наверх
Эраст Кузнецов. Медведь летит, хвостом вертит
21 декабря 2007

Кузнецов Э.Д. Медведь летит, хвостом вертит: Рассказы о художнике Юрии Васнецове / Оформл. А.Веселова. — СПб.: ДЕТГИЗ-Лицей, 2007. — 240 с.: ил.

Обычно биографические книги, даже самые хорошие, чуточку попахивают архивом. Видно, как автор пришёл, изучил, собрал материал… В этом смысле «Рассказы о художнике Юрии Васнецове» — редкое исключение.

Где-то к середине текста начинаешь думать: а кем, собственно, доводится Эраст Давыдович Кузнецов, написавший эту книгу, Юрию Алексеевичу Васнецову? И дело не только в том, что фактический материал присутствует чрезвычайно густо, буквально в каждой строчке. Главный эффект заключается в интонации, с которой рассказана история жизни и творчества. Это сделано как-то «изнутри» — не так, как пишут про знаменитого человека, а так, как рассказывают близким знакомым про близкого знакомого или, может быть, даже родственника. Нет-нет, никакое бестактное панибратство тут не присутствует. Есть только доверительность и такое владение материалом, когда он перестаёт быть просто источником информации, но превращается в семейную легенду, дружескую проделку, профессиональную перепалку…

О профессиональном подходе нужно сказать особо. Нередко биографическая книга об учёном, писателе, художнике долго прикидывается увлекательным повествованием, а как только дело доходит до профессии героя, превращается в научный трактат, способный отвратить любого «рядового» читателя. Эрасту Кузнецову удалось избежать этой беды. В его рассказах, которые откровенно, с первой страницы рассчитаны на обычного живого человека — взрослого, молодого, даже юного — в его очень плавных рассказах линия профессиональных проблем искусства вплетена, как ленточка в косичку, то есть мелькает тут и там, не выбиваясь из общего повествования. При этом каждую минуту мы понимаем, что речь идёт именно о художнике, особенном человеке, способном видеть мир по-своему.

Разумеется, история началась с детства, когда сын провинциального священника, крепкий весёлый мальчик из семьи дружной, но не слишком учёной, начал по непонятным причинам всё вокруг себя «мазать». «Расписал свою комнатку. Четыре стены — четыре времени суток; лес, поля, заяц, птицы на ветвях. Да ещё трубу печную обернул корой, приделал сучья и посадил птичье чучело. А на полатях навёл голубое небо с белыми облаками».

Ю.А.Васнецов. Котик. 1938. Цветная автолитография. 57,8 х 45Неуважительное слово «мазать» художник Васнецов сохранил на всю жизнь. Так он называл свою живопись и никогда — книжные работы. А живопись была незаурядная. Кто бы мог подумать, что автор наших обожаемых, из детства и навсегда пришедших медведей, котов, петухов, заснеженных избушек и пряничных лошадок некоторое время был учеником Малевича? Последователем не стал. Сквозь всю столичную круговерть художественной революции двадцатых годов XX века проделал мучительный путь от себя к себе и сумел наполнить бесхитростный и светлый детский взгляд глубоким профессиональным мастерством.

К сожалению, полиграфическое исполнение репродукций в книге о художнике Васнецове небезупречно. Но увидеть можно многое. Не только любимых медведей, но наброски разных лет, пейзажные зарисовки, воспроизведение живописных работ и даже листы из иллюстраций к сказке «Конёк-горбунок», из-за цензуры так и не вышедшей в свет в том виде, в котором задумывал её художник.

Ирина Линкова