наверх
Умберто Эко. Обручённые
31 мая 2013

Эко У. Обручённые / пересказал Умберто Эко ; нарисовал Марко Лоренцетти ; перевела [с ит.] Екатерина Владимирская. — Москва : Corpus : Астрель, 2013. — 101 с. : ил. — (Save the Story).


Эко У., Карми Э. Три сказки / Умберто Эко и Эудженио Карми ; перевод с итальянского Михаила Визеля. — Москва : ОГИ, 2013. — 111 с. : ил. 

Умберто Эко, автор внушительных романов, медиевист и семиотик, хорошо известен взрослым, а вот детям — гораздо меньше. Совсем недавно в двух разных московских издательствах вышли две очень разные книги, с помощью которых мессир Умберто исправляет это досадное упущение. В одной он пересказывает классический роман Алессандро Мандзони «Обручённые», в другой можно найти его сказки. Книги во многом несхожи, впопыхах их можно принять за сочинения разных авторов. Но есть и общее: возможность сделаться чуть умнее, которую дарит читателю не забывающий свою благородную просветительскую миссию учёный.

Роман Мандзони — одна из важнейших итальянских книг. Но какая польза от её переложения детям других стран, где она даже никогда не входила в школьную программу? А вот какая: Эко знакомит их с начатками литературоведческого, культурологического и антропологического анализа, беседует почти заговорщицки, объясняя многие исторические «закавыки», и неустанно проводит параллели с сегодняшним днём. Вот речь заходит о задиристых дуэлянтах, осыпавших друг друга проклятьями, и тотчас возникает знакомая картинка: «…если бы благородные господа из прошлого услышали, какими эпитетами награждают друг друга наши автомобилисты, когда один другому поцарапает крыло, они бы тоже решили, что мы утратили рассудок». Интонация пересказа местами не лишена удали, и книге это идёт на пользу. С оттенком лирического панибратства Эко заявляет, что Мандзони напоминал лицом «добрую, печальную лошадку», или предупреждает, что некоторые взрослые считают роман «полной белибердой, скучной и нечитабельной», но слушать их не стоит. Шалости дополнены запоминающимися картинками Марко Лоренцетти: они словно повторяют цветные гравюры из старинных романов, но обладают явным и очень приятным вкусом «мультяшности».

Совершенно по-другому, хотя и не менее залихватски, решена книга, созданная в соавторстве с другим художником — Эудженио Карми. Три сказочных истории написаны полуверлибром-полупрозой, но ничего страшного в этом нет. Они веселы, лаконичны, просты и весьма злободневны: первая посвящена атомной бомбе, две другие — полётам в космос («Поначалу в ракетах запускали собак. Но собаки не могли говорить и могли сообщить по радио только “Гав! Гав!”»). При этом одна из «космических» сказок имеет отчётливо миротворческий, а другая — экологический оттенок. Коллажи иллюстратора и впрямь весьма авангардны, но в то же время отсылают к потешным ребячьим рисункам и играм. Обрывки позумента и ткани здесь обозначают напыщенного генерала, желающего шандарахнуть весь свет, а клочок газеты «Правда» — русского космонавта. В этом смысле работы художника перекликаются с текстами как нельзя лучше, потому что Эко тоже скрывает в простом и забавном чуть более сложное, пытается обратить детское умение фантазировать и живо откликаться на образы в способность к философским обобщениям. Ничего не стоит представить, что несколько разноцветных клякс — это компания добрых и смешных гномов, ведь в игре такое — дело обычное. И точно так же за иронией сказок юный мыслитель может увидеть серьёзные вопросы, которых не стоит бояться, а лучше осмыслить и решить для себя, на всякий случай обсудив кое-что со взрослыми.

Кирилл Захаров