наверх
«Сказка о ветре в безветренный день» Софья Прокофьевой и «Волшебные перья Арарахиса» Александра Якубенко
06 июня 2011

Прокофьева С. Л. Сказка о ветре в безветренный день : [сказоч. повесть] / Софья Прокофьева ; [ил. Я. Сметаниной ; оформл. И. Бернштейна]. — Москва : Теревинф, 2011. — 160 с. : ил. — (Книги для детей и взрослых).

 

Якубенко А. В. Волшебные перья Арарахиса : [сказоч. повесть / Александр Якубенко ; ил. Л. Шмелькова ; оформл. И. Бернштейна ; послесл. Ю. Якубенко]. — Москва : Теревинф, 2011. — 224 с. : ил. — (Книги для детей и взрослых).

Две сказки, открывшие Большую серию «Книг для детей и взрослых», — ровесники. И та, и другая впервые вышли в издательстве «Детская литература» на закате «оттепели», в 1967 году.

Этим сходство отнюдь не исчерпывается. Обе повести написаны людьми свободомыслящими, обе сулят читателю множество невероятных приключений и обе в известном смысле больше, чем просто сказки: их содержание часто выходит за рамки сюжета, а суть, что характерно для книг шестидесятников, уводится в подтекст.

Есть и ещё одно общее свойство. Многие советские читающие дети, теперь сами ставшие мамами, папами или даже бабушками и дедушками, именно о таких книгах вспоминают как о любимых и заветных, несмотря на то что в своё время они были практически не замечены официальной критикой.

Публикацию «Волшебных перьев Арарахиса» можно и вовсе счесть чистой случайностью. Александр Якубенко (1917-2000) не был профессиональным писателем, он был врачом-патофизиологом, и если бы не знакомство с Корнеем Ивановичем Чуковским, поддержавшим и одобрившим литературный опыт Александра Владимировича, «Волшебные перья…» вряд ли появились бы на свет.

С сегодняшней точки зрения, недостатки этой книги очевидны. Автор вводит в сюжет чужих персонажей, что указывает на нехватку писательской самостоятельности, и неоправданно затягивает повествование, к концу которого иной читатель может и заскучать. Однако достоинства всё равно перевешивают. Якубенко удалось главное: придумать симпатичного героя, нарисованного человечка Михрютку, и его верных друзей — смелого пса Угадая, кота-фотолюбителя Хандрилу, учёную морскую свинку Фунтика и птичку по имени Пип. Глазами Михрютки мы и видим всё, что встречают они в своём опасном путешествии за Волшебными Перьями: страну Верзилию, город Страшенбург, Его Величество короля Верзилу VI, использующего ходули, чтобы быть выше всех своих подданных, и прочее.

Долгое время эта причудливая сказка числилась по разряду забытых; вместе с «Новыми приключениями Михрютки» она была переиздана только в 1993 году. В послесловии к нынешнему изданию сын Александра Владимировича Юрий Якубенко сообщает, что отцом была написана и третья часть, пока неопубликованная, и это внушает надежду, что издательство «Теревинф» не остановится на достигнутом.

Судьба «Сказки о ветре…» сложилась более счастливо. О ней лестно отозвался Л.Кассиль, и Софью Прокофьеву наконец приняли в Союз писателей. Совсем скоро вышло второе издание, а в середине 1970-х повесть была даже экранизирована под названием «Пока бьют часы» (помните злого короля Кроподина I с его напыщенным семейством и волшебным колпаком-невидимкой?). Под таким названием и в существенно переработанном виде она впоследствии и переиздавалась. Однако в «Теревинфе», как и в случае с повестью «Оставь окно открытым», выпущенной Издательским Домом Мещеряко, решили вернуться к первоначальной версии — по словам самой писательницы, «более реалистичной», без часов, гномов и говорящих мышей, зато с хорошей девочкой Матей, ветродуйной машиной и отчётливым антитоталитарным посылом.

Единственное, что вызывает сожаление, — отсутствие иллюстраций Валерия Алфеевского. Замена получилась неравноценной: трёхцветные картинки Яны Сметаниной разве что подчёркивают «девчачьесть» прокофьевской сказки, но вот художественной цельности не добавляют.

«Волшебным перьям…» повезло больше. Их щедро оформил молодой художник Леонид Шмельков, дипломант конкурса «Искусство книги. Традиции и поиск». В его работе чувствуется и стиль, и уверенность линии, и умение показать характер персонажа. Словом, всё то, чем были полны иллюстрации Светозара Острова, которые украшали издание 1967 года и которые несмотря ни на что вспоминаются с ностальгией.

Алексей Копейкин