наверх
Коза и самолёт. Сборник. Худож. Д.Герасимова
22 мая 2004

Коза и самолёт: [Сб.] / Худож. Д.Герасимова. — М.: Колобок и Два Жирафа: Скрипторий 2000, 2003. — 78 с.: ил. — (Б-ка журн. «Колобок и Два Жирафа»: Новые имена в детской литературе).

Обложка сборника «Коза и самолёт». Худож. Д.Герасимова

Книжная серия «Библиотека журнала “Колобок и Два Жирафа”» родилась в 2002 году. Первыми изданиями серии стали две книжки авторов — лауреатов общенационального конкурса «Новые имена в детской литературе». Остроумные, оригинальные рассказы о приключениях девчонки-фантазёрки («Муза села на варенье» Валентины Дёгтевой) и дышащие древностью уральские предания («Половинный человек» Ольги Арматынской) — это было великолепное начало. Но, к сожалению, по каким-то непонятным простому читателю причинамРис. Д.Герасимовой к сказке А.Скалы «Молочный зуб»«Колобок и Два Жирафа» затянули издательскую паузу, и мы уже потеряли было надежду на продолжение серии…

Однако эстафету «Колобка…» подхватило издательство «Скрипторий 2000». И в начале 2004 года вышел сборник стихотворений и сказочных историй «Коза и самолёт», в котором представлены одиннадцать авторов.

Уму непостижимо!

Персонажи сборника — зонтик-мечтатель и самолёт-романтик, ворчливый домовой и учёный гном, влюблённый жук и спортивный козёл, летающие слоны и апельсиновые кошки… ну, а для разнообразия — обычные дети. Им часто снятся невероятные сны, иногда их ставят в угол, а ещё у них выпадают молочные зубы. И вообще, мир вокруг них — такой многообещающий!


Когда я вырасту и стану самолётом,
Я буду ноги мыть перед полётом.
А руки даже с мылом буду мыть, —

мечтает герой одного стихотворения, автор которого — Нина Саранча.

Обычная квартира в рассказе О.Крабец становится «Африкой номер пять», которую отважно исследуют суслик, черепаха и попугай-эрудит.

Основные составляющие поэтического обаяния Дарьи Герасимовой — острый глаз художника, наблюдательность и воображение:

Утром дом, как пароход,
Через двор плывёт, качаясь,
И сидит на крыше кот,
В альбатроса превращаясь.

А лирические строчки Ж.Мартыновой просты и бесхитростны:

Дождь осенний вымоет окошки.
Лето синеглазое, прощай!
Помаши кленовою ладошкой
И опять прийти пообещай.

Антонине Рошко особенно удаются стихотворения о школе, о девчачьих «случаях», когда и смешно, и обидно, и есть о чём рассказать:

Я сегодня очень зла
На спортивного козла,
Очень уж строптивый
Тот козёл спортивный.

Анатолий Скала («Молочный зуб») продолжает традицию «историй с домовыми» и опирается на старые, как мир, поверья, однако и своей фантазии у него хватает. Оказывается, молочный зуб нужен мышке для того, чтобы приготовить сырную закваску: какая мышь без сыра? А если мыши за дело возьмутся дружно, да кошка не помешает, да галка не напакостит, то молочный зуб, проваренный в сыре, превратится в костяной, который непременно понадобится девчонке Иринке.

Рис. Д.Герасимовой к стихотворению М.Храпачёвой «Мой котик плюшевый, ковровый…»Персонажи рассказов Анны Кичайкиной — два приятеля-школьника, их мамы-папы, дедушки-бабушки, учителя. Лёшка и Мишка вечно придумывают разные каверзы: то норовят увильнуть от поступления в музыкальную школу, то разыгрывают друг друга в день рождения. В сборник вошёл рассказ «Как я был пенсионером» — о том, как Мишка невзначай позавидовал старичкам и старушкам («в школу ходить не надо, уроки учить не надо, знай только чай с плюшками пей») и что из этого вышло.

С.Решенина пускает в свои сказки то козявок, то слонов («они сиреневого цвета и пахнут одуванчиками»). Она старается придумать такую историю, чтобы всем было хорошо: чтобы козявка на радость маме выросла до необычайных размеров, а слоны бы научились летать или поселились бы в банке с молоком.

М.Храпачёва пишет стихи и прозу, любуется июльскими закатами и августовскими полднями, поёт досужие песенки и следит, чтобы всем — и плюшевому котику, и козе-почтальонше — достались новые носки («четыре носка — и все разные»).
Большинство авторов сборника — люди молодые. Не все уверенно владеют материалом, не все избавились от подражательности и юношеской неуклюжести. И всё же откровенно «плохих» текстов в сборнике нет, за исключением сказки «Розочка» (Е.Бабак), которая удивляет банальностью сюжетных ходов, натянутостью характеристик и упорным непопаданием в сказовую интонацию.
Рис. Д.Герасимовой к рассказу О.Крабец «Африка номер пять»Название сборнику дала история, придуманная В.Прохоровым. Необычна дружба столь разных персонажей, встретившихся на травяном сельском аэродромчике: Самолёт отправляется в очередной рейс, а Коза передаёт приветы жителям далёких стран — верблюдам, кенгуру, крокодилам, павлинам, пингвинам, белому медведю… И неважно, что Самолёт никогда не бывал ни в Арктике, ни в Антарктиде, ни в джунглях, ни в саваннах: маленькие самолётики сельхозавиации не летают дальше соседнего района. Чтобы не огорчать подругу, Самолёт рассказывает ей о далёких землях и морях, о встречах с экзотическими животными, которым продолжает «как будто» передавать приветы от Козы.

А кто же рисует на обоях? Многие дети, думается, рисуют, но некоторых за это ругают. В нашем случае художника можно только похвалить. Книгу оформила Дарья Герасимова, и это она придумала делать рисунки на кусках разноцветных обоев. У каждого автора — своя «обойная» заставка, в которую Дарья «врисовывает» подсказанный текстом сюжет. Из цветов складываются рамочки-картуши для портретов, на изогнутых стеблях повисают пауки и драконы, на ветки садятся птицы и крокодилы. Горизонтальные линии становятся тропинкой или беговой дорожкой, вертикальные превращаются в зеркало или деревенский забор. Среди завитков и крапинок взлетают остромордые самолётики и слоны с длинными пушистыми полосатыми хвостами. Так каждый получает свою радость и свой привет, так складывается неожиданное и сочетается несовместимое.

А читатель и писатель начинают дружить, как коза и самолёт.

Рис. Д.Герасимовой к «Сказке про сахарницу» С.Решениной

Мария Порядина