наверх
Тристан и Изольда с иллюстрациями Анны и Елены Бальбюссо
28 февраля 2013

Тристан и Изольда / адаптация Анн Жонас ; перевод с французского Михаила Яснова ; иллюстрации Анны и Елены Бальбюссо. — Москва : ООО «Клевер-Медиа-Групп», 2013. — 61 с. : ил. — (Коллекционное издание).

Три из четырёх книг, выпущенных в серии «Коллекционное издание», представляют собой адаптированную для детей и подростков основополагающую классику, то есть сюжеты, с которыми ребёнок так или иначе столкнётся: если даже не прочтёт источники, то хотя бы узнает понаслышке. Из общего ряда выбивается лишь «Белый клык» Джека Лондона — увлекательное подростковое чтение, не требующее ни упрощения, ни пересказа. Впрочем, «Клык» выделяется здесь и другими особенностями: бо́льшим форматом, броско-рекламной фотографией Дмитрия Быкова на авантитуле (не очень-то отвечающей претензии на «непреходящесть» коллекционного издания), рубленым, похожим на синопсис с коробки видеокассеты текстом.

А вот «Басни Эзопа», «Синяя Борода» и только что вышедшие «Тристан и Изольда» вполне соответствуют идее коллекции. Кроме прочего, эти книги объединяет явное осознание художниками, их иллюстрировавшими, того, что работают они не с чистого листа, а в мире, уже полном графических образов, к которым можно и нужно обращаться. Так, итальянец Маурицио Куарелло своими рисунками превращает мрачную сказку о Синей Бороде в стремительную и захватывающую детективную историю, используя динамичность и постановочность кинокадра и яркие, чёткие интерьеры американского реализма 1920-х. В работах Жана-Франсуа Мартена, оформившего Эзопа, — агрессивность пропагандистских плакатов и вопросительная пустота сюрреалистических полотен.

Для легенды о Тристане, первые авторские версии которой датируются XII веком, сёстры-близнецы Анна и Елена Бальбюссо выбирают стиль средневековой книжной миниатюры и фрески. Они имитируют плоскостность и условность изображения фигур, подчёркивают символизм их группировки на рисунке, копируют орнаменты ранних книжных иллюстраций, блёклую гамму и потёртости вылинявших от времени красок. Стилизация у них скорее импровизационная, явно без претензии на точность. К концу книги художницы сбиваются на более поздние живописные образцы (вроде легко угадываемого Арчимбольдо), а то и вовсе на откровенно китчевые девчачьи красивости из птичек, сердечек, переплетённых ветвей, хотя это не отнимает у иллюстраций их зрелищности и романтичности. К тому же, сёстры Бальбюссо не просто рисуют, они обрамляют текст, обозначают и поясняют ключевые сюжетные точки.

В данном издании «Тристана и Изольды» мы обнаруживаем стройный и аккуратный пересказ легенды, в котором опущены лишь некоторые побочные эпизоды и изящно замолчаны «взрослые» места. Конкретный источник, взятый для адаптации, к сожалению, нигде не указан, но, судя по всему, им послужил «Роман о Тристане и Изольде» французского филолога-медиевиста Жозефа Бедье — относящаяся к концу XIX века попытка целостной реконструкции древней легенды. Перевод Михаила Яснова порой кажется тяжеловатым, но в целом вполне литературно воспроизводит возвышенную и торжественную речь старинного сказания.

Ольга Виноградова