наверх
Рассел Хобан. Мышонок и его отец
27 марта 2006

Хобан Р. Мышонок и его отец: [Роман] / Пер. с англ. А.Блейз. — М.: Открытый Мир, 2006. — 221 с.

Обложка книги Р.Хобана «Мышонок и его отец»Обложка англ. изд. книги Р.Хобана «The Mouse and His Child»

Стоило немного опомниться после «готических» ужасов сказки Филипа Пулмана «Часовой механизм, или Всё заведено», как опять перед нами книга, герои которой — заводные игрушки. Не иначе, само Провидение подаёт тайный знак; только это и остаётся предположить, когда из последних сил пытаешься освоить и «переварить» смысловую насыщенность романа Рассела Хобана (род. в 1925 году) «Мышонок и его отец» («The Mouse and His Child», 1967). При ближайшем рассмотрении выясняется, что эта бесспорная «классика детской литературы», в чём единодушно уверяют нас все доступные справочники, есть отнюдь не детская притча о пути и обретении свободы.

В отличие от сказки Пулмана, роман Хобана про заводных мышей лишён «готических» черт, хотя в своё время именно интерес к готике заставил его автора, уроженца Филадельфии, сына евреев-эмигрантов из Украины, перебраться на постоянное место жительства в Лондон. «Я издавна обожал английские рассказы о привидениях», — признавался Хобан, перечисляя любимых авторов: Шеридана Ле Фаню, Артура Мейчена, М.Р.Джеймса… Однако роман «Мышонок и его отец», написанный ещё в Америке, — не «готическая», а скорее, «рождественская» история (по крайней мере, внешне), отдалённо напоминающая сказки Х.К.Андерсена и повествующая о нелёгком, полном опасностей странствии двух стойких жестяных мышей — отца и сына, от рождения не только не способных передвигаться без посторонней помощи (завода), но и навсегда «спаянных» друг с другом.

Это «первый мой настоящий роман, — писал Хобан, — хотя по видимости — детская книжка». Возможно, именно поэтому русский перевод «Мышонка…» вышел совсем без иллюстраций, со строгой, аскетически оформленной обложкой. Представить себе читателя подобной книги трудновато, и вряд ли это ребёнок. Затейливая литературная игра, на которой построен роман, требует серьёзной подготовки и рассчитана на богатый культурный опыт, хотя событийный ряд рассказанной писателем истории, вероятно, не исключает простодушного восприятия, раз уж оказалось возможным переложить её на язык кино, пусть и мультипликационного. И всё же книга Хобана не для тех, кто, по словам самого писателя, «читает, шевеля губами»; что греха таить, таких и среди взрослых немало.

Следя за остро драматичными перипетиями мышиных скитаний, за тем, как маленькие (ничто в сравнении с бездной, отделяющей их от Сириуса, ярчайшей из звёзд), но несомненно разумные существа мучительно пытаются осознать самоё себя, собственное предназначение и в конечном счёте отыскать своё счастье, взрослый ребёнок внутри нас воскликнет: всё это слишком мало похоже на сказку и слишком явно — на жизнь! Мысль о том, насколько не мыши, но люди способны к «самозавождению», повергнет в тоску и уныние всякого не желающего взрослеть «инфантила» и расстроит его отлаженный человеческий механизм. Тут не спасёт даже «фирменное» хобановское чувство юмора, которое неизменно отмечают все критики.

Чувство юмора потребуется скорее от самих читателей, когда они доберутся до конца книги и прочтут две статьи, заботливо присовокуплённые издательством, одна из которых — «Шаман и самая сутьность того, что есть быть» — трактует роман о заводных мышах с точки зрения адвайта-веданты (что б ни значили эти слова).

Но разумеется, «учёными» статьями можно и пренебречь. Заглянув в самый-самый конец, мы узнаем, что издательство «Открытый Мир» готовит целую серию взрослых и детских книг Рассела Хобана, «одного из самых причудливых писателей XX века», до последнего времени совершенно не известного русскоязычной публике. В частности, нам обещаны две его книжки-картинки для детей 5-7 лет — «Морской чудёнок» и «Лев Джима». Эта информация выглядит и вправду заманчиво, потому что Хобан, сколько бы замысловатых толкований ни порождали его книги, бесспорный классик прежде всего детской литературы.

Алексей Копейкин