наверх
Мария Кондратова. Ночная Мышь, или Первый полёт
21 февраля 2007

Кондратова М. Ночная Мышь, или Первый полёт / Худож. Т.Казмирук. — М.: Центр «Нарния», 2007. — 223 с.: ил. — (Сундук сказок).

На первый взгляд, сказка Марии Кондратовой выглядит вполне симпатично. Читается легко и даже с удовольствием. А история взросления маленькой летучей мышки по-настоящему захватывает своими «жизненными коллизиями».

Кондратова в самом деле неплохой рассказчик. И даже, в определенном смысле, решительный и смелый. Она не побоялась наполнить сказку реалиями современной жизни: в её Нечаянном Лесу формируются партии, происходят судебные разбирательства, а демагоги и шарлатаны (в лице Вещей Птицы Людмилы) охмуряют доверчивую публику. В рамках детской книжки подобные двусмысленные «намёки» смотрятся порой нелепо, но, как правило, не вызывают особого отторжения. Зато личные наблюдения, чувства и переживания, которыми писательница рискнула поделиться со своими героями, добавляют сказке занимательности и сердечности. Ну, скажем, я почти уверена, что образ Печальной Ики, мечтательницы и чудачки, списан, что называется, с натуры. Да, Печальная Ика — всего лишь корова, огромная серая корова, бродящая по лесу в поисках сочной травы. Но какая бездна треволнений разрывает ей сердце, сколько грёз и фантазий теснится в её рогатой голове. Боже мой, как это знакомо! Или Верёвочный Заяц, тот самый, что подобрал маленькую беспомощную мышку и удочерил её, — как много в нём от современного родителя, который изо всех сил стремится помочь взрослеющему чаду отыскать своё призвание. Или сама Ночная Мышь — узнаваемый современный ребёнок с обычными его комплексами и проблемами.

И всё же по мере освоения сказочного мира Марии Кондратовой меня то и дело охватывали сомнения и недовольство. Почему, например, спрашивала я себя, лесной заяц мечтает стать морским волком, и где в своей глуши он нашёл романы о пиратах? Каких таких, интересно, пиратах — заячьих, что ли? Зачем летучей мышке ночной горшок и откуда она знает, что он украшен не какими-нибудь рисунками, но короной и вензелями (не каждый человеческий ребёнок знает, что такое вензеля)? С какой стати в обычном (пусть и сказочном) лесу, вдруг появляется совершенно не лесное и вообще ни на что не похожее Мелкое-Вредоносное-Создание?.. На все эти вопросы я так и не нашла разумных ответов.

К сожалению, такова беда многих начинающих (и не только начинающих) авторов. Не умеют они создать цельный, продуманный и логически непротиворечивый сказочный мир. Это ведь только кажется, будто в сказке может происходить всё что угодно. Отнюдь. Здесь более, чем в каком-либо другом литературном пространстве, всё должно быть чётко и даже жёстко организовано. Что, в свою очередь, вовсе не исключает головокружительного полёта фантазии.

Однако не будем слишком строги к Марии Кондратовой. Кто знает, какое писательское будущее её ждёт.

Ирина Казюлькина