наверх
М.Дрюон. О БЫВШИХ ДЕТЯХ И БУДУЩИХ ВЗРОСЛЫХ
18 декабря 2012

Свою сказку «Тисту Зелёные пальцы» М.Дрюон написал в 1957 году. Позади была Вторая мировая война, шла война в Алжире. Погружаясь в мрачные страницы истории Франции в эпопее «Проклятые короли», писатель не мог не думать об истоках добра и зла.

Если зло нельзя победить огнём и мечом, может быть, попробовать другой способ — светлый и сказочный? Как бы там ни было, движение хиппи, охватившее мир в 1960-70-е годы, сделало своим символом цветы.

Мы приводим текст предисловия к этой сказке. Морис Дрюон озаглавил его "О бывших детях и будущих взрослых".

Морис Дрюон. Фотография«Тисту, мальчик с зелёными пальчиками» — единственная детская сказка, которую я когда-либо написал и которая скорее всего так и останется единственной.
Как-то раз в интервале между двумя томами «Проклятых королей» мне вдруг захотелось забавы ради попробовать себя в новом литературном жанре, весьма далёком от остальных моих произведений. Приступив к работе, я понял, что различия связаны лишь с формой и способом выражения, тогда как проблемы по сути остаются теми же самыми.
Прежде всего потому, что нет таких детей, к которым нужно обращаться как-то по-особому. Есть просто будущие взрослые и ещё есть бывшие дети. Никогда в обыденной жизни я не пытаюсь говорить с детьми каким-то особым детским тоном: я не считаю ребёнка глупеньким и не считаю, что для того, чтобы он меня понял, мне следует говорить глупости. Когда я был маленьким и кто-нибудь вдруг начинал изъясняться со мной в подобной неприятной манере, меня это очень раздражало, и я думал про себя, не говоря, разумеется, этого вслух: «Какой глупый дядя: он прямо готов присесть на корточки, чтобы казаться одного со мной роста».
Тисту тоже принадлежит к числу тех мальчиков, которые не любят, когда взрослые объясняют им мир с помощью избитых истин. А поскольку он смотрит на людей и на вещи свежим взглядом — такова основная добродетель детства — то взрослые со своими рассуждениями постоянно испытывают замешательство. Ведь они со временем просто разучились правильно воспринимать то, что видят вокруг. Особенно ему трудно понять, почему люди, испытывая больше удовольствия от добрых чувств, чем от злых, от свободы — больше, чем от принуждения, от справедливости — больше, чем от произвола, от мира — больше, чем от войны, а если проще, почему, испытывая больше удовольствия от добра, чем от зла, люди никак не могут договориться между собой, чтобы в жизни было только добро.
Что касается меня, то я тоже до сих пор ещё не понял этого и не принял такого порядка, и, возможно, это единственное, что сохранилось у меня от детства.
Каждому ребёнку не терпится сделать что-нибудь такое, от чего было бы хорошо всем, и потому он ждёт не дождётся, когда же, наконец, свершится чудо и он станет взрослым. А потом, став взрослым, обычно либо забывает, что же он собирался сделать, либо оказывается, что он уже передумал. И ничего не происходит. Просто становится одним взрослым больше, а чуда никакого не получается.
А вот Тисту повезло, и в его жизни возникают феерические события, потому что ему удаётся начать действовать, оставаясь ребёнком. И он действует, используя цветы, которые, как и детство, многое обещают и несут в себе надежду.
Как же ему, этому маленькому человечку, этому будущему взрослому, удаётся с помощью цветов дать понять бывшим детям, каковыми являемся мы все, что их жизнь может стать более счастливой? Вот об этом-то и пойдёт речь в моей сказке.
Однако совершенно очевидно, что Тисту мальчик необыкновенный, не такой как все.
Он доказывает это вот уже десять лет, завоёвывая мне по всему свету друзей самых разных возрастов.


ПРИМЕЧАНИЯ

Текст предисловия в переводе В.Никитина приводится по изданию: Дрюон М. Тисту, мальчик с зелёными пальчиками. — М.: Палимпсест, 1997. — С. 5-7.

Маргарита Переслегина