наверх
Михаэль Энде. Джим Пуговка и машинист Лукас
31 марта 2013

Энде М. Джим Пуговка и машинист Лукас / Михаэль Энде ; перевод с немецкого Марины Кореневой ; иллюстрации Франца Йозефа Триппа. — Москва : КомпасГид, 2012. — 235 с. : ил.

 

Энде М. Джим Пуговка и Чёртова Дюжина / Михаэль Энде ; перевод с немецкого Марины Кореневой ; иллюстрации Франца Йозефа Триппа. — Москва : КомпасГид, 2012. — 249 с. : ил.

Две книги про Джима Пуговку отлично подходят для первого знакомства с немецким классиком детской литературы Михаэлем Энде. Их читатель — ребёнок шести-семи лет, которому до «Момо» и «Бесконечной истории» ещё расти и расти. Этот ребёнок уже готов к длительным книжным путешествиям: он в состоянии запомнить прочтённые главы и не нуждается в картинках на каждом развороте, но ещё не совсем готов к запутанным и пугающим сюжетным перипетиям. Чувство уюта и безопасности разлито по истории Джима Пуговки, оно сохраняется даже в самых рискованных его приключениях. Кажется, так и было задумано автором: это не книги волнующих переживаний, но книги удивительного мира, который прекрасен и родным домом со старыми друзьями, и открытиями удивительных мест, существ и явлений. Красота, яркость и необычность образов — важнее ритма повествования, забавная выдумка — важнее неожиданного поворота сюжета, искренность и надёжность отношений заменяет их психологизм. И конечно, Энде не был бы Энде, если бы книга не рассказывала о широте и свободе человеческой фантазии.

В книгах о Джиме Пуговке видно, как, вдохновляясь каким-нибудь фактом, деталью или явлением, Энде разворачивает из них свою собственную сказочную картину. Главного персонажа — чёрнокожего мальчика Джима Пуговку — Михаэль Энде заимствует из книги Чарльза Дарвина «Путешествие натуралиста вокруг света на корабле “Бигль”». В ней Джемми Баттоном нарекают туземца с острова Огненная Земля, которого английские мореплаватели покупают за перламутровую пуговицу и увозят в Англию, чтобы «воспитать и наставить в вере». Из этой истории Энде придумывает свою: младенца Джима Пуговку доставляют в посылке в чужую страну — Медландию. Она расположена на крошечном острове, на котором только и помещаются что королевский замок, двое подданных да один машинист локомотива. Все медландцы становятся Джиму семьёй, а машинист Лукас — крепыш, добряк, умница и мастер художественных плевков, чья кожа так же черна от паровозного дыма и копоти, как кожа Джима от рождения, — лучшим другом и старшим товарищем по путешествиям.

Энде запросто перепридумывает даже существующие вещи: например, страну Китай. По Энде, всё множество китайцев ходит взявшись за руки и выстроившись по росту. Самые маленькие дети-китайцы — не больше горошины, но с рождения очень смышлёные; из таких и вырастают китайские мудрецы. Так же легко, как географию, Энде приспосабливает к своим историям физические законы: превращает эхо в смертельную опасность, с помощью магнита заставляет паровоз летать. В непринужденном обращении с привычными вещами и заключается самая суть книг Энде: запретного для фантазии нет, есть красота и мысль, ради которых она может преобразить всё что угодно. Именно так и получаются горы в красно-белую полоску, мнимый великан, рост которого — оптический обман зрения, беременный локомотив.

Уже в самой первой своей детской истории, которой и являются приключения Джима Пуговки, Энде задействует не только словесные средства, но и пространство книги — поэтому рисунки здесь очень важны. Франц Йозеф Трипп, первый иллюстратор Пуговки, создатель его канонического образа, легко подхватывает игру: как писатель ссылается на картинки, так и художник начинает подписывать свои рисунки и встраивать их внутрь текста. Особая манера Триппа, способного живыми чёрными чёрточками разрисовать целый пейзаж или, наоборот, изобразить мельчайшую деталь, идеально подходит для того, чтобы наглядно показать, как устроен мир Джима Пуговки, и представить симпатичных и забавных людей и существ из его приключений.

Кроме двух книг о Джиме Пуговке, написанных самим Энде («Джим Пуговка и машинист Лукас», «Джим Пуговка и Чертова Дюжина»), издательство «КомпасГид» выпустило также шесть книжек-картинок про тех же героев. Они получились хотя и красочными, и приятного большого формата, но скорее избыточными: будучи адресованы детям, ещё не доросшим до полного текста, они всё равно к нему отсылают. Созданные «по мотивам», они лишены авторского обаяния и сильно уступают оригиналу как по качеству иллюстраций, так и по увлекательности текста.

Ольга Виноградова