наверх
Грифон, вечный страж золота
31 января 2012

Стед Р. Когда мы встретимся / Ребекка Стед ; перевела [с англ.] Евгения Канищева ; нарисовала Виктория Тентлер. — Москва : Розовый жираф, 2012. — 223 с. : ил.

На обложке, рядом с лапой царственного грифона, читаем: «художник Игорь Олейников». Добрая половина аннотации на обратной стороне книги также посвящена ему: «Великолепные иллюстрации… нарисовал замечательный художник… лауреат и участник самых престижных выставок в России и за рубежом…».

«Великолепные иллюстрации», «замечательный художник» — это, конечно, скучно, но есть ли смысл придумывать что-то ещё? Игорь Олейников в представлении не нуждается, его иллюстрации нравятся и детям и взрослым, а все новые книги расходятся в мгновение ока. Издательство «Азбука» пользуется этим вполне осознанно. Да и в самом деле, кто лучше Олейникова способен оформить многообещающую серию «Следы невиданных зверей» (в ней вышла пока только эта книга) или серию «Мифические существа» (из неё у нас уже есть «Нианское чудовище»)? Интересно, кстати, узнать, чем эти серии будут отличаться друг от друга?

Между тем, как ни крути, книга «для чтения взрослыми детям» не может состоять из одних иллюстраций.
Нашему вниманию предлагается текст про грифона Абракса, который покинул свои родные неприступные горы Индии и помог Дионису, Немезиде и Зевсу, чтобы заработать золота и порадовать супругу Нийю. Вернувшись домой, грифон обнаружил, что любимая мертва, и одно из двух яиц, которые она отложила, исчезло — его украли люди. Абракс отомстил ворам, а для Нийи воздвиг великолепную золотую усыпальницу; он стережет её по сей день, а свой дар находить золото и талант бдительно охранять обретённые сокровища он передал в наследство подросшему сыну…

Возникает ощущение, что издатели вовсе не подумали о том, насколько интересна и понятна будет эта сказка ребёнку — потенциальному слушателю; в конце концов, для разъяснений и комментариев есть родители. Но им-то кто объяснит, откуда вообще взялась эта сказка и кто её написал-перевёл-пересказал-адаптировал? В книге об этом нет ни единого слова. Главный акцент делается на художнике, однако и к его работам можно было отнестись с большим уважением и не помещать такого замечательного грифона с траурной лентой на ярко-жёлтый, усыпанный вульгарными блёстками фон. Совсем не олейниковский.

 

Валентина Лазебная