наверх
Онегов Анатолий
16 декабря 2002

Фотография А.Онегова

ОНЕГОВ АНАТОЛИЙ
(Агальцов Анатолий Сергеевич),
член СП СССР, член СП России (Московское отделение)

НЕОБХОДИМЫЕ ВОПРОСЫ

1. Дата и место рождения.

Родился я в Москве в 1934 году, в октябре месяце, 15 числа — в один день с великим русским поэтом М.Ю.Лермонтовым. Вот такой чудесный покровитель был у меня с детства, а потому до сих пор я неравнодушен к хорошей поэзии. Да и свой путь в литературу начал именно со стихов…
Первые стихи я написал осенью 1941 года. Тогда шла война, и нас, московских мальчишек и девчонок, вместе с мамами и бабушками отправили из Москвы в эвакуацию на Урал. Мы жили в большом уральском селе Полазна. Я, конечно, знал, что немцы наступают и, наверное, поэтому не мог, хотя еще совсем по-детски, не откликнуться на общую беду. Как уж появилось мое первое четверостишие, я теперь не помню. Но помню другое: я прочитал его нашей хозяйке, Екатерине Сергеевне Штурман. Екатерина Сергеевна была учительницей, и, конечно, разбиралась, что делалось тогда в душе новорожденного поэта — она записала мои стихи на бумаге, вложила листочек со стихами в конверт и отправила в Москву, в газету «Пионерская правда». Не знаю, дошло ли это письмо до Москвы, попало ли оно в редакцию газеты. Но знаю точно, что такое вот взрослое внимание к моему «творчеству» со стороны Екатерины Сергеевны очень помогло мне тогда понять, что желание выразить себя словом, стихами, вовсе не безделица, а серьезное дело. И, наверное, поэтому я еще долго придумывал разные стихи.

2. Где Вы учились и «кем» работали (кроме как по призванию)?

Учиться я начал на Урале, в селе Полазна, затем — московская средняя школа № 665. После школы поступил в Московский ордена Ленина авиационный институт имени Серго Орджоникидзе, где получил специальность инженера-ракетчика. После института 8 лет работал в оборонной промышленности. Так что, когда на вопрос анкеты, которую мне предложили однажды в издательстве «Детская литература»: чем Вы занимались до детской литературы? — я ответил: участвовал в создании ракетно–ядерного щита страны, — я нисколько не прибавлял.
Работая инженером, я попутно получил общее биологическое образование на биофаке Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, чтобы, как я объяснял учебу на биофаке, привести к академической системе свои знания о природе, — с детства я был активным юным натуралистом, даже занимался в КЮБЗе (кружке юных биологов зоопарка).
В технике я работал до середины 1965 года, а затем переселился в Архангельскую тайгу, где занимался всеми возможными лесными промыслами, и откуда вернулся в столицу уже писателем-натуралистом.

3. Ваша первая публикация.

Еще до лесной жизни я читал свои стихи на Всесоюзном радио, участвовал в коллективном поэтическом сборнике, но самой первой своей публикацией считаю небольшой рассказик, опубликованный в 1966 году в журнале «Юный натуралист». Рассказику в редакции придумали такое название — «Если забудешь дома ружье».

4. Ваши псевдонимы (если Вы хотите их назвать).

Когда я расставался с инженерной работой, все мои друзья-инженеры были уверены, что я стану писать романы именно об инженерах. Но все получилось иначе — я стал писать записки натуралиста. Мне было стыдно, что я не оправдал доверия своих друзей, видевших во мне серьезного писателя-романиста, а потому свои записки-рассказики я подписывал выдуманным именем — Анатолий Сергеев. Но однажды этот псевдоним не понравился в издательстве, которое решило заключить со мной договор на книгу, и мне придумали там другой псевдоним, который и остался со мной до сих пор — Анатолий Онегов. По паспорту я — Агальцов Анатолий Сергеевич. Я много раз делал попытки избавиться от псевдонима, но всегда в редакциях возражали: «Оставьте псевдоним — вас читатели знают именно под таким именем».

5. Какие свои произведения Вы хотели бы видеть в нашем библиографическом списке?

Я писал и для взрослых читателей, и для читателей совсем маленьких. Думаю, в данном случае надо вспомнить именно те книги, которые адресованы ребятам.
Это прежде всего — «Избушка на озере» («Советская Россия», 1971 год); «Детский сад» («Малыш», 1972 год); «Лоси на скалах» («Детская литература», 1973 год); «Здравствуй, Мишка!» («Детская литература», 1978 год); «Еловые дрова и мороженые маслята» («Детская литература», 1985 год)… Эти рассказы — о природе, о моих пернатых и четвероногих друзьях, которые жили рядом со мной.
Есть и еще одна книжка о моих друзьях-животных, которая так и называется — «Они живут рядом со мной» («Наш современник», 1989 год)… Но это уже, скорее, не рассказы, а очерки — очерки о поведении животных.
Думаю, и сегодняшнему читателю могут быть интересны мои книги из серии «Школа юннатов», выпущенные в свое время издательством «Детская литература». Это книга о птицах — «Наши пернатые друзья и соседи» (1980 год); книга «Твой огород» (1982 год и 1986 годы издания); книга «Живой уголок» (1990 год).
Совсем недавно в издательстве «Педагогика-пресс» вышла «Занимательная ботаническая энциклопедия — цветущие травы» (2000 год) — это книга-путешествие в мир трав.
Если кого-то заинтересует моя так называемая взрослая проза, то дождитесь осени — к тому времени издательство «Жизнь и мысль» выпустит 2 тома моих избранных «взрослых» произведений (том первый — «Я живу в заонежской тайге», том второй — «В медвежьем краю»). Думаю, что эти книги-путешествия будут интересны и детям.

6. С какими художниками-иллюстраторами Вам нравится работать?

Художников я никогда не выбирал — за меня это делали издатели. Точно, красиво и глубоко рисовать природу трудно. Для этого предмет надо прежде всего знать, потом тонко чувствовать, сопереживать ему, понимать все, что идет тебе навстречу. Таких мастеров, увы, в наше торопливое время мало. Истинное удовольствие я получил, работая над книжечками о травках в издательстве «Малыш». Иллюстрации к этим книжечкам делала Т.Шеварева.

7. Существуют ли на основе Ваших книг:

художественные фильмы;

мультипликационные фильмы;

звукозаписи;

театральные постановки;

музыкальные произведения?

В свое время для Детской редакции Всесоюзного радио я готовил передачи «Школа юннатов». Это оригинальные передачи. Позже под тем же названием я выпустил и серию книг «Школа юннатов», но эти книги повторяли передачи только в названии. Я подготовил для эфира с 1971 года по 1983 год 250 таких передач. Не знаю, сохранились ли эти записи или нет…

8. Не могли бы Вы подарить нам свою фотографию с автографом?

Делаю это с большим удовольствием — с детскими библиотеками я дружу. Вот и сейчас вместе с Центральной районной библиотекой поселка Борисоглебский (Ярославская область) мы проводим районный конкурс на лучший рассказ, стихотворение, рисунок, поделку на тему «Родная природа» (конкурс этот постоянный, проводится он из года в год).

ВОПРОСЫ НА ВЫБОР

1. Кем Вы хотели стать в детстве?

В детстве я хотел стать космонавтом и первым полететь на Луну. Эту мою мечту поддерживала Екатерина Сергеевна Штурман, которая когда-то оценила и мою «поэзию». Много позже я писал Екатерине Сергеевне письмо в стихах, где были и такие строчки: «Знаю точно — Луны не осталось с той Луны, что была в сорок первом…». Да, космонавтом я не стал, но ракеты строил, то есть был совсем рядом со своей детской мечтой.
А еще я хотел быть зоологом, дрессировщиком. Здесь тоже моя мечта меня не очень подвела — я стал натуралистом, писателем-натуралистом.
Хотелось почему-то мне стать и писателем — я писал стихи, сочинял пьесы и т. д. Писателем вроде бы стал со временем.
Так что в детскую мечту надо очень верить, а главное, упорно стремиться к этой мечте.

2. Зачем Вы ходили в школу?

Если я не ошибаюсь, то не так давно был киножурнал «Хочу все знать»… Вот я тоже хотел все знать, а знания эти были в школе, как в волшебном сундучке. Ну, как — скажите — в таком случае не ходить в школу?.. В мое время в первый класс брали уже тогда, когда тебе исполнялось 8 лет. В 1941 году мне исполнилось 8 лет только в октябре месяце, поэтому тогда в школу меня не взяли. Знали бы вы, как я переживал, как завидовал своему другу-товарищу Витьке Циглеру, тоже москвичу, который родился чуть-чуть раньше меня, и которого в 1941 году взяли в школу… С каким нетерпением ждал я осень 1942 года… В школе я учился не очень плохо, посещал почти все школьные кружки и за успехи в учебе в конце концов получил серебряную медаль.
Учился я с удовольствием и в институте — и институт я окончил с отличием.

3. О ком из старших Вам хочется рассказать: родителях, учителях, соседях?..

Так уж получилось, что к моему воспитанию «приложили руку» не только родители и учителя, но и соседи по дому, по дачам и просто знакомые. Когда-нибудь я обязательно напишу книгу о людях, которым я очень благодарен за то, что счастливо живу на этой земле. Тогда я и назову их имена. Хорошо?

4. Ваша любимая книга:

в 7 лет;

в 15 лет;

сейчас.

Еще до школы отец читал мне Джека Лондона и Лермонтова. С тех пор я всегда помню «Мцыри» и «Белый клык».
Вас, наверное, удивит, но самой любимой моей книгой лет до 14-ти было произведение Д.Н.Кайгородова «Из царства пернатых (популярные очерки из мира русских птиц)». Эту книгу подарил мне отец, и она всегда со мной. Написаны эти очерки прекрасным языком — читаешь их и наслаждаешься музыкой слова. А какое чувство всего живого, что окружает нас!
Далее с таким же восхищением я читал и читаю «Мещерскую сторону» К.Г.Паустовского.
И сейчас, когда совсем грустно, когда пасмурно все вокруг, я достаю томик Паустовского, открываю, не думая, любую страницу и забываю все, что только что угнетало меня. Это колдовство того самого искусства, которое когда-то было названо поэзией прозы.
Вот с такими мерками я подхожу и ко всей литературе, ко всему, что создано писателями.

5. Самый решительный поступок в Вашей жизни.

Лето 1965 года. Я оставляю работу инженера — у меня была очень ответственная работа, я руководил серьезным подразделением, на выходе была и диссертация… Впереди — неизвестность; мир литературы, мир природы звал к себе. Сейчас многим непонятно: ну, что здесь такого — оставил одну работу, взялся за другую… Но чтобы получить право на работу писателя — и тогда и теперь — надо это право доказать, надо что-то серьезное написать. Я оставил работу инженера в 1965 году, а моя первая книга увидела свет только в 1971 году. И лишь после выхода двух-трех книг можно было надеяться на то, что тебя примут в Союз писателей. А до этого в сегодняшней жизни ты будешь просто безработным. А в те времена, когда быть безработным не полагалось, ты, ожидая выхода в свет уже написанных книг, считался просто тунеядцем, и тебе грозила статья Уголовного кодекса… Сегодня заняться писательской работой легко, а в мое время надо было набраться храбрости, решиться и быть готовым к встрече с Уголовным кодексом. Скажу Вам честно, такие встречи никак не располагают к творчеству. Но я решился, а потому и отвечаю на Ваш вопрос: это был самый решительный поступок в моей жизни. К счастью, со временем этот поступок оправдал себя.

6. Черта характера, которая больше всего мешает Вам жить.

Излишняя открытость перед людьми… Без такой открытости, без особого откровения не может быть встречи-разговора с живой природой. Но когда возвращаешься из той же тайги к людям, то на свою открытость иногда получаешь не очень приятные ответы.
Запомните: только природа (те же собаки, кошки, птицы, лес, река…) не ответит грубо на ваше откровение.

7. Кого из писателей — живых и ушедших — Вы хотели бы собрать для дружеской беседы под зеленой лампой?

Я не уверен, что будет удобно (прилично) с моей стороны приглашать для беседы (видимо, и с моим участием) К.Г.Паустовского, М.М.Пришвина… Я был бы счастлив, если бы эти чудесные люди, которых тоже считаю, как и М.Ю.Лермонтова, своими покровителями, просто жили, были бы где-то неподалеку… Это я обязательно чувствовал бы. А может быть, они и сейчас живут в Тарусе, в Дунино…

8. Какая должна быть погода, чтобы написать хорошую книжку?

Больше всего я люблю начало осени: солнце, осенний цвет листвы и обязательно крепкий утренний холодок… В это время у меня собираются вместе все мои мысли, которые уже навещали меня по весне, по лету, но не оставались надолго среди летней суеты; и если вокруг тишина, то можно что-то написать не очень плохое.

9. Кто первым читает рукопись Вашей новой книги?

Обычно что-то из только что написанного я читаю сам своим домашним. Раньше, когда со мной были мои сыновья, это испытание доставалось им, и они безропотно его сносили. Сейчас таким пыткам я могу подвергнуть только свою супругу, но она не отличается тут смирением, и обычно я ее долго не мучаю. Мне хватает прочесть в этом случае полстраницы, много — страницу, чтобы по реакции жены понять, какую оценку она мне сейчас выставит…

10. Почему Вам нравится быть писателем?

Потому, что работа писателя (относительная свобода) дает мне возможность, не спрашивая никого, встретиться с лесом, рекой, с озером, с птицами. Такую же возможность имеет и художник. Но художнику сложней — ему надо нести на себе этюдник и пр. А писателю совсем просто сбежать в тот же лес — оделся, обулся и путешествуй…

МАЛЕНЬКОЕ ПИСЬМО К ЧИТАТЕЛЮ О ЧЕМ УГОДНО

Милые люди! Взрослые и дети!
Если вам когда-нибудь придется взять в руки какую-нибудь мою книжечку, то прежде всего поверьте, что эта книжечка писалась и для вас!
Будьте счастливы во всем, во всем.