наверх
Лёвшин В.А. Магистр Рассеянных Наук
24 октября 2009

Лёвшин В.А. Магистр Рассеянных Наук: Математич. трилогия / Худож. А.Марочкова. — М.: Изд. Дом Мещерякова, 2010. — 415 с.: ил.

 

Содерж.: Диссертация Рассеянного Магистра; Путевые заметки Рассеянного Магистра; В поисках похищенной марки.

Приятно сознавать, что в нашем отечестве есть профессионалы, готовые работать на опережение. 2010-й ещё не наступил, а Издательский Дом Мещерякова уже выпустил в свет помеченные этим годом книги.

«Магистр Рассеянных Наук» — одна из них. В данном случае (впрочем, как обычно) ИДМ остался верен своему принципу: возвращать читателям лучшие книги минувших лет. Математическая трилогия учёного и писателя Владимира Артуровича Лёвшина — это и есть то лучшее, что было у нас в далёком советском детстве.

В издательском анонсе говорится, что благодаря «Магистру» «выросло не одно поколение математиков», но, с моей точки зрения, это несколько приуменьшает заслуги трилогии перед читателями. В том-то и дело, что, начиная с первой публикации «Магистра» в 1970 году, его с одинаковым интересом читают и «физики», и «лирики».

Читателям, склонным к точным наукам, книга предоставляет обширнейшее поле для приложения своих способностей в решении разнообразных заковыристых задач. Что же тогда находят на страницах математической трилогии гуманитарии? Занимательный сюжет? Яркие образы? В этом отношении лёвшинская книжка может показаться довольно заурядной, если бы не одно «но». «Магистр» невероятно заразителен! С первых же страниц автор, подобно мастеру детективного жанра, «цепляет» читателя и заставляет его беспрекословно следовать за собой. Для этого он выстраивает затейливый маршрут, напуская, где надо, тумана, подбрасывая прямые и ложные улики, часто уводя в сторону, но неизменно помогая вернуться на правильный путь. И хотя гуманитариям не всегда ясно, каким образом решаются встающие перед героями задачи, следить за обнаружением улик и последовательно разбирать их вместе с автором сначала бывает просто любопытно, а потом… затягивает. Примерно к середине книги эта своеобразная интеллектуальная зарядка становится прямо-таки насущной необходимостью.

Если «лириков» Лёвшин пытается хотя бы вовлечь в свой математический марафон, то «физикам» открывает необозримые перспективы для самовыражения и самосовершенствования. Решение многих задач и теорем он намечает лишь пунктирно, указывая, однако, направление поиска, следуя которому, любой желающий может самостоятельно отыскать разгадку. (Здесь надо отдать должное Издательскому Дому Мещерякова и художнику Александре Марочковой, позаботившимся о такой возможности. Для увлечённых решателей головоломных задач они выделили широкие и почти ничем, кроме небольших рисунков и редких клякс, не занятые поля, на которых с помощью карандаша можно поупражняться всласть.)

Наконец, в трилогии есть ещё кое-что, объединяющее читателей с разными интеллектуальными запросами. Я имею в виду тот историко-культурный фон, который тщательно подбирается и поддерживается автором на протяжении всей книги. Любому — и технарю, и гуманитарию — не помешает запомнить, что Александр Македонский был учеником великого Аристотеля, и что именно полководец основал город, ставший на долгие века центром развития передовой науки, — Александрию. С пользой для себя подростки узнают и о том, каким образом связаны имена Евклида и Лобачевского, Птоломея и Коперника, Ньютона и Эйнштейна, или, например, о том, кто такие перипатетики…

Вот вам ещё один пример работы на опережение: насыщать юные умы информацией, которая по-настоящему будет ими задействована лишь спустя годы, а то и десятилетия.

Надеюсь, новое поколение читателей полюбит переизданного «Магистра», а он, как и прежде, станет всячески способствовать их всестороннему опережающему развитию.

Ирина Казюлькина