наверх
Басова Евгения Владимировна (Илга Понорницкая)
18 февраля 2015

НЕОБХОДИМЫЕ ВОПРОСЫ

1. Дата и место рождения.

Я родилась в городе Красноярске, который сейчас почти не помню. Помню, конечно, Енисей и заповедник «Столбы» — скалы там, где кончался город. Сейчас кажется, они постоянно присутствовали в жизни. Там что-то происходило, по выходным взрослые организовывали туда вылазки, их ждали в течение недели — мой мир был связан с лесом, который то ли казался полным разной живности и разных секретов, то ли на самом деле таким был.

basova1

2. Где Вы учились и «кем» работали (кроме как по призванию)?

Я окончила факультет журналистики Московского университета имени М.В.Ломоносова и какое-то время работала газетным журналистом — ездила со «Скорой помощью», с милицией, брала интервью у людей разных профессий, ходила на заводы и фабрики. Увидела, например, как пекут хлеб, делают огромные трактора, плавят сталь, вяжут колготки, и ещё многое другое. Но приходилось работать и не по специальности, когда нужна была какая-нибудь работа. Была, например, лаборанткой в литейном цехе, санитаркой в отделении для новорождённых, служительницей в собачьем приюте, художником-оформителем, репетитором по русскому языку (до сих пор горжусь, что все «мои» поступили). Редактировала чужие книги в издательстве, освоила дизайн и вёрстку. Этим сейчас и занимаюсь.

3. Ваша первая публикация.

Мой первый рассказ «Черновик» был опубликован в журнале «Семья и школа» в 1982 году. Я написала его ещё в школе.

4. Ваши псевдонимы (если Вы хотите их назвать).

У меня есть постоянный псевдоним — Илга Понорницкая. Он у меня со студенческих времён. В детстве я много времени провела в месте, которое называется Понорница, и очень люблю его.

5. Какие свои произведения Вы хотели бы видеть в нашем библиографическом списке?

Сборник, в который вошли повести «Эй, Рыбка!» и «Школа через дорогу» (издательство «Самокат»), сказка «Булка, Беляш и другие с Лесной улицы» («Речь»), «УезжаюЩИе и остаюЩИеся» («КомпасГид»). Это пока три вышедшие книги для детей и подростков. «УезжаюЩИе и остаюЩИеся» вышла под моим реальным именем — Евгения Басова. В ней три произведения: «Открытые окна», «Танец ветра сирокко» и, собственно, «УезжаюЩИе и остаюЩИеся», или «ЩИ» — заголовок в две строчки. Надеюсь, что рано или поздно к этому списку добавятся и другие книги.

basova4

6. С какими художниками-иллюстраторами Вам нравится работать?

Пока что моим книгам, как мне кажется, везло на художников. «Булку с Беляшом» иллюстрировала Лиза Бухалова, а «ЩИ» — Юлия Блюхер. И обе они почувствовали характер книги, её героев. Обе умеют рисовать. Вообще же, художника найти очень трудно — автор и художник, по-моему, должны совпадать в чём-то на глубинном уровне.

Мне очень нравятся книги Евгения Чарушина. Это не ретро, не старая школа — это то, что остаётся, по-моему, на все времена. Я бы очень хотела встретить такого художника.

7. Существуют ли на основе Ваших книг:

художественные фильмы;
мультипликационные фильмы;
звукозаписи;
театральные постановки;
музыкальные произведения?

Пока что на мою книгу есть только буктрейлер, который сделала библиотекарь из Набережных Челнов Дарья Николаевна Миронова. Для меня это было неожиданностью. И было очень приятно.

 

ВОПРОСЫ НА ВЫБОР

1. Кем Вы хотели стать в детстве?

В детстве я хотела быть путешественницей, а когда подросла — то кем-нибудь, кто связан с путешествиями. Очень хотела плавать на корабле. Хотела быть, например, корабельным врачом. Или изучать рыб, и вообще — морские глубины. Хотела работать с животными, лечить их. Ещё хотела — художником. Рано поняла, что буду писать книги.

Не помню, говорила ли кому-нибудь об этом, но с кораблём была связана такая история. В девятом классе было принято всем что-то дарить на дни рождения. Подарками для девочек занимались мальчики, а для мальчиков — девочки. Мальчикам дарили галстуки (учителя всё время твердили, что хотят видеть их при галстуках, а мальчики стеснялись). Девочкам же подарки дарили в зависимости от времени года — кому-то цветы, а тем, кто родился зимой — пузырёк духов, понятно, недорогих. С цветами зимой тогда было сложно. У меня день рождения зимой, и мне полагались дешёвые духи. Но мальчишки, которые занимались девчачьими днями рождения, вдруг подарили мне модель парусника. Этот корабль и сейчас есть у меня дома, его ремонтировали, подклеивали несколько раз.

basova3

2. О ком из старших Вам хочется рассказать: родителях, учителях, соседях?..

Я благодарна своим родителям, сестре, дедушке, бабушке и всем родным, которые любили меня. У меня был совершенно уникальный дедушка. Его звали Бугаёв Александр Никифорович. Он фронтовик, награждён медалью «За отвагу». Он был необыкновенно добрым человеком и из всего мог сделать историю. Мог неожиданно рассказать сказку о любом предмете, который попался ему на глаза, — о варенике, тапочке, о молотке, о заборе, а уж о курицах, кроликах и прочей домашней живности… Когда я спрашивала его о войне, он рассказывал, какой у них на войне был жеребёнок. Когда деду было очень плохо, он обнимал жеребёнка и разговаривал с ним. Плохое дед вспоминать не хотел, только хорошее. Он учил меня удить рыбу, делать удочки, забивать гвозди, красить, мастерить вертолётики из консервных банок. От него, наверно, мне передались и способности сочинять.

Ещё хотела бы сказать о людях, которые встретились мне в довольно раннем возрасте и так или иначе поддержали меня, сказали, что мне действительно надо писать. Взрослые часто воспринимают подростковые литературные опыты несерьёзно, а сверстники могут и вовсе высмеивать. Поэтому страшно, если кто-нибудь узнает, что ты любишь сочинять. И вот мне встретились люди, которые сказали, что мне надо этим заниматься и что если у тебя есть любимое дело, то это вообще спасение от многих страшных вещей. Хочу назвать Софью Игнатьевну Богатырёву, работавшую тогда в журнале «Пионер», и преподававших у нас на факультете Лилию Шарифовну Вильчек и Владимира Борисовича Чернова. Всё это — люди-явления, за которыми стояло что-то мощное. Например, Софья Игнатьевна в юности дружила с Бродским. Она больше знала и больше думала, чем большинство людей вокруг. Мне повезло, что эти люди были в моей жизни.

3. Ваша любимая книга...

...в 7 лет?

В 7 лет очень любила сказки. У меня была книга «Вьетнамские сказки», а в ней самой любимой была «Зверь ерунда за восемь монет».
Ещё очень любила все истории про Незнайку Николая Носова. Это первая толстая книга, которую я прочитала от корки до корки. Сказки доктора Сьюза про черепаху Ертеля и про слона Хортона, высидевшего яйцо.

И ещё была сказка в стихах «Ах и Ох» Владимира Гордейчева. В этой книге были необыкновенные, очень подходящие к ней картинки.

...в 15 лет?

В 15 лет трудно назвать что-то одно. Много прочитанных книг осталось с того времени, но я не могу сказать, в 14 я их прочитала, в 15 или 16. Очень понравились «Брат Молчаливого Волка» Клары Ярунковой, «Капитаны песка» Жоржи Амаду (по ней был снят знаменитый фильм «Генералы песчаных карьеров»). Ещё была книга Николая Внукова «Слушайте песню перьев» — история индейца, который оказался в оккупированной фашистами Европе, вроде бы основанная на реальных событиях. Позже я читала, что это была мистификация. Но, так или иначе, это была одна из любимых книг.

«Мартин Иден» Джека Лондона — мощная книга, которую надо прочитать именно в таком возрасте — 15-16 лет.

Очень любила прозу Лермонтова. У нас был учитель, которому удавалось не отбить интерес к тому, что мы читали по программе. Его звали Василий Михайлович Алёшечкин. Его памяти я посвятила свою повесть «Эй, Рыбка!». Когда мы проходили «Героя нашего времени», я заодно прочитала «Вадима», «Княгиню Лиговскую» и всё, что нашла. Помню, что от этого нельзя было оторваться. И оттого, что они незаконченные, они цепляли ещё сильней.

...сейчас?

Сейчас — тем более трудно что-то выделить, но писатель, к которому я возвращаюсь время от времени — это Чехов. По моему субъективному восприятию, что бы ни происходило вокруг тебя, рассказы Чехова — это то, что ставит мозги на место, помогает разобраться в людях. В повести «Степь», например, Егорушка по пути в гимназию встречает очень много разных человеческих типов (каждый персонаж — тип), и все они раскрываются. Тем или другим способом про всех показано, как они видят мир.

4. Черта характера, которая больше всего мешает Вам жить.

С трудом отказываю людям, всю жизнь учусь говорить «нет».

5. Кто первым читает рукопись Вашей новой книги?

Чаще всего дочка. А если она слишком занята с учёбой, то друзья. Например, Маша Ботева — необыкновенный писатель и человек.