наверх
Роберт Маркмор. Новобранец.
30 мая 2005

Маркмор Р. Новобранец: Роман / Пер. с англ. Е.Токаревой. — М.: Эгмонт Россия, 2004. — 384 с.

Обложка книги Р.Маркмора «Новобранец»

— Правительство использует
в своих грязных играх детей?! —
возмутилась Кэти.
— Да, — коротко ответил Эварт.
Кэти рассмеялась.
— Какая гнусность!

Р.Маркмор. Новобранец

Неплохо было бы начать разговор о книге Роберта Маркмора незатейливой игрой с фамилией автора. По-английски она выглядит так: Muchamor. Переводчик прочитал её почему-то как «Маркмор», а вот я (с моим «немецким прошлым») воспроизвела бы её следующим образом: Мухамор. Заменив всего одну букву, можно было бы всласть повеселиться, причислив автора к роду пластинчатых грибов порядка агариковых и в красках описав воздействие подобных биологических организмов на человека. Но почти сразу я поняла — не могу. Ну не хочется мне шутить. Противно.

А посему, чтобы хоть как-то начать, вкратце изложу содержание романа «Новобранец». Главный его герой, Джеймс Чоук, мальчишка двенадцати лет от роду, после смерти матери попадает сначала в обычный детский дом, а потом волей случая или, вернее, благодаря недюжинным математическим способностям, — в необычный. В этом необычном приюте, оказавшемся подразделением британской разведывательной службы МИ-5 или, иными словами, спецшколой для юных (от девяти до семнадцати лет) шпионов, он проходит стодневный базовый курс, после которого его направляют на первое задание. Пробравшись в самое логово злоумышленников, он срывает террористические планы антиглобалистов и «зелёных», вздумавших противостоять мировому капиталу (!), чуть не погибает при этом, но с заданием справляется, получает за подвиг заслуженную награду в виде синей футболки (в интернате практикуется почти кастовая иерархия, которая подчёркивается ношением футболок определённого цвета) и… И роман благополучно заканчивается явно для того, чтобы вскоре обзавестись продолжением.

Сюжет как сюжет. Мало ли мы читали книг о разведчиках и шпионах — и реальных, и выдуманных. Я, например, отнюдь не брезгую насладиться подобными историями. А уж фильмы про Штирлица и Джеймса Бонда просто люблю. Ум, решительность, выдержка, здоровый цинизм этих мужественных героев меня и покоряют, и взбадривают.

Правда, и Джеймс Бонд, и Максим Максимович Исаев-Штирлиц давно вышли из нежного возраста, так что игры со своими и чужими жизнями, как и с отвлечёнными понятиями о добре и чести, — для них почти что в порядке вещей.

Конечно, и в нашей, и в иностранной литературе есть книги, в которых подростки добровольно становятся разведчиками. Тот же «Ким» Р.Киплинга или «Иван» В.Богомолова по-разному, в силу разности литературных приёмов и средств, а главное, намерений авторов, рисуют трагические события, в которые оказываются вовлечены юные герои. И если Редьярд Киплинг увлекается фантазиями, складывая из них, как из цветных камушков, изысканную и яркую мозаику, то Владимир Богомолов нарочито сдержанно, даже сурово рассказывает совсем реальную историю фронтового мальчишки — историю, от которой у читателей по-настоящему ломит сердце.

Так что Роберт Маркмор не первопроходец в разработке шпионской темы и всё же автор по-своему уникальный. Но даже не потому, что ему пришла в голову фантазия описать шпионскую школу для малолеток. Ах, если бы Маркмор нарисовал откровенно фантастическую картину шпионских страстей или весело спародировал взрослые «стрелялки», — я первая хлопала бы в ладоши и кричала «ура!», как иногда вскрикивала на фильме «Дети шпионов». Но зачем, зачем он решил поиграть в реальность? Впрочем, слово «игра» здесь не вполне уместно. С упорством, достойным лучшего применения, автор до отвращения серьёзно и последовательно привязывает свои фантазии к реальной истории, подтасовывает данные, искажает факты. В итоге, картина мнимой реальности приобретает у него вполне законченный вид. Но какой! Я бы назвала это видом всеобщей помойки. Грязь, жестокость, насилие — неотъемлемые составляющие такого мира. Поверьте, я не стала бы заламывать руки по поводу описания подростковых разборок или вступительных экзаменов в спецшколу, на одном из которых мальчишку принуждают к убийству (хорошо, что не человека!), хотя от подобной мути меня постоянно подташнивало. Нет, всё это не затронуло бы меня настолько, чтобы буквально впасть в ярость, если бы не основной «посыл» книги Маркмора. Возможность использования детей в шпионской деятельности декларируется автором как вполне законное и обычное явление. Никакого возмущения, отторжения, омерзения подобная возможность у Маркмора не вызывает. Никакой трагедии, никаких душевных мук. Ну и что из того, что дети дрессируются в этой придуманной автором школе до состояния крутых агентов — циничных, злобных, агрессивных, расчётливых, а потом используются государством как обычный расходный и не слишком дорогой материал? Оказывается, ничего особенного в этом нет. Кажется, автор даже как будто бы спрашивает: «А в чём проблема-то?» И остаётся только промямлить, густо покраснев: «В безнравственности». Согласна, при нынешнем раскладе жизни становиться в позу блюстителя морали стыдно, но, ознакомившись с «творением» Маркмора и решив для себя, что стыд не дым — глаза не выест, а детей в принципе жалко, я готова даже на это.

Пусть меня упрекнут в банальности и отсталости, но повторю ещё раз: книга для детей должна быть нравственной или не быть книгой для детей. Даже сейчас, когда наша жизнь становится всё более похожей на «зону» с её «понятиями», а может быть, как раз поэтому детская книга обязана иметь чёткие нравственные ориентиры. Она должна помочь детям разобраться, где добро, а где зло.

Маркмору это неведомо. Наверное, он так долго проработал частным сыщиком и насмотрелся на изнанку человеческой жизни, что цинизм стал его внутренней философией. Ну так это его личное дело! Зачем навязывать свои небезупречные взгляды подросткам да ещё с такой безаппеляционностью? И зачем одному из ведущих издательств России участвовать в распространении подобных взглядов? Вопросы, как говорится, остаются открытыми.

То, что в нашем отечестве найдутся восторженные почитатели Роберта Маркмора, у меня не вызывает сомнений — обстановка весьма располагающая. И естественно, они нашлись. Говорят, юные читатели считают его «крутым»«забойным» и «клёвым». Но мальчишки-то что, они и не такое проглотят. А вот мы, взрослые, должны же, кажется, понимать… Тогда откуда берутся доброжелательные отклики на эту книгу? «Красивая сказка с претензией на быль» — так было написано в «Московском комсомольце». Вот ведь до чего дошли! Эх, заглянуть бы в глаза этому рецензенту. И хотя я ещё не совсем горгона Медуза, но посмотреть иногда могу тоже вполне пристально.

Ирина Казюлькина