наверх
Роберт Льюис Стивенсон. Остров Сокровищ
28 декабря 2012

Стивенсон Р. Л. Остров Сокровищ / Роберт Льюис Стивенсон ; перевел с английского Николай Чуковский ; иллюстрации Игоря Ильинского. — Москва : Издательский дом «Нигма», 2013. — 256 с. : ил.

«Остров имел девять миль в длину и пять в ширину. Он напоминал жирного дракона, ставшего на дыбы. Мы заметили две гавани, хорошо укрытые от бурь, и холм посредине, названный “Подзорная труба”».

Вот она, карта, за которой охотились пираты: пожелтевший, надорванный на сгибах листок, а на нём три крестика, нарисованные красными чернилами. Возле третьего, в юго-западной части острова, надпись:«Главная часть сокровищ здесь». Неважно, сколько вам лет — десять или шесть раз по десять, вы не сможете не открыть эту книгу. А кто открыл её и прочёл, уже не забудет никогда хмурого Билли Бонса с его песней о «сундуке мертвеца», слепого Пью, одноногого моряка Джона Сильвера и морской ветер, который летит со страниц прямо в лицо читателю. Что касается юного Джима Хокинса, рассказывающего большую часть истории, то каждый ощущает себя на его месте, и потому он как бы не виден. Просто это ты плывёшь на всех парусах за сокровищами, сидишь в бочке из-под яблок и слышишь предательский сговор пиратов, спасаешься от убийц, палишь сразу из двух старинных пистолетов и так далее.

Читателю легко фантазировать, а художнику надо не просто представить, как всё было, но и нарисовать так, чтобы все поверили. Стивенсон убеждён: «Писатель должен знать свою округу — будь она настоящей или вымышленной — как свои пять пальцев; расстояния, деления компаса, сторону, где восходит солнце, поведение луны — всё должно быть безупречно». Художник Игорь Ильинский тоже сторонник точного и обстоятельного рисунка. Он не пропустит ни одной детали обстановки таверны или корабля, ни одной пуговицы на широченных обшлагах кафтанов; ничего, что может рассказать о времени действия, событиях и героях. По иллюстрациям Ильинского можно было бы поставить рисованный фильм, и он, возможно, не уступил бы экранизации с живыми актёрами.

В этом «фильме» есть удачные актёрские работы (слепой Пью, Джон Сильвер), есть «голливудские» драки, есть смелый и скромный юный герой — Джим Хокинс… Есть и две сцены, заставляющие подумать, что мы совсем не знали добротного реалиста Ильинского. Это — разворот к главе «Конец слепого», где разбойники ломятся в двери дома под вывеской «Адмирал Бенбоу». Почему-то именно здесь картинка оживает и как будто выступает из страницы (или, наоборот, мы входим в неё?); воздух холодной зимней ночи заставляет вздрогнуть и замереть после стремительного действия. В этом есть что-то таинственное и чудесное, как и в самом романе.

Вторая сцена — тоже ночь, но уже в море, когда Джим на самодельном челноке подплывает к шхуне, чтобы обрубить якорный канат. Тишина, силуэт корабля на фоне ночного неба, дорожка света на воде и гребец в лодке неожиданно заставляют вспомнить «Бегущую по волнам» А.С.Грина.

Великие книги живут особой жизнью. Долгие годы популярности должны были бы исчерпать их до дна. Но к счастью, этого не происходит. Достаточно нового взгляда художника и издателя, другого формата и хорошей бумаги, чтобы доказать вечную молодость старой книги.

Итак, добро пожаловать на борт «Испаньолы», плывущей к неведомому острову уже сто тридцать лет!

Маргарита Переслегина