наверх
Мариэтта Чудакова. Дела и ужасы Жени Осинкиной: Тайна гибели Анжелики
31 мая 2005

Чудакова М.O. Дела и ужасы Жени Осинкиной: Тайна гибели Анжелики / Худож. В.Коротаева. — М.: Время, 2005. — 318 с.: ил.

Обложка книги М.Чудаковой «Дела и ужасы Жени Осинкиной»

Назовём это веянием времени или одной из тенденций книжного рынка: дефицит качественных произведений для детей побудил сразу нескольких вполне успешных «взрослых» писателей восполнить существующий пробел, и в ряды писателей детских влились маститые Марк Харитонов, Людмила Улицкая, Марина Вишневецкая, Борис Акунин. И не только они.

Мариэтта Омаровна Чудакова — известный литературовед и борец за демократию — тоже написала книгу для детей. Не вообще для детей, а книгу «актуальную», для современных детей. Не очередную глубокомысленную сказку с затейливым сюжетом, как упомянутые М.Харитонов, М.Вишневецкая или Л.Улицкая, не образцово-показательную «Детскую книгу», как растиражированный Б.Акунин, а нечто куда более значимое и амбициозное — роман (с продолжением) о нашем времени.

Нехватку в литературе для детей книг о реальной жизни, о сегодняшних проблемах отмечают многие критики и литературоведы. Теперь даже на то, чтобы написать простую «школьную повесть», смельчаков почти не находится.

Мариэтту Омаровну нисколько не испугали возможные трудности. Отбросив сомнения, она решила поговорить с подростками о современности, создав что-то вроде своеобразного пособия в помощь восприятию неприглядной российской действительности. Получился своего рода социально-политический памфлет, который, с одной стороны, фиксирует взгляды автора, а с другой, притворяется беллетристикой с неизбежными в таких случаях ходульными героями и надуманным сюжетом.

Следует признать, современность в книге Чудаковой изображена старательно, со всеми характерными внешними её атрибутами: от звонков по «мобильнику», «сидения» в Интернете, ксерокса и электронной почты до разговоров типа «ты завтра пойдёшь чатиться?» и имён молодёжных кумиров вроде Земфиры или Шнура. Не забыты горячий пирожок с вишней из «Макдональдса» и фильмы про Гарри Поттера. В дело пущены даже бумажные носовые платочки, «на которые все давно перешли».

Вполне естественно, что восприятие действительности в книге для подростков должно транслироваться (для полного альянса с читателем) через такого же подростка. Поэтому, чтобы добиться поставленной цели, а именно — как следует прочистить мозги современным недорослям, автор знакомит нас с тринадцатилетней девочкой Женей Осинкиной, которую под благовидным предлогом провозит по всей России (от Москвы до глухой сибирской деревушки) на чёрной генеральской «Волге» с двумя водителями-«афганцами». Правда, в то, что девочке тринадцать лет, верится с большим трудом, как ни старается убедить нас в этом Мариэтта Омаровна. Мыслит и ведёт себя Женя как взрослый и достаточно опытный человек. За время пути перед девочкой разворачивается удручающая картина убогой, умирающей России. Из разговоров с разными людьми Женя узнаёт правду про первую и вторую чеченские кампании, рэкет на сибирских дорогах, коррумпированность ГИБДД и т.д., и т.п. (см. вчерашние газеты). Она видит тысячи гектаров незасеянных земель, заросшие лебедой поля, остановленные заводы (Юрюзань), с ужасом обнаруживает, что в провинции «с десяти лет уже все пьют». Она слышит, как взрослые спорят о российском гимне: «Я никогда не встану под этот гимн…» <…> «Сталинский гимн не может быть гимном свободной России». Ей рассказывают о методах работы милиции, о том, как «выколотили признание» у обвиняемого в убийстве, применив так называемый «слоник» — противогаз с зажатым шлангом. Ключевая фраза романа: «плохи дела в стране, если детям выпадает исправлять ошибки правосудия». Чтобы оправдать невинного, именно тринадцатилетней Жене предстоит найти истинного убийцу.

Стремясь показать, сколь широк диапазон приложения сил подрастающего поколения, Чудакова считает своим долгом осветить все-все стороны жизни. В книжке ведутся разговоры о проститутках, киллерах, футбольных фанатах, скинхедах, байкерах, о чистоте русского языка, романе Булгакова… Словом, куча мала да и только. Читатели пополнят свои знания об особенностях российского уголовного кодекса и американской конституции. Некоторые особенно важные слова и понятия автор выделяет курсивом — например, «гибель генофонда».

Решившись на серьёзный разговор с подростками, Чудакова избрала самые беспроигрышные литературные жанры — детектив (расследование зверского убийства девушки Анжелики) и путешествие (Радищев отдыхает!). Детективная составляющая сюжета довольно примитивна и строится на банальном сокрытии имеющихся фактов. Писательница просто не сообщает некоторые важные сведения, известные всем, кроме тех, кто начал чтение книжки с начала, а не с конца. Недоговорки эти раздражают ещё и потому, что до странного телефонного звонка из далёкого Тюкалинска (на шестнадцатой странице) и последующего сумбурного разговора сквозь рыдания о каком-то Олеге, которого отправили «на пожизненное», повествование было довольно внятным. Во всяком случае, о главной героине мы успели узнать многое, даже то, отчего её волосы растут именно так, а не иначе. Узнали мы и кое-какие подробности её школьной жизни, например, о том, что недавно она проникла в мужскую раздевалку и отрезала у мальчиков пуговицы на рубашках, о том, что она имеет в дневнике записи: «По-волчьи выла в классе»«Бегала по подвалу с мальчиками и взрывала пистоны». Узнали мы также, что «у Жени сложился такой характер, что если она за что-то бралась, то каким бы трудным и даже казавшимся невыполнимым ни было это дело — она, не останавливаясь, шла до конца», что Женя — «как танк». Без обиняков писательница даёт понять, что главная героиня книги читателю не ровня, она особенная, этакая супердевочка: «Женя не была заурядной тринадцатилетней девочкой, чья головка занята тем, чем заняты головы большинства тринадцатилетних девочек. Она обладала склонностью к анализу». И вскоре читатель — тот самый заурядный читатель, чья голова забита всякой ерундой, — в этом убеждается. Подобрав на грязном полу метро собственную фотографию, непонятным образом там оказавшуюся, Женя, подобно Штирлицу, после долгих размышлений приходит к потрясающему выводу: «кто-то задумал против неё что-то злое».

Для создания грандиозного полотна современности Чудакова не ограничивается образом одной только Жени Осинкиной. На помощь юной поборнице справедливости спешат её друзья: Ваня-опер, Фурсик, Скин… Все они — члены единой организации, некоего «Братства». Живущие в разных концах огромной России, они съезжаются по зову деятельной Жени в сибирскую деревню Оглухино, где и произошло расследуемое убийство. Оказывается, год назад их объединил всё тот же Олег, который теперь находится в заключении. «Тогда же возникла Идея. Все они были людьми, готовыми действовать — не во зло, а во благо, не для себя, а для других — для тех, кто в силу возраста, болезни или обстоятельств беспомощен и нуждается в их помощи».
Невольно вспоминается гайдаровский Тимур с его командой, которая по первому зову своего вожака собиралась на чердаке и вершила добрые дела. Вот только масштаб тимуровских дачных деяний расширен Мариэттой Чудаковой до всей России. К тому же, если у А.П.Гайдара подростки создают свою организацию, не желая оставаться в стороне от взрослых дел, то у Мариэтты Омаровны все без исключения взрослые — или преступники, или слабые, беспомощные, равнодушные люди (от матери, которая не в состоянии выслушать дочь, до генерала, который ничем не может помочь тринадцатилетней девочке, кроме как предоставить ей чёрную «Волгу» с двумя водителями). Кому, как не подросткам, приняться за дело! Тут, правда, Чудакова спешит откреститься от скинхедов и, в который раз на протяжении всего повествования проявляя навязчивый «педагогизм», включает в ряды «Братства» разочаровавшегося в своей «деятельности» Скина. А вот верный товарищ Жени Фурсик расклеивает в метро листочки: «Встань, приятель! Эти места — не для тебя. Уступи их женщинам и пожилым людям». Или: «Обязательно, обязательно придержи дверь — сзади идёт чья-то мама или бабушка!»

По пути через Россию в Жене вдруг просыпается бдительный эколог. Выйдя из машины по нужде, девочка видит, что «сосновый лес забросан большими пластмассовыми бутылками — теми самыми, про которые все знают, что они не разлагаются десятилетиями». А в Челябинске, зайдя в один из дворов, «загаженный сигаретными пачками и бутылками», Женя пристаёт к жителям дома с риторическим вопросом: «Почему вы свой двор не обиходите?» А вот пример «знания» Чудаковой подростковой психологии. По её мнению, именно так размышляет (хоть и не отдаёт себе в этом отчёта) влюблённый юноша Дима — писательница попыталась «залезть… в его красиво постриженную, плюшевую на ощупь, голову» и разглядела там «быстро-быстро, быстрей, чем в любом компьютере, бегущие строчки: Какое милое личико. Какие глупые лица у других девчонок, особенно когда они смеются во весь рот! Какой маленький ротик — будто какой-то невиданный цветочек. Как я люблю её ротик, и глазки, и тонкие бровки, и тонкие ручки, и длинные-длинные стройные ножки…»

Папа девочки Жени в самом начале романа сказал: «Книг, которые читать рано, не бывает. Бывают только такие, которые читать поздно». Жаль, что он ничего не сказал о книгах, которые лучше вообще не читать.

Ольга Мургина