наверх
Григорий Кружков. Письмо с парохода
30 сентября 2010

Кружков Г. М. Письмо с парохода : [стихи] / Григорий Кружков ; иллюстрации Татьяны Кормер ; [предисл. М. Яснова]. — Москва : Самокат, 2009. — 79 с. : ил. — (Поэтическая серия «Самоката»).

Что отличает поэта от всех остальных людей? Глупый вопрос.

Всё, буквально всё. Обычный человек смотрит вокруг себя и видит: как с дерева падает яблоко… как ворона взлетает с соседской крыши… как из крана течёт вода, заливая грязную посуду… Видит и ничему не удивляется. Поэт видит всё то же самое, вот только воспринимает каким-то недоступным нам образом. Падающее яблоко для него — космический корабль, а внутри — астронавт-червяк, который несколько секунд спустя приземлится на родную планету. Любую ворону поэт понимает с первого взгляда и сочувствует: в морозный день у всех, кто по необходимости расправляет крылья, обязательно мёрзнут подмышки. А уж вода и грязная посуда для него — просто неиссякаемый источник разнообразных эстетических удовольствий:

Если я струю воды
Ложкою расквашу,
То получится
Фонтан
«Водяная чаша».
Если ложку повернуть
Тыльной стороною,
То получится дворец
С крышей водяною.

«Стихи, написанные
вилкой по воде»

Такие вот они странные — стихотворцы. А порой и вовсе несут что-то несусветное:

Один учёный садовод
Усовершенствовал
Компот.
Он клал в него
Пучок редиски
И разливал
В большие миски.

«Учёный садовод»

Чепуха, не правда ли? Между тем, даже чепуха способна обернуться у поэта неоспоримой истиной или хотя бы забавной словесной игрой. Вообще, иногда кажется, что мы и поэты — жители разных стихий. Мы с вами живём на земле — твёрдой, надёжной, незыблемой. А поэты плывут на кораблях где-то там, в океанских просторах. И лишь иногда вспоминают о нас и пишут письма.

Григорий Кружков — настоящий поэт. И его послания время от времени до нас доходят, о чём мы с удовольствием всех извещаем (см., например: Григорий Кружков. Рукопись, найденная в капусте). На сей раз в качестве почтальона выступило издательство «Самокат», которое ради доставки писем с парохода Григория Михайловича ненадолго согласилось поработать водным велосипедом.

Ирина Казюлькина