наверх
Тамара Михеева. Лёгкие горы
31 января 2012

Михеева Т. Лёгкие горы : [повесть] / Тамара Михеева ; иллюстрации Василия Ермолаева. — Москва : Издательский Дом Мещерякова, 2012. — 223 с. : ил.

Miheeva Legkie goryТамара Михеева — молодой автор, весьма осмысленно работающий в традиции Валерия Воскобойникова. Достоинства этой прозы — сдержанность авторских интонаций, внимание к детали, точность мотивировок.

В повести «Лёгкие горы» Михеева берётся за актуальную тему — современную, злободневную, «больную» — и раскрывает её очень аккуратно и деликатно, не сбиваясь ни в «сюси-пуси», ни в «чернуху». Мало того, введя проблемную ситуацию со взрослым человеком, который не смог нести ответственность за ребёнка, она удерживается от обличения, от учительных нот, которые несомненно повредили бы тонкую ткань прозы.

Вообще, это хорошо, что ситуация усыновления (здесь — удочерения) показана как трудное, судьбоносное переживание не только для самого ребёнка-сироты, но и для всей его новой семьи, включая двух бабушек (обе очень симпатично изображены). При этом жизнь в представлении Дины и её родных не оказывается беспросветной и безнадёжной. Михеева рисует повседневную жизнь обыкновенных, ничем особенным не примечательных людей, не оставляя читателю ощущения «всё трудно, ужасно и плохо». Хотя и фальшивого оптимизма тут нет, и нарочитой «веселухи» — тоже. Приятно, что писательница не иронична и не цинична. Сейчас это редкость. То есть, конечно же, цинизм порой бывает оправдан; но не везде он нужен и полезен, не везде питает художественность.

  • miheyeva3
  • miheyeva4

Стилистически Михеева, пожалуй, не разочаровывает читателя: умеет дать и человека, и настроение, и движение мысли. Очень хорошо и наглядно даётся целостность бытия, когда ребёнок не различает явлений враздробь, а воспринимает их в единстве; и это неплохо сделано на чисто словесном уровне (например, когда у девочки от усталости ноги гудят — и гудят шмели здесь же). Разве что, может быть, в первых главах ребёнок немножко чересчур наивно смотрит на мир, но не исключено, что так и было задумано: девочка становится старше — и вся наивность прекращается.

Ещё создаётся впечатление, что с темой родственников в повести некоторый перебор — их слишком много, и как минимум треть не играет значимой роли в сюжете: можно было бы спокойно их редуцировать. Также в некоторых местах попадаются расхожие выражения, почти штампы, — хочется надеяться, что перспективный автор вскоре преодолеет искушение «простыми решениями» и выйдет на более высокий уровень качества: все предпосылки к этому у Тамары Михеевой есть.

Мария Порядина

Сохранить