наверх
С.М.Голицын. ЗАПИСКИ УЦЕЛЕВШЕГО
07 августа 2002

Восемнадцатый год
(отрывок)

С.М.Голицын. ФотографияВ то время я упивался одной книгой, о которой впоследствии на вопрос некой анкеты: «Какая книга в вашем детстве произвела на вас наибольшее впечатление?» — я не колеблясь ответил: «Рыцари Круглого стола».
Это переведенное с английского популярное изложение народных сказаний, связанных с именем легендарного короля Артура и его рыцарей. Не знаю, кто являлся автором этой книги. Сейчас я не пытаюсь ее найти, боюсь в ней разочароваться.
В детстве я редко перечитывал книги, прочитав один раз, откладывал, принимался за другую. Но эту, хоть и толстую, я перечитывал много раз, раскрывал посредине и опять читал о подвигах рыцарей — Ховейна, Оуэна, Парсифаля, Галлагада, читал о короле Артуре и его оруженосце Кее, о волшебнике Мерлине и о рыцаре Ланселоте дю Лак и о его любви к королеве Джиневре. Он был самым храбрым, самым мужественным, самым благородным рыцарем из тех, кто собирался за Круглым столом.
И в моем представлении дядя Миша стал рыцарем Ланселотом. Он успел совершить подвиги на войне, о них он читал нам свои воспоминания. Я ждал от него новых подвигов.
Книга «Рыцари Круглого стола» заставила меня о многом задуматься. Я искренно считал себя «самым противным мальчишкой на свете». Так меня постоянно называли тетя Саша и Нясенька. Но теперь, под влиянием этой книги, я — девятилетний — решил совершенствоваться и сдерживать себя, чтобы быть похожим на рыцаря.
Рыцари храбры, а я боялся темноты, боялся мальчишек с соседнего двора и чужих собак. И я по вечерам нарочно забирался в темную комнату, там сидел и думал о подвигах Ланселота, о том, как Ховейн, Парсифаль и Галлагад отправились искать чашу святого Грааля. А днем я подходил к воротам дома № 12 и становился сбоку, наблюдая, как играют тамошние мальчишки. А они не обращали на меня внимания. Позднее, на лоне природы, я приучил себя не бояться гусей, собак, козлов и даже быков.
Рыцари терпеливы, и я стоически переносил голод. А когда я ушибался, или у меня текла кровь из пальца, или рассаживалась коленка, я никогда не плакал. И я старался не капризничать. Рыцари служат дамам сердца. После Любочки Оболенской, уехавшей на Кавказ, у меня никого не было на примете, кроме младших сестер. Теперь я никогда не задирал их первый и по возможности старался их защитить. Рыцари никогда не врут. А я врать привык, и исправить этот недостаток мне было очень трудно. Время от времени я забывался и нарушал свое обещание, однако утешал себя, что делаю это «во спасение», как говорила няня Буша. Рыцари не ябеды. Этот закон я усвоил еще год назад.
Таким образом, книга «Рыцари Круглого стола» оказала на меня определенное благотворное влияние. Несколько лет я жил ее героями. Существовал целый сказочный мир, куда я уходил в своих мечтах, перебирая в памяти различные эпизоды из этой книги. Светлые грезы о рыцарях были моей сокровенной тайной, я даже матери не рассказывал о своей тайне.
А однажды произошел такой эпизод: оставшись один в своей комнате, я потушил свет, забрался с ногами на кресло и замечтался. Неожиданно вошла тетя Саша, повернула выключатель и вдруг увидела меня.
— Ты что тут делаешь?
Я молчал.
— Что ты тут делаешь, гадкий мальчик? — повысила она голос.
— Я думаю.
— О чем ты думаешь?
— Не скажу.
Да никакие пытки ада не заставили бы меня признаться тете Саше о подвигах рыцаря Ланселота.
Она ушла, хлопнув дверью, и пожаловалась на меня матери. Мать выговаривала мне, но я молчал…


ПРИМЕЧАНИЯ

Сергей Голицын вырос в обширной семье, объединившей представителей многих славных фамилий России — Голицыных, Лопухиных, Трубецких, Урусовых, Бобринских, Осоргиных. Эта семья прошла через все испытания советского времени: голод, лишение прав, расстрелы, ссылки и лагеря. Свои воспоминания С.М.Голицын начал писать в 1975 году, еще не надеясь на их публикацию. Книга, из которой взят отрывок (Голицын С.М. Записки уцелевшего. — М.: Орбита, 1990), была напечатана спустя год после его смерти.

«Рыцари Круглого стола» — мы не можем точно сказать, о каком издании идет речь. Возможно, имеется в виду русский вариант книги «Король Артур для детей», популярной на рубеже XIX-XX веков в Англии и США.

Дядя Миша — Михаил Сергеевич Лопухин, младший брат матери С.М.Голицына, герой первой мировой войны, дважды георгиевский кавалер — был расстрелян большевиками в 1918 году.

…я стоически переносил голод — в это время семья Голицыных питалась, в основном, котлетами из картофельных очисток.

Маргарита Переслегина