наверх
Ричмал Кромптон. Этот Вильям!
04 февраля 2007

Кромптон Р. Этот Вильям! / Пер. с англ. М.Арсеньевой; Ил. В.Иванюка. — М.: Время, 2007. — 352 с.: ил.

Что общего между гринвичским временем и английским юмором? Многое. Национальная принадлежность, например. А ещё — всеобщность и эталонность. Каждая страна живёт по своему, местному времени. Но всемирное всегда определяется по Гринвичу. Так и с юмором. Он, конечно, может быть немецким, французским, американским, но образцом и, так сказать, нулевым меридианом для всего цивилизованного человечества является английский.

Ричмал Кромптон и Вильям Браун — два имени, одно из которых принадлежит английской писательнице, а другое — её герою, и оба имеют самое прямое отношение к английскому юмору. Русским читателям до последнего времени они мало что говорили, зато в Англии их знают давно. Забавные истории о Вильяме стали появляться в печати примерно с начала 1920-х годов и до конца 1960-х выходили с завидным постоянством. Читатели взрослели, поколения сменялись, но Вильям, по воле автора, оставался неизменным: ему всегда было одиннадцать лет, он всегда сталкивался со сложными жизненными обстоятельствами, которые стойко преодолевал, как и подобает истинному британцу, и всегда заставлял читателей смеяться.

Надо отдать ему должное — делал он это изобретательно. В высшей степени приличную благотворительную акцию Вильям мог превратить в шумную потасовку. Он мог испытать себя в роли психотерапевта и посредством жалких остатков полузасохшей краски спасти пару безнадёжных пациентов. Наконец, он мог выдать себя за потомка великого Шекспира — но не для бренной славы и утомительных почестей, а исключительно из сострадания к заблудившимся американским туристам.

Он многое мог, этот Вильям! И делал — по мере своих скромных сил и, конечно, возможностей самой Ричмал Кромптон. Англичане оценили их совместные усилия по достоинству: в современной Великобритании имеют хождение 38 (!) сборников о Вильяме Брауне, а именем писательницы там называют клубы.

Обретёт ли мисс Кромптон восторженных поклонников у нас, в России? Можно не сомневаться. И пусть кто-то не сразу оценит её чуть старомодную викторианскую манеру повествования (не всем же шутить «по Гринвичу»!), настоящие поклонники английского юмора наверняка не оставят эту книгу без внимания.

Ирина Казюлькина