наверх
Александр Етоев. Уля Ляпина, супердевочка с нашего двора: Полосатая зебра в клеточку
10 октября 2005

Етоев А. Уля Ляпина, супердевочка с нашего двора: Полосатая зебра в клеточку: [Повести] / Худож. М.Беломлинский, Ю.Беломлинская. — СПб.: Амфора, 2005. — 199 с.: ил.

Обложка книги А.Етоева «Уля Ляпина, супердевочка с нашего двора: Полосатая зебра в клеточку»

Редкий и тем более приятный случай: вторая книга автора-дебютанта (а в детской литературе Етоев, конечно, работает «на новенького») оказалась интереснее первой.

В «Планете лысого брюнета» (так называлась первая часть сериала об Уле Ляпиной) действие вертелось вокруг краденых ложек и вилок — эту дребедень следовало менять на «порошок злости», который помянутому брюнету поставляли инопланетяне, невесть откуда возникшие в последней главе. В предыдущих главах описания преступников-недотёп и сцены погонь чередовались с замысловатыми «образными выражениями» и «ретроспективными» шутками на тему пионерского детства, жизненной позиции пенсионера и дефицита товаров народного потребления. Элементы сюжета мало соотносились друг с другом, а образ супердевочки был несколько уязвим, если не сказать — сомнителен: Уля оказалась из тех героинь, что быстро растут, но медленно умнеют.

«Полосатая зебра в клеточку» получилась «собраннее» по сюжету, поскольку весь он так или иначе «организован» вокруг уникального копытного. Эту зебру, полоски на которой расположены не поперёк, а вдоль, папа прислал из Африки мальчику Герке, живущему возле Чёрного моря. Конечно, удивительным животным пристально интересуются разные нехорошие люди: «килечно-томатный магнат» Омохундроедов, выдающий себя за профессора, чучельщик Люлькин, помешанный на дельтапланах, криминальный «авторитет» местного масштаба Телепалов и другие гнусные типы — от пляжного фотографа Гоблина до малолетних хулиганов Юсупа, Мыколы и Японца. Все они норовят украсть и перепродать зебру в обход конкурентов, а потому не брезгуют никакими бандитскими приёмами. Естественно, Уля бросается на защиту справедливости, помогает хорошим людям спрятать зебру в безопасном месте и окончательно разрушить планы жадных вымогателей, спекулянтов и других «бизнесменов». Впрочем, надо заметить, что главная роль в борьбе с причерноморскими «мафиози» достаётся всё-таки не Уле, а другой, ещё более колоритной супергероине — козе Бахане.

«Зебра» гораздо ровнее «Брюнета» и по манере повествования: нелепо-вычурных «имажинизьмов» стало меньше, шутки сделались актуальными и уже не нуждаются в комментариях историка. Забавны и притом справедливы злые выпады в адрес «шоу-бизнесменов», «питерских авантюристок», «королей шансона» и прочих «мастеров фанерной живописи», а пропаганда«позитивного рока вместо барачно-баландного пессимизма» выглядит даже трогательно.

Не грех похвалить теперь и приёмы етоевской прозы, в меру традиционной и в меру «митьковской». «Море было такое большое, что даже белые точечки кораблей превращались из белых в чёрные, пока достигали дальней, едва заметной линии горизонта. <…> Больше моря были только воздух и небо, наполненные лучами солнца и белыми длиннокрылыми птицами». И ловкая отсылка к опыту мастеров отечественной беллетристики, и писательская наблюдательность, и пара изящных, едва заметных смысловых сдвигов — всё это остроумно и уместно.

Ещё одно достоинство Етоева — уморительно смешные типажи. Жаль только, что их слишком много: количество вредит качеству — у иных персонажей нет ничего, кроме выразительного прозвища (Фёдоров Мщу-за-Всех, Васильев Кожаные Штаны), и непонятно, зачем они вообще введены в повествование. Так, например, спайдермен Семечкин — совершенно «нулевой» персонаж; Уля вполне могла бы обойтись без его «орбит-супермоментов», тем более что в повести уже имеется один чокнутый летатель — Люлькин с его дельтапланами. Незачем превращать повесть в кунсткамеру с коллекцией курьёзов; от лишних типов можно и нужно избавляться.

И ещё, к сожалению, Етоев молчит о самом главном. Как описывать всяких чудаков, балбесов и моральных уродов, так это всегда пожалуйста! А вот объяснить, каким образом Юсуп, Мыкола и Японец, предводители трёх «враждующих гоп-компаний»,вдруг стали наилучшими приятелями, да одновременно ещё подружились с Геркой, общим злейшим врагом и конкурентом, — фигушки. Важный мотив «провисает», теряет убедительность, — и это явный просчёт, а не сознательное решение автора. Ведь полностью выведена, например, линия Гоблина: чудесное духовное перерождение пляжного фотографа вполне оправдывается всей предыдущей эпопеей с «письмом счастья». А вот внезапное перевоспитание трёх малолетних правонарушителей, которые в предыдущем эпизоде «объединились в непрочный союз» против четвёртого и «могли только плевками и взглядами выражать своё отношение друг к другу», нуждается в художественном осмыслении и оправдании.

Но в целом вторая книжка определённо выглядит привлекательнее первой. Прежде всего, зебра — лучший двигатель сюжета, чем сомнительные порошки, которыми догоняются сомнительные персонажи. Далее, Уля здесь действительно помогает хорошим людям, защищает слабых, а не просто носится туда-сюда. И наконец, в толпе обормотов, которые окружают супердевочку, встречаются весьма симпатичные лица и козьи морды!

Мария Порядина