наверх
Бородицкая М.Я. Прогульщик и прогульщица
10 июня 2013

Бородицкая М.Я. Прогульщик и прогульщица: Стихи для детей и не только / Худож. И.Иванова. — М.: Самокат, 2007. — 79 с.: ил.

Если попытаться навскидку назвать лучших современных детских поэтов, одним из первых вспомнится имя Марины Бородицкой. И не случайно. Ясные, звонкие стихи Марины Яковлевны не только хороши с точки зрения «чистой поэзии», но и верны с точки зрения «просто жизни». Это стихи, которые мы читаем с удовольствием и которым верим, потому что узнаём в них себя. Они так созвучны нашим мыслям, что даже странно: почему эти простые до очевидности слова сказаны не нами? Как легко и весело можно описать странное, немного пугающее, почти мистическое превращение настоящего в прошлое! Вот оно, свершилось:


И за ночь выпавший снежок
Ещё так ровно-бел,
И прошлогодний пирожок
Ещё не зачерствел!

(«Новый год»)

Слова и вправду самые обыкновенные, зато стихи из них складываются непростые. Даже те, в которых нет «секретного» второго плана, существуют не только здесь и сейчас. Слишком многое на них отзывается и, прежде всего, — наше детство.

Уселся воробышек
Рядом со мной.
— Не трусишь? — спросил я, —
Ты что же, ручной?

— Я дикий! — сказал он,
Взлетев на скамью, —
Бросай бутерброд,
А не то заклюю!

(«Вот такой воробей»)

Маленький сборничек с сентиментально-озорным названием «Прогульщик и прогульщица» издательство «Самокат» адресует не только детям, и это прямо указывается: один раз на титульном листе и дважды — в библиографическом описании. Издатели правы. Возрастной диапазон сборника чрезвычайно широк: от детсадовского «Убежало молоко» до совершенно взрослого стихотворения «Мой дом»:

Мой дом на Пушкинской сломали,
Пустырь забором обнесли,
В пятиугольной нашей зале
Звезду небесную зажгли.

Вдохну вечерний воздух влажный,
Приму столичный, праздный вид,
А в горле ком — пятиэтажный,
Оштукатуренный, стоит.

Некоторые стихи наверняка потребуют пояснений, ведь нынешние дети вряд ли знают, что это за «позабытые игрушки»:

Сел на папу младший брат
И поехал на парад.
У него в руках вертушка:
Палка, гвоздь, четыре ушка.

(«Вертушка»)

Отчётливая ностальгическая нотка часто присутствует в стихах Бородицкой, но бояться не нужно: тосковать Марина Яковлевна и сама не умеет, и читателям не позволит. А приметы прошлого — всего лишь ключик к внутреннему миру героя, читателя, автора.
Бородицкая всегда искренна, а подчас настолько откровенна, что возникает неожиданное чувство родства с поэтом и его стихами, а через них — уже со всем миром.

Книжка невелика, и некоторая пестрота содержания неизбежна: стихотворения широко известные и недавно написанные, детские и «на вырост», о щенках и колдуньях, о первой любви и последнем снеге, стихи-воспоминания и стихи-мечты… Тем значительнее заслуга художника Ирины Ивановой, чьи рисунки, страница за страницей, собирают это разнообразие в гармоничное целое.

Содержание сборника вынесено за пределы книжного блока, на форзацы. Нехитрый ход, но он привносит в чтение элемент игры, расширяет книжное пространство и, охватывая стихи с двух сторон, подчёркивает единство формы и содержания.

* * *

12 декабря 2007 года на Первом московском фестивале детской литературы, в рамках которого вручались литературные премии имени Корнея Чуковского, Марина Бородицкая получила специальный приз читательских симпатий «Золотой крокодил».

Лариса Четверикова