александровой; Рис. В.Сергеева. — М.: Дет. лит., 1988. — 62 с.: ил.
Бывают же чудаки: потерять лотерейный билет, начисто забыть его номер и ещё надеяться разыскать потерю через стол находок! Но, оказывается, бывают ещё большие чудаки, которые берутся за столь безнадёжное дело…

ЛЁВШИН В. Магистр Рассеянных Наук: Математич. трилогия / Послесл. Эм.Александровой; Рис. Н.Антокольской, В.Сергеева. — М.: Дет. лит., 1987. — 430 с.: ил.

ЛЁВШИН В. Магистр Рассеянных Наук. — М.: Моск. клуб, 1994. — 255 с.: ил.

ЛЁВШИН В. Новые рассказы Рассеянного Магистра. — М.: Моск. клуб, 1994. — 173 с.: ил.
Ох уж этот Магистр! Всё-то он знает, всё-то умеет! Что задачу решить, что похищенную марку найти — для него пара пустяков! Хорошо ещё, что рядом с ним его верный друг Единичка, которая в случае необходимости (к слову сказать, достаточно частой) может прийти на помощь этому, как он сам себя называет, «великому путешественнику и непревзойдённому математику»!

ЛЁВШИН В. Ноктюрн Пифагора / Худож. А.Блох. — М.: Музыка, 1977. — 31 с.: ил. — (Рассказы о музыке для школьников).
Математик пишет о музыке. Уже интересно! А если ещё прибавить, что вошедшие в сборник рассказы автобиографичны, интерес только возрастёт. Кроме рассказов, основанных на воспоминаниях детства, В.А.Лёвшин включил сюда сказку для малышей о музыкальных инструментах и небольшую литературную фантазию «Ноктюрн Пифагора».

Рис. Н.Антокольской к книге В.Лёвшина и Эм.Александровой «Путешествие по Карликании и Аль-Джебре»ЛЁВШИН В. Нулик-мореход: Правдивые рассказы, записанные в судовом журнале / Худож. В.Сергеев. — М.: Дет. лит., 1994. — 173 с.: ил.
Что может быть упоительней морских путешествий! Тем более что плавание на волшебном фрегате «Арабелла» по бурным геометрическим морям и океанам сулит множество невероятных впечатлений.

ЛЁВШИН В., АЛЕКСАНДРОВА Эм. Путешествие по Карликании и Аль-Джебре / Рис. Н.Антокольской. — М.: Дет. лит., 1991. — 255 с.: ил.
Карликании и Аль-Джебры нет ни на одной географической карте. И всё же они существуют — древние государства с многовековой историей и своеобразной топографией. Попасть в них легче лёгкого, стоит только открыть любой учебник математики. Правда, там они могут показаться слишком унылыми и скучными. Но лишь на первый взгляд. В книге Эм.Александровой и В.Лёвшина эти страны сказочно преображаются, наполняясь сочными и разнообразными красками.

* * *

Рис. В.Сергеева с обложки книги В.Лёвшина «Магистр Рассеянных Наук»ЛЁВШИН В. Садовая 302-бис // Воспоминания о Михаиле Булгакове. — М.: Сов. писатель, 1988. — С. 164-191.
«Среди неоплаченных мною долгов есть один, особенно беспокойный… Дело в том, что мне точно известно, где именно, в каком московском доме обосновался Воланд. Я имею в виду Воланда из романа Булгакова «Мастер и Маргарита». Владимир Артурович Лёвшин очень точно, доказательно и подробно, как истинный математик, рассказывает читателям о доме под номером 10 на Большой Садовой, где в начале 1920-х годов он соседствовал с М.А.Булгаковым, о доме, который Михаил Афанасьевич выбрал в качестве литературного пристанища своего героя. Впервые эти воспоминания появились в журнале «Театр» (в № 11 за 1971 год). Это была одна из первых публикаций, посвящённых роману «Мастер и Маргарита».

Ирина Казюлькина

 

ЛИТЕРАТУРА О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ В.А.ЛЁВШИНА


Александрова Эм. Человек, который выдумал Магистра Рассеянных Наук // Лёвшин В. Магистр Рассеянных наук. — М.: Дет. лит., 1987. — С. 427-428.

Александрова Эм. Как я была Нуликом // Лёвшин В., Александрова Э. Путешествие по Карликании и Аль-Джебре. — М.: Дет. лит., 1991. — С. 252-253.

И.К.